пятница, 24 апреля 2015 г.

Александр Дунин-Горкавич. Северный морской путь. Койданава. "Кальвіна". 2015.





    Александр Александрович Дунин-Горкавич – род. 10 (22) апреля 1854 г. в волостном центре Ружаны (Рожана) Слонимского уезда Гродненской губернии Российской империи, в католической семье губернского секретаря, герба Лебедь или Дунин (Датчанин).
    После окончания Гродненской классической гимназии Александр учился в Лесном училище в с. Лисино Санкт-Петербургской губернии, которое окончил в 1873 г. и ему были присвоены специальность – техник-лесовод и звание – лесной кондуктор (низшая техническая должность). Начало профессиональной карьеры началось в Царскосельском лесничестве.
    В 1875 г. Дунин-Горкавич был призван на военную службу в лейб-гвардии гренадерский полк имени Его Императорского Величества Александра II. Принимал участие в русско-турецкой войне 1877-1878 гг. (в том числе в битве под Плевной) в звании унтер-офицера и был награждён медалью «За храбрость».
    Затем Дунин-Горкавич служил лесничим в Самарской, Нижегородской и Рязанской губерниях. В июне 1890 г. Александр приказом по корпусу лесничих России получил назначение в Тобольскую губернию, где возглавил Самаровское лесничество. Тобольской губернии. Служил губернским лесничим, чиновником особых поручений при министре земледелия, произведен в чин действительного статского советника. Являлся действительным членом Западно-Сибирского отдела Императорского Русского Географического Общества, Общества судоходства и Тобольского губернского статистического комитета. В 1896–1897 гг. возглавил подготовку и проведение всеобщей всероссийской переписи населения в Сургутском округе, за что был удостоен бронзовой медали «За труды по первой всеобщей переписи населения в 1897 году».
    В 1898 г. ответил согласием на предложение «без отрыва от производства» провести обследование лесных ресурсов на территории нынешней Югры. По подсчётам разных биографов, за 5 лет длина его исследовательских маршрутов составила от 27000 до 50000 км Итогом стали известные карты Тобольского Севера с подробным нанесением почти всех населённых пунктов и рыболовных угодий региона. За активную научную и общественную деятельность в 1903 г. Дунин-Горкавич был избран пожизненным членом Императорского Русского Географического Общества, был удостоен малой золотой и большой серебряной медалей имени Н. И. Пржевальского, награждён дипломами и почётными грамотами региональных и всероссийских союзов, торгово-промышленных и кустарно-промысловых выставок. 13 мая 1910 г. в Петербурге на заседании Географического общества было принято решение одному из северных островов в дельте Оби, впервые нанесённому на карту А.А. Дуниным-Горкавичем, присвоить имя первооткрывателя, был награждён несколькими орденами Российской империи – Святой Анны, Святого Владимира, Святого Станислава, Серебряной медалью Александра Невского на ленте.
    После смены власти в 1917 г. Александру пришлось послужить помощником начальника Тобольского управления земледелия, научным консультантом нескольких учреждений – Уральской плановой комиссии исполкома Тобольского окружного совета рабочих и крестьянских депутатов, экспедиции Внешторга для научно-экономического обследования Обь-Печёрского Севера, Тобольской конторы Центросоюза, Обьгосрыбтреста, Тобольского окружного Комитета Севера при ВЦИК РСФСР, в специальной секции Уралплана, читал курсы оленеводства и краеведения в Тобольском зооветеринарном техникум. Научная и общественная деятельность в эти годы в протекала в рамках Общества изучения края при Музее Тобольского Севера, где А. Дунин-Горкавич получил звание почётного члена. Президиум Академии наук СССР зачислил А.А. Дунина-Горкавича в категорию учёных союзного значения и установил пожизненную персональную пенсию.
    Скончался Александр Александрович Дунин-Горкавич 9 января 1927 г. в Тобольске, где и похоронен.
    В 2000 г. в новом районе г. Ханты-Мансийска появилась улица Дунина-Горкавича. С 2005 г. департамент природных ресурсов и несырьевого сектора экономики проводит ежегодную научно-практическую конференцию имени А. А. Дунина-Горкавича. 15 июня 2007 г. в г. Ханты-Мансийске был открыт памятник А. А. Дунину-Горквичу (скульптор Владимир Саргсян). 11 сентября 2010 г. был открыт музей А. А. Дунина-Горкавича в его тобольском доме, где он проживал и скончался. Установлен памятник на могиле А. А. Дунина-Горкавича в г. Тобольске




     Труды:

    Состояние лесов Севера Тобольской губернии; эксплуатация их в настоящем и возможная в будущем. // Ежегодник Тобольского Губернского Музея. Вып. VI. Тобольск. 1896.
    Север Тобольской губернии. Опыт описания страны, ее естественных богатств и промышленной деятельности ее населения. Тобольск. 1897. 208 с. /Тобольский Губернский Музей. Вып. VIII./
    Географический очерк Тобольского Севера. (Доклад, читанный 22 апреля 1903 г. въ Императорском Русском Географическом Обществе). // Известия Императорского Русского Географического Общества. Т. XL. Вып. 1. СПб. 1903.
    Кратчайший транзитный путь Обь-Кама. СПб. 1903. 20 с.
    Современное положение обского рыболовства на Тобольском Севере. // Русское судоходство. № 6. СПб. 1903. С. 88-109.
    Тобольский Север. 1903. 8 с.
    Географический очерк Тобольского Севера. (Доклад, читанный 22 апреля 1903 г. в Императорском Русском Географическом Обществе). СПб. 1904. 54 с. /отд. отт./
    Очерк народностей Тобольского Севера. СПб. 1904. 77 с. /Отд. отт. из Известий Имп. Рус. Геогр. общества, т. 40, вып. 1./
    Тобольский Север. Т. I. Общий обзор страны, ее естественных богатств и промышленной деятельности населения. СПб. 1904. 78 с.
    Справочная книжка Тобольской губернии. Приложение к карте Тобольской губернии. Карта и книжка сост. по последним сведениям, собр. до янв. 1904 г. Тобольск. 1904. – 160 с.
    Обзор современного положения и нужд Тобольского Севера. Тобольск. 1905. 33 с.
    По поводу статьи «Проект казенной эксплуатации Оби». По поводу статьи «Комиссия о рыбопромышленных рабочих Обского района. Тобольск. 1905. 8 с. /Отд. отт. из Ежегодника Тобольского губернского музея, вып. 14, 1904-1905 гг./
    Инородцы Тобольского Севера. Этнографический очерк. (Содержание изготовленной для печати рукописи). Тобольск. 1906. 8 с.
    К вопросу об улучшении водного пути между г.г. Тюменью и Тобольском и о проведении железной дороги между этими пунктами. Тобольск. 1906. 16 с. /Отд отт. из Ежегодника Тобольского губ. музея. Вып. 15. 1906 г./
    Этнографический состав населения Тобольской губернии в 1904 году. (Составлено по официальным данным). Тобольск. 1906. 5 с. /Извлечение из № 6 Тобольских губернских ведомостей за 1906 г./
    К вопросу о возможности сельскохозяйственной культуры на Тобольском Севере и о колонизации последнего. Тобольск. 1907. 52 с.
    Наставление к ведению огородной культуры. Тобольск. 1907. 13 с.
    Необходимость открытия порто-франко в устьях рек Оби и Енисея. Доклад, читанный 30 апреля 1907 г. в чрезв. общ. собрании Тобольской гор. думы. Тобольск.. 1907. 48 с.
    Тобольский рыбный рынок и итоги рыбопромышленности на Тобольском Севере. Тобольск. 1907. 23 с. /Отд. отт из Ежегодника Тобольского губернского музея за 1906 г. Вып. 16./
    Нужды Тобольского Севера и меры для их удовлетворения. Тобольск. 1908. – 85 с.
    Современное состояние сельского хозяйства на Тобольском Севере. Тобольск. 1908. 42 с.
    Географическое описание низовьев реки Оби и условия судоходства. СПб. 1909. 86 с. /Отд. отт. из Записок по гидрографии. 1909 г. Вып. 31./
    Материалы по исследованию низовьев рек Оби, произведенному в 1908 году в промыслово-экономическом, географическом и судоходном отношениях. Тобольск. 1909. 9 с.
    Северный морской путь из Атлантического в Тихий океан. СПб. 1909. 81 с. /Отд. отт. из журн. Русское судоходство за 1909 г./
    Доклады по вопросам рыболовства в Тобольской губернии. Тобольск. 1910. 57 с.
    Тобольский Север. Т. II. Географическое и статистико-экономическое описание страны по отдельным географическим районам. Тобольск. 1910. 57 c.
    Русско-остяцко-самоедский практический словарь наиболее употребительных слов. Тобольск. 1910. 58 с.
    Опытное сельскохозяйственное дело на Тобольском Севере. Тобольск. 1911. 17 с. /Отд. отт. из Школьного отд. №№ 5-6 за 1911 г./
    Тобольский Север. Т. III. Этнографический очерк местных инородцев. Тобольск. 1911. 51.
    Сельское хозяйство на Тобольском Севере в 1911 году. Тобольск. 1912. 33 с. /Отд. отт. из Школьного отдела. №№ 25 -26 за 1911 и №№ 1-2 за 1912./
    Состояние сельского хозяйства на Тобольском Севере в 1912 году. Тобольск. 1913. 142 с. /Труды Тобольского губернского агрономического общества, вып. 14;. Труды Шестого Тобольского агрономического совещания 13-20 февр. 1913 г./
    Сведения о рыболовных угодьях Тобольского Севера. По регистрации 1914 г. Тобольск. 1915. 99 с.
    Сведения о самоедах Тобольскаго Севера. Тобольск. 1918. 12 с.
    Необходимость открытия порто-франко в устьях р.р. Оби и Енисея. // Источники, послужившие для составления статистических материалов относящихся к Северному морскому пути. Екатеринбург 1919. - 41 с.
    Предметный библиографический указатель печатных трудов по Тобольскому Северу. // Наш край. № 3. 1924. Тобольск. 1924. С. 36-46.
    Сколько примерно вылавливается населением Тобольского Севера рыбы сырца для своего пропитания и пропитания своих собак. Тобольск. 1926. /Отд. отт. из журн. Тобольский край, № 2, 1926./
    Нужды Тобольского Севера и меры для их удовлетворения. Шадринск. 1994. 71 с.
     Тобольский Север. Т. 1. Общий обзор страны, ее естественных богатств и промышленной деятельности населения. [Репринт] Москва. 1995. 78 с.
     Тобольский Север. Т. 2. Географическое и статистическо-экономическое описание страны по отдельным географическим районам. [Репринт] Москва. 1996. 427 с
     Тобольский Север. Т. 3. Этнографический очерк местных инородцев. [Репринт] Москва. 1996. 204 с.
    Сборник трудов, 1907-1911. [Репринт]. Екатеринбург. 2010. 194 с.
    Указатель имен к книге А. А. Дунина-Горкавича «Тобольский Север». [Сост. В. К. Белобородов]. Ханты-Мансийск. 1998.12 с.
    Литература:
    Общество судоходства. Журнал Комиссии по обсуждению докладов А. А. Дунин-Горкавича. СПб. 1903.
    Католог работам, предоставленным в Главное гидрографическое управление А. А. Дунин-Горкавичем. СПб. 1908. 3 с.
    Копотилов М.  Памяти исследователя. // Бюллетень общества изучения края при музее Тобольского Севера. № 1. Октябрь-Декабрь. 1927. С. 20-21.
        Копотилов М.  Памяти исследователя. // Наш край в документах и иллюстрациях. Тюмень. 1966. С. 388-390.
    М. К-в. [Копотилов М.]  Александр Александрович Дунин-Горкавич. // Уральское краеведение. Вып. 1. 1927. С. 143.
    А. А. Дунин-Горкавич. // Известие ЦБК. № 1. 1927. С. 31.
    Дунин-Горкавич Александр Александрович. // Сибирская советская энциклопедия. Т. 1. Новосибирск. 1929. Стл. 864.
    Дунин-Горкавич Александр Александрович. // Николаев В. А. Библиографы Сибири и Дальнего Востока. Биобиблиографический словарь. Новосибирск. 1973. С. 45-46.
    Исследователь Севера Александр Александрович Дунин-Горкавич. К 140-летию со дня рождения. Москва. 1995. 192 с.
    Дунин-Горкавич Александр Александрович. // Белобородов В. К., Пуртова Т. В. Ученые и краеведы Югры. Библиографический словарь. Тюмень. 1997.
    Карлюкевіч А.  “Гістарычна правільны крок” // Голас Радзімы. Мінск. 6 ліпеня 2007

    І ад удзячных сібіракоў. // Краязнаўчая газета. Мінск. № 31. Жнівень. 2007. С. 7.
*    Главный лесничий. // Ермоленко В.  Белорусы и Русский Север. Минск. 2009. С. 104-110.
    Яковлев Я.  Кто такой Александр Дунин-Горкавич? Исследователь, лесовод, югорчанин. // Аргументы и факты – Югра. Ханты-Мансийск. 26 апреля 2013.
*    Ермоленко В. А., Черепица В. Н.  400 имен: жизнеописание видных деятелей истории и культуры Гродненщины (с древнейших времен до начала ХХ века). Гродно. 2014. С. 362-365.
*    Карлюкевіч А.  Дунін-Гаркавіч Аляксандр Аляксандравіч. // Сузор’е беларускага памежжа. Беларусы і народжаныя ў Беларусі ў суседніх краінах. Энцыклапедычны даведнік. Мінск. 2014. С. 171. [В статье много грамматических ошибок, касающихся белорусского языка]
    Самар Самаед,
    Койданава.


                                                      СЕВЕРНЫЙ  МОРСКОЙ  ПУТЬ 
                                        ИЗ  АТЛАНТИЧЕСКОГО  В  ТИХИЙ  ОКЕАН
    Минувшая война с Японией показала, какую великую пользу могла бы сослужить нашему отечеству возможность перекинуть часть балтийского флота в Тихий океан северным морским путем. Северный морской путь нужен нам не только как путь стратегический, но и как путь для развития морской торговли Сибири. Немаловажное значение путь этот имеет и для иностранных предпринимателей, в виду возможно выгодного обмена дорогих фабрикатов Европы на дешевое сибирское сырье. К сожалению путь этот весьма мало обследован. Все собранные до настоящего времени сведения, за исключением исследования морского пути из Европы к устьям рек Оби и Енисея, крайне отрывочны и скудны.
    Желая ознакомить читающую публику с северными побережьями Европы и Азии, а также с опубликованными в печати работами по исследованию северного морского пути из Атлантического в Тихий океан, как с вопросом, представляющим в настоящее время современный и существенный интерес, я решил дать систематическое описание всего Северного Ледовитого океана...
                                                                     ГЛАВА  X.
                                                              От Енисея до Лены.
    [Извлечение из очерка И. В. Латкина «Енисейская губерния, ее прошлое и настоящее»]
    Описание морского берега от р. Енисея до Таймырского полуострова: Поясинский залив, Каменные острова, Таймырский залив, остров Таймыр и архипелаг островов Норденшельда. — От Таймырского полуострова до реки Лены: Таймырский полуостров, Хатангский залив и устье рек Анабары и Оленека. — Возможность и препятствия этого пути для плавания. — Поверхность и состав почвы побережий Ледовитого океана. — Тундры: Большая Низовая, Малая Низовая и Авамская. — Климат. — Флора. — Фауна. — Население побережья Ледовитого океана: тунгусы, остяки, самоеды, долганы, коряки и якуты.
    Северный Ледовитый океан на пространстве от реки Енисея до реки Лены образует многочисленные заливы, полуострова, мысы и целый ряд прибрежных островов, как одиночных, так и соединенных в группы. Морской берег от мыса Каменного имеет направление почти восточное на протяжение 160 верст до устья реки Пясины, где образуется Пясинский залив. От устья реки Пясины берег поворачивает почти на север на протяжение 80 верст до мыса Поворотного против Каменных островов. От мыса Поворотного до мыса Паландара берег тянется к северо-востоку на протяжение около 350 верст. От этого мыса, сначала к юго-востоку, а под конец к юго-юго-востоку, вдается в материк Таймырский залив, у начала которого лежит значительный неправильный, треугольной формы, остров Таймыр. Восточная сторона Таймырского залива ограничена большим Таймырским полуостровом, вдающимся в океан на 200 верст и оканчивающимся самым северным мысом азиатского материка, мысом Челюскиным, не высоким, но каменистым и обрывистым, находящимся под 77° 34 с. широты. На пути от мыса Северо-Западного (Таймырского) до мыса Челюскина лежит архипелаг каменистых островов Норденшельда. От мыса Челюскина берег поворачивает на протяжение 80 верст к югу до залива Св. Фаддея. К мысу Фаддея подходит отрог каменистых гор Бырранга, направляющихся внутрь Таймырского полуострова к мысу Челюскину. Мыс Св. Фаддея, представляющий каменный утес с прослойками гипса и покрытий мхом, служит западным входным мысом залива Св. Фаддея, вдающегося в материк около 100 верст.
    Таймырский полуостров вдается в океан на протяжение 200 верст при ширине до 100 верст; покрыт тундрами, по которым тянется отрог хребта Бырранги, имеющий до 1000 фут. высоты и обрывающийся в море многочисленными мысами.
    На тундрах Таймырского полуострова растет по большей части негодный для питания олений мох, почему полуостров почти не посещается инородцами. Протяжение морского берега от вершины залива Св. Фаддея до Хатангской губы достигает 360 вер. На восточной стороне этого берега, недалеко от входа в Хатангский залив, расположена бухта Лаптева.
    Хатангский залив имеет направление к юго-западу, длинною до 240 верст, шириною от 35 до 50 верст. В вершину залива, образующую две губы — северную и южную, впадают значительные реки: в первую — река Балахна, во вторую — река Хатанга, которая в самой губе достигает ширины от 3 до 5 верст, а глубины от 4 до 10 сажен. Глубина же Хатангского залива, достигающая при устье 9-12 саж., далее становится меньше, но не менее 21/2 сажен. Морской прилив и отлив совершаются в заливе правильно. Берега губы круты, совершенно лишены древесной растителности; местами на них лежит много наносного леса. От Хатангского залива берег идет к югу до залива Нордвик. Состоит он из твердой глины, на которой нет никакой растительности и только местами встречаются негодный для питания олений мох. Залив Нордвик, ограниченный с востока длинным мысом Нордвика, имеет направление от севера к югу длиною до 50 верст, при ширине в 25 верст, но при входе ширина его уменьшается до 10 верст; глубина его от 4 до 10 саж; грунт — песок с мелким камнем; берега круты и утесисты, лишены всякой растительности, кроме негодного для пищи оленьего моха. Выкидного наносного леса здесь совсем нет От мыса Нордвик до устья реки Анабар морской берег крутой и каменистый, имеет на протяжении 150 всрст юго-восточное направление, островов нет.
    Река Анабар при устье образует небольшую губу, в которую и вливается. От Анабарской губы морской берег тянется к востоку до устья реки Оленек. Оленекское устье достигает 10 верст ширины и от 3 до 31/4 саж. глубины и представляет хорошую гавань, непосредственно на запад от низменного аллювиального полуострова, образовавшегося из наносов Лены. Оленек берет начало среди больших лесов и его воды сплавляют до самого моря многочисленные стволы деревьев, которые выкидываются волнами на берега материка и соседних островов. Кроме лесов, долина Оленека заключает в себе минеральные богатства, между прочим нефтяные источники. На Оленеке чаще встречаются становища рыбаков и звероловов, чем на западных реках, текущих по мерзлым тундрам, па берегу же речного устья существует даже деревня - Болкалак (селение Усть-Оленекское). От Оленекского устья берег поворачивает к востоку до устья реки Лены.
    На всем протяжении морского плавания от реки Енисея до реки Лены, как прежде, так и в настоящее время, опасным местом, в смысле проходимости через льды, считается только архипелаг каменистых островов Норденшельда (западнее Таймыра).
    Почва прибрежий Ледовитого океана состоит из хряща, песку, илу или галек. В этой почве, по берегам моря или рек, попадаются слои замытых деревьев и кустов, а не редко и остатки допотопных животных. Здесь в летнюю пору верхний слой почвы оттаивает всего па пол аршина. Состоит он вообще или из буроватой глины или из иловатого песку, смешанного со щебнем, булыжником и торфом.
    Все побережье Северного Ледовитого океана покрыто или болотистыми низменностями или неприютными северными тундрами, в большинстве бесплодными и не представляющими никаких удобств для заселения, как по качеству их болотной и каменистой, почвы, так равно и по неблагоприятным суровым климатическим условиям. Типом таких северных равнин может считаться тундра Большая Низовая, расположенная к востоку от реки Енисея между правым берегом реки Енисея, левым — реки Пясиной и Северным океаном. Малая Низовая тундра находится между рекой Пясиной, Северным океаном и рекой Таймыром. Тундра Авамская лежит между р.р. Пясиной и Хатангой. Все эти три соседние между собой тундры представляют слегка всхолмленную, имеющую наклон к северу равнину, покрытую болотистыми низинами, многочисленными озерами или же каменистыми лайдами. Растительный покров этих тундр составляют: древесная сланка, мох, ягели и кое-где жалкие пучки травы; впрочем в южных частях тундр встречаются низкорослые кустарники и невысокие, до 5 и менее футов, деревья, с искривленными стволами, преимущественно лиственница. Подобный же характер всхолмленной равнины имеет и плоская возвышенность, расположенная между реками Хатангой и Анабаром. Летом, с июня, все эти мертвые тундры на короткое время, до половины сентября, оживают. Засвежеет мох, зазеленеет местами травка, сланка и кустарник, а кое-где па солнцепеке, в укрытом от холодного дыхания северного ветра месте, покажутся и цветы. На оттаявших озерах и болотах кричат, стонут, бегают и плавают миллионы перелетных птиц, прилетевших сюда из южных стран для спаривания и производства потомства. В половине сентября все это исчезает: птицы снова отлетают на юг, морская рыба из тундренных рек уходит в море, озерная забивается по ямам, жалкая зелень блекнет, все замирает на целых 9 месяцев и тундры окончательно пустеют. В тундре Малой Низовой нет совершенно никаких обитателей, в остальных же бродят или живут полуоседло инородцы. Селений с постоянными жителями на всем 900-верстном участке от Енисея до Хатанги нет; есть два зимовья, Авамское и Мирониха, где люди проживают круглый год, остальные же зимовья населяются только по установлении зимней дороги, с января по 1 апреля.
    Климат побережья Северного Ледовитого океана суров и неблагоприятен. По берегам океана, где солнце не сходит с небосклона с половины апреля до половины июля, в течение короткого тамошнего лета теплых дней бывает не более десятка; даже южные ветры, господствующие в это время, мало содействуют теплу, принося с собою сырость и дождь. Снежный покров, исчезающий здесь в конце июня, снова ложится на землю в конце августа и редко в начале сентября. В южной зоне этого северного климатического пояса июльский жар бывает поразителен для этих стран, не редко доходя до 28° Р. в тени и 40° Р. на солнце. В конце июля растительность достигает полного развития и наступает конец лету, начинаются густые туманы, инеи и даже легкие морозы.
    В августе погода становится пасмурной и ветряной, при чем ветры постоянно меняются, ежедневно по несколько раз. Во второй половине октября и первой ноября выпадает много снега, с конца ноября начинаются «пурги», довольно часто продолжающиеся до половины января. Когда загремит «пурга», птица и зверь прячутся куда только можно, человек, захваченный на дороге, останавливается и, ложась против ветра головой, со своими оленями или собаками, покорно ждет конца этой непогоды, продолжающейся круглые сутки, а то и несколько суток.
    Пурга — это крутящийся жесткий и превращенный в пыль снег, застилающий глаза, захватывающий дыхание и сбивающий с ног.
    Зато, когда прояснится небо, великолепное северное сияние озаряет печальные тундры иногда в течение целой ночи. В декабре и январе морозы достигают 40 и 45° Р., воздух делается густым и трудным для дыхания, земля и лед на реках, а также и деревья в лесах, лопаются и трескаются, издавая глухой гул, железо делается хрупким, а дерево — крепким, как железо. В феврале и марте морозы ослабевают и погода становится ясною, при господствующих в это время северных и южных ветрах. Таковы климатические условия этого побережья Северного Ледовитого океана.
    Флора побережья Северного Ледовитого океана, как и всех северных стран, очень бедна. Кроме погодного для питания оленьего моха, растут ягели, низкорослый тальниковый кустарник и некоторые стелющиеся растения: сланцеватый ерник, шикша и таволга.
    Фауна гораздо богаче. Здесь водятся: белые медведи, песцы, лисицы, олени и др. Из морских животных по прибрежьям океана и по его островам водятся: нерпа, белуха, морж и морские коты. Из птиц в этом крае обитают: сова, орел, коршун, а на лето прилетают стаи уток, куликов, лебедей, гусей, журавлей и др. На зиму птицы все улетают; даже северные обитатели края — куропатки — и те перемещаются в густые леса южной части. Короткое северное лето отравляют своими укусами насекомые. Комары и мошки здесь носятся тучами и не дают покоя человеку, а пауты, слепни, оводы и шмели так терзают скот, что он худеет и тощает, теряя всякий аппетит, и иногда даже заболевает.
    Это неприглядное побережье Северного Ледовитого океана населяют тунгусы, остяки, самоеды, долганы, юраки и якуты. Тунгусы здесь представляют самое многолюдное племя из северных инородцев. Долганы живут между реками Пясиной и Хатангой, среди лесов и тундр севера Сибири. Самоеды живут по тундрам, лежащим по берегам низовьев Енисея. Якуты главным образом кочуют по берегам рек Хатанги, Хеты н Анабара. Они переселились сюда в XVI и ХVII столетиях с верховьев Лены, откуда были вытеснены бурятами. Остяки бродят по Енисею и Тазу.
                                                                         ГЛАВА XI.
                                             От р. Лены через Берингов пролив до Камчатки.
                                        [Извлечение из VI тома всеобщей географии Элизе Реклю]
    Описание морского берега в связи с возможностью мореплавания от р. Лены до Камчатки: дельта р.р. Лены, Яны и Индигирки; острова Ляховского архипелага; р. Колыма; Медвежьи острова; остров Врангеля; Чукотский полуостров; Берингов пролив; р. Анадырь; Камчатка и Командорские острова. — обитатели побережий Ледовитого океана от р. Лены до Берингова пролива: буряты, якуты, юкагиры и чуванцы. — Что представляют из себя их поселения. — Влияние климата на образ жизни инородцев. — Обитатели Чукотского полуострова — чукчи и описание их жизни. — Население Камчатки и значение собак для камчадалов. — Флора — Фауна всего побережья.
    Лена при впадении в океан образует обширную дельту, обнимающую пространство приблизительно в 20.000 кв. верст. Эта огромная область, окруженная водой, не вся состоит из аллювиальных земель. На северо-западе остров Халангат, ограниченный с одной стороны крайним западным лиманом дельты, с другой одним из рукавов реки, представляет неровную землю, усеянную холмами и озерами: это бывший морской берег или целый архипелаг, который наносами Лены, а также действовавшим одновременно медленным поднятием почвы, был постепенно приближен к материку. Землистые частицы, приносимые течением реки, не находят себе свободного выхода к морю в северо-западном направлении, так как с этой стороны скалистые крутые утесы сибирского прибрежья и возвышенные земли Халангата образуют естественную границу речной дельты. Вследствие этого главные течения Лены и приносимые ими твердые частицы должны были отклоняться к востоку, и потому с этой стороны контуры островов, излучины и бифуркации речных рукавов изменяются всего чаще и всего заметнее. В море перед устьями Лены вода имеет очень слабую соленость и мореходы могут пробираться через эту соседнюю с дельтой мелководную область лишь с величайшей осторожностью и не иначе как с лотом в руках, потому что глубина тут не превышает 14-21 аршин. Очертания дельты должны видоизменятся из года в год от действия речных наносов, плавучего леса, бурь и в особенности льдов, которые, в период вскрытия реки, под напором ледохода срывают целые острова и уносят их далеко на другое место. Главным судоходным фарватером дельты Лены считается тот, который идет вокруг восточного мыса континента и открывается на юго-востоке, подле треугольного полуострова. Под влиянием берегового морского течения, которое, поставляя продолжение теплого течения Атлантического океана, направляется от запада к востоку, весь аллювиальный полуостров, образовавшийся из наносов Лены, отклонился к востоку и отбрасывает воды реки на восточные берега. На северной стороне дельты находится другое устье, впрочем загражденное песчаными мелями, так называемый Туматские рукав. Путь из Европы на реку Лену был открыт в 1878 году норвежцем Иогансеном и суда могут им пользоваться, не смотря на значительные препятствия, которые могут представить льды при обходе Таймырского полуострова и при самом входе в устья Лены. Ледоход начинается в рукавах дельты только в конце июня или даже в первых числах июня и, говорят, иногда льдины, скопляющиеся сплошной массой при устьях и гонимые ветром с моря обратно, вверх по течению, совершенно преграждали вход в реку в продолжение всего лета.
    Хотя Лена гораздо менее доступна для судов, нежели Обь или Енисей, и никогда не будет иметь такой же важности для международной торговли, как эти две реки, но тем не менее она представляет удобства для внутренней торговли. От Лены морской берег поворачивает на юго-восток и образует залив Борхая, отсюда направляется на север до мыса Борхая, а затем на юго-восток, образуя залив Янский, до устья реки Яны. К востоку от Лены тянутся Хараулахские холмы, почти горы, верхушки которых достигают высоты до 1.320 фут. Эти холмы отделяют нижнюю Лену от другой большой реки — Яны, которая течет прямо па север и воды которой тоже изливаются в океан посредством обширной дельты, развертывающей свои низменные берега от запада к востоку на пространстве около 150 верст. От реки Яны берег поворачивает на север до мыса «Святой Нос», а затем принимает направление на юго-восток до Берингова пролива. На этом протяжении в Ледовитый океан впадает река Индигирка. Между реками Индигиркой и Яной расположены острова Ляховского архипелага — «Ближний» или «Первый», который в древности не мог быть совершенно не известен, так как юго-западная оконечность этого острова, мыс Киселяк, образуемый величественными базальтовыми колоннадами, и высокая гора Каптагай, поднимающаяся на несколько сот метров, находится всего только на расстоянии 70 верст от мыса Святой Нос и следовательно всегда, в ясную погоду, показываются острому зрению тунгусов и якутов. Дикие олени переходит по льду с материка на остров, так же как белые медведи и другие животные, даже мелкие грызуны: значить, охотникам нужно было только идти по следам дичи, чтобы открыть «Первый» остров. С этого острова на «Второй» переход тоже не труден; но «Третий» — Котельный остров, который находится ужо среди моря, далеко от берегов континента, равно как многие островки, лежащие на западе, вероятно, были осмотрены впервые долгое время спустя после открытия южных островов. Котельный остров — очень обширная земля, которую соединяет полоса, состоящая из подводных камней и обширных мелей, с лежащим восточнее большим островом, носящим название Фаддеевского. Между этими двумя землями остается только узкий проток (около 80 сажен шириною), через который стремительно текут морские воды то в ту, то в другую сторону сообразно изменению направления прилива. Во время бури песчаная плотина, соединяющая два острова, Котельный и Фаддеевский, покрывается пенящимися волнами. Позже всех открыт или, вернее сказать, отыскан в этих водах остров, которому дали имя Новой Сибири. Первым его осмотрел в 1806 году купец Сыроватский. Новая Сибирь, так же как соседние острова, довольно богата животными видами, благодаря ледяному мосту, который соединяет ее каждый год с материком Азии, Фауна острова включает белых медведей, северных оленей песцов, росомах, мелких грызунов и многочисленные породы птиц. Кроме того охотники находят там остатки исчезнувших животных — кости мамонтов и носорогов и рога буйволов. Плоские берега острова усеяны стволами лиственниц и тополей, выброшенных волнами; но главную достопримечательность острова составляет гряда холмов, которая тянется вдоль его полуденного берега, на пространстве около 5 верст. Эти холмы заключают в слоях песчаника и гравия значительные скопления обугленных деревьев, которые, по мнению одних, принадлежат к юрской эпохе, тогда как другие в них видят просто слой наносного, выброшенного волнами леса, принадлежащего к новейшей эпохе. Хотя эти холмы или, как их называют, «Лесныя горы» поднимаются всего только фут. на сто, на двести над уровнем моря, их однако иногда можно, благодаря действию миража, разглядеть с сибирского берега, с расстояния 260 верст. Восточнее реки Индигирки в океан вливается река Колыма, в которую с восточной стороны впадают две реки Анюй, образуя с ней одну обширную дельту. Ближайшими к морскому берегу островками являются «Медвежьи острова», лежащие в море на севере от Колымского залива. Один из этих островов, так называемый «Остров четырех столбов», упоминается всеми посетившими те воды мореплавателями, внимание которых приковывают четыре отдельно стоящие базальтовые колонны, па столько правильные, как будто они были вытесаны и воздвигнуты рукой человека. Другой остров Медвежьего архипелага содержит такое множество мамонтовых костей, что относительно южного его берега составилось мнение, будто бы он весь состоит из бивней исполинского допотопного толстокожего. Дальше на восток от реки Колыма в материк вдается Чаунская губа, ограниченная с запада островом Аионом. На северо-востоке от Чаунской губы и на северо-западе от Чукотской земли лежит остров Врангеля, недалеко от входа из Ледовитого океана в Берингов пролив. Эта полярная земля открыта в первый раз в 1849 году Келлетом. На юг от острова Врангеля лежит оканчивающаяся мысом Дежнева Чукотская Земля — восточная оконечность Азии, отделенная от Америки Беринговым проливом. Узкие Беринговы ворота, ведущие из Ледовитого океана в Тихий, хотя и представляют простую царапину на земной коре, однако получили капитальную важность в истории географических открытий. Наибольшая глубина воды, найденная до сих пор лотом между двумя крайними противолежащими полуостровами Старого и Нового Света, оказалась 27,2 саж., средняя же глубина, данная промерами, сделанными во всех азиатских и американских водах, заключающихся между Беринговым проливом, островом св. Лаврентия и дельтой реки Юкон, не достигает даже 19 саж. Берингов пролив есть одна из тех океанских областей, которые имеют наиболее важное значение для системы воздушных и морских течений. Ветры, ударяющиеся на материках Азии и Америки о плоские возвышенности и цепи холмов или гор, находят свободный проход в проливе. Массы теплого воздуха, залегающие над Тихим океаном, и массы холодного воздуха, приходящие от северного полюса, движутся в противоположном направлении в этом узком проходе, стараясь вытеснить одна другую. В морских воротах образуются противоположные воздушные течения и вследствие различной плотности воздуха располагаются правильными слоями одно над другим, как маленькие воздушные точки, какие можно наблюдать, если приотворить дверь из теплой комнаты в холодные сени. Во время зимовки, проведенной в 1879 году близ северного входа в Берингов пролив, барон Норденшельд констатировал, что ледяной ветер, идущий с северо-запада и скользящий по поверхности вод, постоянно дул с Ледовитого океана по направлению к Тихому, пригоняя к берегу ледяные площади и груды разломанного льда, вздымающиеся в виде холмов, тогда как в то же время вверху полосы облаков, беспрестанно движущиеся с юга на север, доказывали существование встречного воздушного течения.
    Подобно этому и два противоположные океанские течения направляются в проливе на встречу один другому, но узкое и мелководное пространство, которое им отмеривают Беринговы ворота, не позволяет этим морским рекам свободно разливаться. Масса тропических вод, направляющаяся из южного моря к северной части Тихого океана, течет из японских морей к Берингову проливу, через многочисленные проходы между грядами Алеутских островов; но, ударяясь о подводные высокие берега мелей, соединяющих Азию с Америкой, она должна почти вся течь обратно к югу, чтобы следовать вдоль морских берегов Нового Света. Студеные воды полярного океана низвергаются в северное воронкообразное углубление Берингова пролива, но от действия вращательного движения земного шара уклоняются вправо и следуют главной своей массой параллельно азиатскому берегу над бороздой наибольших глубин, которая проходит между Беринговым полуостровом и островом св. Лаврентия. С другой стороны, небольшое количество теплой воды, которое японское течение «Черный Поток» гонит к Алеутским островам, направляется на север и утекает через Берингов пролив. Таким образом, в проходе, соединяющем Тихий океан с Ледовитым, устанавливается нечто в роде водоворота, с мая до сентября, в продолжение короткого летнего сезона, разламывающего ледяной мост между Старым и Новым Светом. В это время можно видеть, как большие ледяные глыбы спускаются длинными вереницами вдоль азиатского берега, тогда как меньшие льдины несутся в противоположном направлении от юга к северу у берегов Америки. Впрочем, ни одна из кристаллических масс, увлекаемых течением в ту или другую сторону, но заслуживает названия «ледяной горы». Так как погруженная в воду часть средним числом представляет семерную толщину наружной, выступающей из под воды части, то всякая ледяная глыба, возвышающаяся над поверхностью моря более, чем на 5 метров, садится на мель на каком-нибудь подводном берегу прежде, чем достигает пролива. В Чукотский полуостров, омываемый с востока водами Берингова пролива, с севера вдается Колючинская губа, так что Чукотский полуостров делится на два второстепенные полуострова, соединенные с твердой землей узкой полосой или перешейком, имеющим не более 100 верст ширины. Вся эта полуостровная область отличается очень неровным рельефом почвы. Сердце-Камень. последний выступ материка на морском берегу, обращенном к северу, имеет более 1000 фут. высоты; Восточный мыс, азиатский пилон Берингова пролива, поднимается верхушками своих утесов до высоты 2320 футов; Чукотский нос, который выдвигается уже в Тихий океан, напротив острова св. Лаврентия, возвышается на 2720 футов над поверхностью моря; другие мысы достигают еще большей высоты. Южная часть Чукотского полуострова омывается водами Анадырского залива, в который впадает река Анадырь. Анадырь — единственная река северо-восточной Сибири, которая может быть сравниваема в отношении поверхности бассейна и длины течения с реками западной Сибири, но, протекая отчасти под полярным кругом, она прорезывает лишь пустынные пространства тундры. Анадырь, так же как большая часть других рек и речек Чукотской Земли и Камчатки, изобилует рыбой. Прежде в период восхождения рыбы для метания икры вода речная казалась живой и буквально кишела рыбой. Случалось, что вода становилась на некоторое время совершенно негодной для питья по причине невыносимого запаха и вкуса, которые сообщали ей миллионы мертвых и разлагающихся животных организмов. От Анадырского залива берега Азии омываются водами Берингова моря. Берингово море от Охотского отделяется полуостровом Камчаткой, получившим свое название от реки Камчатки, которая по нем протекает. Восточный бсрег Камчатки изрезан мысами, бухтами и бухточками самых разнообразных форм. Одним из этих маленьких заливов Камчатки есть знаменитая губа Авачинская, где раскинулся город Петропавловск. Губа Авачинская — одна из бухт, оспаривающих у Рио-де-Жанейро и у Сан-Франциско право на название «лучшего порта в свете». Против восточных берегов Камчатки расположен архипелаг островов Командорских, у которых в 1741 году сел на мель корабль Беринга. Морское дно у Командорских островов весьма опасно, так как покрыто лесами водорослей, достигающих в вышину от 24 до 28 аршин.
    Обитателями прибрежья Северного Ледовитого океана от Лены до Берингова пролива являются: буряты, якуты, юкагиры, чуванцы и долганы, которые смешались с тунгусами и самоедами. Буряты живут по бассейну реки Лены. Господствующее население здесь составляют якуты. Территория, на пространстве которой кочуют эти инородцы, обнимают большую часть среднего бассейна Лены, берега этой реки в ее северном течении в низовьях и прибрежье Ледовитого океана между Хатангским заливом и дельтой Лены. Якуты обитают также на востоке по берегам Яны, Индигирки и Колымы и, кроме того, живут там и сям группами, на подобие островов, среди других народностей в нескольких сотнях верст от той страны, где они являются преобладающей расой. В половине восемнадцатого столетия их увидели в первый раз на Таймырском полуострове и только в XIX веке они стали появляться на берегах верхней Колымы. Во время этого перемещения, продолжавшегося несколько веков, якутам пришлось не только акклиматизироваться, приспособиться к условиям новой физической среды, но еще изменить и самый образ жизни: прежде они были пастушеским и наездническим народом, как их соплеменники киргизы, на новых же местах должны били сделаться также рыболовами, звероловами и оленеводами. Некоторые слова их языка и традиционные обычаи свидетельствуют о разнице, существующей между старыми и современными нравами этого многочисленного сибирского племени. В суровом климате северной Сибири якуты не во всех округах могут заниматься хлебопашеством, но, как скотоводы, они и там успели сделать то, чего русские еще и не пробовали. Они сумели развести у себя рогатый скот и лошадей даже по ту сторону полярного круга (только коровы защищены у них навесом и в сильные вьюги загоняются даже в юрты, лошади же всегда на дворе и на морозе) и не затрудняются тем, что им иногда приходится ездить добывать сено рогатого скота за сотни верст; они успели даже развести особую породу молочных кобыл, которые дают столько же молока, как коровы, и которых можно доить несколько раз в день. Маленькие лошади, которых они продают на золотые прииски, высоко ценятся за их силу, выносливость (вместо овса якутская лошадь ест кору ивы, лиственницу и старую траву, а между тем скачет 80 верст без отдыха). Юкагиры, юрты которых сгруппированы маленькими деревушками в ледяной тундре, обитают по рекам Яне, Индигирке и Колыме. Юкагиры представляют сильную помесь и смешиваются со всеми своими соседями, туземцами и русскими. Другой народец — чуванцы — некогда столь же могущественный, как и юкагиры, состоял в 1860 году всего только из 267 человек.
    Малочисленное население басейна Лены и северных тундр почти везде рассеяно деревнями и поселками, очень удаленными друг от друга, и за исключением Якутска все группы домов или лачуг, носящие громкое имя городов, не были бы удостоены даже названия местечек в многолюдных странах. Эти города занимают значительное пространство, по причине большой ширины улиц, обширности площадей, дворов, садов и огородов; но, исключая праздничных и базарных дней, они всегда безлюдны, безмолвны, пустынны и почти совершенно незаметны, когда снег покрывает однообразной белой пеленой землю, растения и крыши домов, потому что сливаются тогда с окружающим пространством.
    Рыболовы, звероловы или скотоводы, вообще все обитатели Берингова полуострова, Камчатки и островов азиатского прибрежья безусловно зависят от климата и окружающей природы, как в отношении своего образа жизни, так и рода занятий. Почти везде даже место жительства меняется с переменой зимы на лето и лета на зиму. Одежда, пища, жилье и местопребывание — все сообразуется со временем года.
    Самый многочисленный туземный народ северо-восточной Сибири составляют чукчи, которые бродят со своими стадами северных оленей по всему Берингову полуострову, в бассейне реки Анадыра и по ту сторону последних отраслей Станового хребта, в тундрах, по которым протекают Колыма и Индигирка. Указом 1869 года определены границы областей, присвоенных чукчам, на юге от земли, занимаемой юкагирами. Совокупность Чукотской территории обнимает площадь приблизительно в 704.000 кв. верст; но на этом громадном пространстве, равном по величине Франции и Апеннинскому полуострову взятым вместе, насчитывают всего только 12.000 жителей. Чукотская нация естественно делится на две группы колен — внутренних или оленных и береговых или рыболовов — резко отличающиеся одна от другой не только образом жизни, но и наречиями. Тундровые чукчи, питающиеся мясом и молоком северных оленей, живут в большем довольстве, чем рыболовы. Оленные чукчи — постоянные путешественники; странствуя от берегов Колымы до берегов Анадыра, они проезжают на оленях, запряженных в санки, сотни и тысячи верст. Чукчи-рыболовы живут по берегам рек и морей. Они более подвержены опасности голодовок во время продолжительности зимы и должны больше заботиться о собирании запасов па все время прекращения их промысла. Они сушат рыбу, собирают молодые побеги приземистой ивы и многих других видов растений, которые, будучи заквашены и потом заморожены, дают им зимний салат или щи. Кроме того, они выкапывают из земли разные коренья и клубни, а старухи вынимают из внутренностей убитых или павших оленей зеленые вещества (остатки ягеля), еще не переварившиеся в желудке, чтобы консервировать их как овощи: для чукчей, как и для эскимосов, это одно из самых любимых блюд. Но основу пищи составляют рыба и тюленье и моржовое мясо. Запах этой снеди, в соединении с дымом и смрадом от животного жира, употребляемого для освещения и отопления жилищ, делает пребывание в последних почти невыносимым для непривычного человека.
    Полуостров Камчатку населяют камчадалы или ительмены, число которых, по приблизительному исчислению, не превышает трех тысяч душ.
    Для езды камчадалы употребляют собак, без которых их жизнь в течение целой девятимесячной зимы должна была бы совершенно измениться. Во время длинной зимы, когда реки скованы льдом и когда море неприступно по причине непроглядных туманов и бурь, езда на собаках составляет единственное средство сообщения и поддержания общественной жизни между деревушками камчадалов; без собак каждая группа семейств оставалась бы совершенно изолированной, почти запертой в своих подземных жилищах.
    Азиатский берег до Берингова пролива не имеет другой растительности, кроме мхов и лишаев, да кое каких маленьких приземистых деревцев, приютившихся в лощинах. Издали это прибрежье кажется совершенно голым. Пояс, лишенный древесных пород, обнимает весь Чукотский полуостров, берега Анадырского залива и даже продолжается на юг от последнего вплоть до самого основания полуострова Камчатки. Но эта последняя земля очень богата и доставляет хороший корабельный лес для флота. Камчатская флора заключает большую часть сибирских дерев — лиственницу, различные породы других, хвойных, березу, рябину, тополь, иву; многочисленные ягодные кусты растут в подлесье и составляют один из источников продовольствия для местных жителей. Последние выкапывают из земли коренья и клубни, которые служат им пищей или употребляются для приготовления опьяняющих напитков: они едят также молодую, еще зеленую кору березы, смешанную с икрой. В некоторых долинах, особенно в долинах рек Камчатки, где почва необычайно плодородна, травы часто превышают рост человека и русские поселенцы косят сено до трех раз в год. Культура хлебных растений, предпринимавшаяся в разные времена, до сих пор не удавалась, так как, не смотря на сравнительную равномерность климата, благодаря соседству моря, окружающего страну со всех сторон, туманы и изморозь, совпадающие со временем цветения злаков, почти всегда убивали растения. Это случалось даже в долинах, наилучше защищенных от действия холодных ветров. Из зерновых хлебов овес всего чаще достигает полного вызревания. Конопля сеется и родится, но не в таком количестве, чтобы пенька могла заменить в фабрикации камчадальских рыболовных снастей дикую крапиву, растущую на равнинах и достигающую двух аршин в вышину. Огородничество имело больше успеха, чем земледелие, и теперь туземцы возделывают в тысячах огородов капусту, картофель, свеклу, репу, морковь и другие овощи. Однако, эти растительные продукты, в соединении с древесной корой, ягодами или корнями растений, дают камчадалам лишь незначительную часть того, что необходимо для их существования и для прокормления их собак. В четыре летние месяцы им нужно сделать запас сушеной рыбы на те восемь месяцев, в течение которых земля и воды покрыты снегом и льдом. Нормальный корм одной камчадальской собаки во время зимы состоит из нескольких тысяч штук рыбы, а запас, потребный для содержания шести собак, составляющих обыкновенную упряжку одних санок, может превышать сотню тысяч сельдей. Кроме того, нужно прокормить семью и, если природа оказывается враждебной, если рыбная и звериная ловля не доставляют необходимых запасов, голодная смерть является неизбежной; зима и голодовка синонимы для большинства обитателей Камчатки.
    Животное царство северо-восточной Сибири богаче фауны западных арктических областей. Вероятно, причину этого следует искать в форме континента, который, суживаясь к Берингову проливу, сближает животных, переселяющихся с запада, с приходящими с юга. Кроме того, азиатскую фауну Чукотского полуострова усиливают некоторые американские виды, а именно птицы, перелетающие через пролив, и четвероногие, переходящие его зимой по льду. Из млекопитающихся на Чукотском полуострове чаще всего встречаются альпийский заяц, попадающихся даже в соседстве юрт, не смотря на стаи голодных собак, рыскающих в окрестностях человеческих жилищ. Из других четвероногих этой стране свойственны медведь, сурок, ласка и выдра. В гористых же местностях верхнего бассейна Анадыра бродят стадами в несколько тысяч голов дикие олени. Змеи, лягушки, жабы не водятся ни в северо-восточной Сибири, ни в Камчатке; фауна этого полуострова заключает только один вид пресмыкающихся — ящериц. Фауна Камчатки гораздо более богата, чем фауна Чукотского полуострова и бассейна реки Анадыра. Пеструшки или лемминги и другие виды мелких грызунов водятся там в несметном количестве и не редко можно видеть, как они миллионами переплывают по прямой линии через реки, озера, даже через морские заливы и проливы, преследуемые и пожираемые стаями хищных рыб. Эти великие переселения продолжаются несколько месяцев и проходимые животными пространства превышают тысячу верст. С тех пор как явились русские промышленники и систематически принялись за дело истребления, многие животные виды уменьшились в числе на полуострове Камчатке и в Чукотской Земле. Пушные животные, доставляющие драгоценные меха — соболи, горностаи, росомахи, лисицы — теперь уже в северных областях встречаются редко. Также морской лев или сивуч, животное китовой породы, теперь очень редко встречается на каком-нибудь уединенном утесе прибрежья, а большая Стеллерова морская корова — млекопитающее из семейства травоядных китов — совершенно истреблена.
                                                                    ГЛАВА  XII.
                                        Краткий исторический обзор научных плаваний
                                                    по северному морскому пути.
    Прежде чем говорить о тех научных экспедициях, которые предпринимались в Северный Ледовитый океан еще в не так давно минувшие времена, считаю долгом помянуть о древних славных моряках, исходивших на своих кочах все «Студеное море» от Лены до Тихого океана.
    Эпоху этих отважных морских походов, от 1630 до 1728 года, можно по справедливости назвать донаучным периодом мореплавания [Н. Фохт. «К вопросу о северном пути из Атлантического в Тихий океан».]. Научные открытия самого важного значения не только валялись по далекой неведомой дороге древних мореплавателей, но прямо сами просились им в руки; они, однако, не сумели их подобрать, не сумели дать толкового описания своих странствований. Тем не менее, столетними трудами этих отважных моряков было присоединено к нашему отечеству 1.300 миль океанского берега и самый океан бороздили их лихие кочи и шитики, доказав фактически, без всяких карт, доступность всего пути из Тихого океана в устье реки Лены еще во второй половине XVII века. Их же трудами была составлена в 1726 г., по имевшимся тогда слухам и сказаниям, первая карта сибирских далеких берегов. Эти смелые мореходы оставили последующим поколениям в наследие широкое поле для гидрографических работ, для более детального изучения Северного Ледовитого океана и для исследования проходов.
    Первыми открыть северо-восточный проход пытались в XVI веке англичане и голландцы, искавшие кратчайшего пути в Индию. В 1580 г. англичане Пет и Джаксон прошли в Карское море через Югорский шар, но были затерты льдом и принуждены были возвратиться. В 1594 году голландец Корнелий Най достиг Ямала, но должен был также возвратиться без особого успеха. Затем, в течение 60-ти лет, плаваний в эти страны не было. В 1690 году из Архангельска вышел кормчий Родион Иванов и дошел до Байдаратской губы, но у Шараповых Кошек потерпел крушение. После того как в середине ХVII столетия (1648 г.) был открыт Семеном Дежневым пролив между Азией и Америкой, явилась возможность правильной постановки вопроса об исследовании Ледовитого океана. В 1733-1743 гг. была предпринята при Анне Иоанновне задуманная еще Петром Великим «Большая северная экспедиция» под начальством Беринга. Экспедиция эта, организованная с большою предусмотрительностью, начала свои действия более или менее одновременно в пяти различных местах. Из Архангельска вышли через Карское море к Оби лейтенанты Муравьев и Павлов и прошли до Шараповых Кошек. В 1730 году лейтенанты Малыгин и  Скуратов, заменившие Муравьева и Павлова, прошли в Карское море через Югорокий Шар, а в 1737 году, оплыв весь полуостров Ямал, вошли в Обскую губу и далее в реку Обь и зимовали в Березове. В 1738 году лейтенант, Скуратов после зимовки вышел из устья реки Оби и достиг Карского моря, но, затертый льдами, вынужден был прозимовать между реками Карой и Бандаратой, только в следующем 1739 году возвратившись через Югорский Шар в Архангельск. Из Оби вышли к западу и востоку Головин и Овцын. Лейтенант Овцын первый попытался установить проходимость Обской губы. С этой целью он в 1734 году вышел из Обской губы и достиг 70°4' северной широты, но, опасаясь осени и наступивших морозов, вернулся в Обдорск. Неудачные попытки Овцына проникнуть в открытый океан продолжались еще в течение двух лет. И только в 1737 году Овцын со штурманом Кошелевым, выйдя на двух судах, дошли до 73°56' сев. широты, затем, повернув на восток, вошли в устье реки Енисея и прибыли в Туруханск. Второй попыткой проникнуть из Обской губы в реку Енисей, с целью вывоза богатых залежей графита на Енисее, была экспедиция Кошелевского, которая вышла из Обдорска и, обогнув полуостров, отделяющий Обскую губу от Тазовской, благополучно прибыла в устье реки Таза. Из Енисея в 1738 году вышли на восток Минин и Стерлегов. Из Лены вышли на запад в 1735 и 1736 гг. Прончищев, позднее X. Лаптев и Челюскиным и Чекиным; на восток — Лазиниус и Д. Лаптев. В Тихий океан вышли: Беринг и Чириков с целью отыскать Америку, и Шпангберг на юг, к Японии. Участниками этой экспедиции были описаны и нанесены па карту северный берег Сибири и устья впадающих в Ледовитый океан рек, а также значительная часть прилежащих островов. Настоящие карты этих частей и сейчас основаны, главным образом, на данных, добытых этой экспедицией. Вскоре после великой северной экспедиции по мысли Ломоносова была снаряжена и отправлена в 1704 году в полярные страны экспедиция под начальством Чичагова, не имевшая большого успеха. В 1791 году Биллингсом были произведены исследования в береговой линии между губою Чуанской и мысом Дежневым в Беринговом проливе. Эра более плодотворных исследований в преддверии северо-восточного пути — Карского моря — началась только в 1821 г., когда лейтенант Литке занялся обследованием Новой земли и ее проливов, а штурман Иванов — работами между Печорой и Обью. Работы эти с успехом были продолжены Пахтусовым и Циболькой в тридцатых годах. Около этого же времени (1821-23 г.) лейтенант Анжу и штурман Бережных работали в береговом районе рек Оленека и Индигирки, при чем нанесли на карту Ново-Сибирские острова (или острова Анжу), штурман Козмин описывал берег между реками Индигиркой и Колымой, лейтенант Врангель и мичман Матюшкин — берег от реки Колымы до губы Колючинской и капитан Шишмарев — берег от мыса Дежнева до мыса Сердце-камень. Однако и этими работами не был еще решен вопрос о северо-восточном проходе и не был облегчен вход в Карское море. Только в конце 50-х годов Сидоров энергично взялся за морской путь в Сибирь и благодаря своей настойчивости заинтересовал наше правительство, пославшее в 1860 и 1862 году на север экспедицию Крузенштерна, и привлек в Карское море зверопромышленников. Кроме того, в 1869 году Карское море было посещено тремя экспедициями: английского капитана Паллизера и норвежских рыбопромышленников Карльсена и Иогансена. Паллизер проник в Карское море через Маточкин Шар, дошел до северной части полуострова Ямал и возвратился назад через Югорский Шар; Карльсен вошел в Карское море через Югорский Шар и достиг Белого острова. В научном отношении более интереса представляет плавание Иогансена, который перерезал Карское море почти во всех направлениях. Войдя в Карское море через Маточкин Шар, Иогансен достиг Шараповых Кошек, миновал остров Белый и продолжал плавание к северу до 75°6' сев. широты, затем повернул к берегам Новой Земли и ушел из Карского моря в Европу через Югорский Шар. Позднее Сидоров и Сибиряков способствовали англичанину Виггинсу предпринять в 1874 г. морское путешествие в Енисейскую губу, а Норденшельду — совершить свое знаменитое плавание.
    Пароход Норденшельда Вега» вышел в сопровождении пароходов «Экспресс», «Фразер» и «Лена» из Тромсэ 9-21 июля 1878 г. Пройдя беспрепятственно Югорским Шаром и Карским морем, в конце июля вся экспедиция собралась около порта Диксона в устье Енисейской губы. Отсюда 27 июля — 9 августа «Экспресс» и «Фразер» отправились в Енисей, оба же других парохода — на восток. 7-19 августа Норденшельд благополучно обогнул мыс Челюскин (77°37' сев. широты). Хотя затем льды и стали временами мешать плаванию, однако экспедиция бойко шла вперед и 27 августа достигла устья реки Лены, куда пароход «Лена» и направил свой курс, дойдя благополучно до Якутска. 1-13 сентября «Вега» была встречена льдами около мыса Северного (близ Чукотского полуострова), в борьбе с которыми, а также в выжидании более благоприятных условий, провела до 6-18 сентября. Двигаясь далее вперед и борясь со льдами, 8-20 сентября она снова принуждена была остановиться и, на этот раз, заняться промером, так как показались малые глубины. Надо заметить, что «Вега» сидела кормою около 16,5 фут., глубины же, встреченные ею здесь, не редко оставляли под килем ее только 6-12 фут , около же мыса Северного под килем было только 3 фута, т. е. глубина фарватера не превышала 19,5 фут. С большой осторожностью продолжала «Вега» свой дальнейший путь, пока 16-28 сентября, наконец, ее не сковали льды около чукотского кочевья Питлекай, т. е. в расстоянии 120 миль от мыса Дежнева на Беринговом проливе. Проведя здесь благополучно зиму и весну, «Вега» только 6-18 июля 1879 года освободилась от сковывавшего ее льда и, дав ход своей машине, 8-20 июля уже проходила траверз мыса Дежнева, т. е. вступила в воды Тихого океана. Это была первая и последняя экспедиция, обогнувшая почти в одну навигацию северный берег Азии. Хотя эта экспедиция и являлась новой эрой в полярной географии и доказала существование северо-восточного прохода, однако ни у кого не вызвала стремления продолжать дело Норденшельда. И только в 1893 г., через 14 лет после плавания Норденшельда, морское министерство обратило внимание на этот проход и стало снаряжать экспедиции «для исследования Оби, Енисея, Карского моря и Северного Ледовитого океана». В том же 1893 году из Христании вышла экспедиция Нансена, снаряженная на частные и правительственные средства. Она направилась в Карское море Югорским Шаром и, обогнув мыс Челюскин, достигла долготы бухты Оленека. В 1900 г. к Ново-Сибирским островам совершила плавание яхта «Заря» с экспедицией барона Толля. Она в 1901 г. обогнула мыс Челюскин, которому в первый раз салютовала русским флагом. Экспедиция Толля от мыса Челюскина, по сообщению Л. Брейтфуса, продолжала плавание далее и увидела мыс Эмми на земле Беннетта. Лед, однако, не позволил ей подойти к острову Беннетта, она направилась обратно и вошла в Нерпичью губу на острове Котельном. В 1902 г. «Заря», выйдя из Нерпичьей губы, могла совершить плавание вследствие льда только между островами Бельковским и Котельным и обогнув Ново-Сибирские острова с юга, все-таки не достигла земли Беннетта. Однако, по последним розыскам, произведенным экспедицией на остров Беннетта, снаряженной академией наук для поисков барона Толля, оказалось, как сообщает А. Колчак, что барон Толль в 1902 г. посетил остров Беннетта. На этом острове был найден документ, писанный Толлем и окачивающийся словами: «отправляемся сегодня на юг... все здоровы». Кроме этого документа нигде не было найдено никаких следов, указывающих на возвращение кого либо из партии Толля с острова Беннетта на Ново-Сибирские острова, не смотря на то, что прошло три года с того времени, как Толль покинул остров Беннетта. Таким образом, по мнению Колчака, факт гибели барона Толля со всей его партией не подлежит сомнению.
    В 1905 году министерством путей сообщения была снаряжена «северная морская экспедиция на реку Енисей». Эта экспедиция, в составе 22-х судов, путь от порта Александровска до устья реки Енисея, протяжением в 1.800 верст, прошла в 9 суток, при чем 4 суток пошло па переход из Александровска в бухту Варнека и 5 суток — из бухты Варнека к устью реки Енисей. Экспедиция из порта Александровска вышла 3 августа и достигла острова Вайгача 7 августа, затем, простояв здесь долгое время, покинула берега Вайгача 21 августа и прибыла в Зверево на Енисее 27 августа.
                                                                        ГЛАВА ХIII.
                                                      Современное положение вопроса
                                            об исследовании северного морского пути.
    Особенное внимание на исследование северного морского пути было обращено в 1904 году, после прочитанного 19 марта в общем собрании императорского общества судоходства доклада Л. Брейтфуса «морской сибирский путь па Дальний Восток»; до этого же времени вопрос об изучении северного морского пути не возбуждал особенного интереса.
    Как сказано выше, еще в ХVII столетии для исследования этого пути была организована правительством обставленная научно «большая северная экспедиция» 1733-1743 гг., а также были предприняты и другие частные экспедиции, ознакомившие с преддверием северо-восточного пути — Карским морем, но этими работами далеко еще не был решен вопрос о северо-восточном проходе, и все, что было сделано, не сводилось даже к облегчению условий входа в Карское море.
    Экспедиция Норденшельда, хотя и блестяще доказала существование северо-восточного прохода, но исследователей не нашла. Только когда было преступлено к постройке сибирской железной дороги, морское министерство обратило серьезное внимание на этот проход и им были снаряжены последовательно экспедиции «для исследования Оби, Енисея и Карского моря» и «Северного Ледовитого океана»...
    Не смотря на все исследования и на поощрительные меры правительства, северный морской путь из Европы на Дальний восток — остается мало известным, так как с сотворения мира он пройден лишь одним судном «Вегой». До тех пор, пока главнейшие этапы по северо-восточному проходу не будут оборудованы телеграфами, портами-убежищами и угольными складами, а главное, пока не будут сделаны промеры, фарватер и берега обставлены маяками и знаками, а также издана лоция этого 3.000-мильного берега, до тех пор северный морской путь не может иметь решительно никакого практического значения не только для военного флота, но даже и для коммерческого...
    Переходя затем к окончательному решению комиссии по обсуждению доклада Л. Брейтфуса, видно, что комиссия пришла к мысли о необходимости устройства 16 постоянных станций в Ледовитом океане, для производства метеорологических, магнитных, гидрологических и гидрографических исследований. Работы по исследованию Ледовитого океана комиссия рассчитывала закончить в трехлетний срок (три летних периода и два зимних), так как, по условиям производства работ, трудно предполагать, чтобы один и тот же состав экспедиции выдержал более продолжительное время; имея же в виду производство исследований порайонно, комиссия полагала бы начать судовые работы одновременно из трех пунктов: с бухты Диксона на восток, с мыса Дежнева на запад и с устья реки Лены в обе стороны (между мысом Челюскиным и Ново-Сибирскими островами), считая при этом полезным иметь в распоряжении каждой из этих трех частей экспедиции по два судна, во избежание, по возможности, перерыва работ при аварии одного из них.
    Расход по устройству станций, приобретению всех необходимых инструментов для исследования, заведению судов, шлюпок, оружия и содержанию служащих — выражается, по смете комиссии, приблизительно в три миллиона рублей.
    Этот выработанный императорским обществом судоходства проект об исследовании северного морского пути на Дальний Восток, к сожалению, до сих пор — очевидно, в виду финансовых затруднений государства, осуществления не получил, хотя, казалось бы, что, раз находятся средства на постройку амурской железной дороги, встречающей столько сомнений в целесообразности последней — странно не изыскать в двух миллиардном бюджете каких-нибудь 3 миллионов на безусловно необходимые исследования, составляющие вопрос национальной нашей гордости.
    /Русское судоходство. С-Петербург. № 8 (328). Август. 1909. С. 90-103; № 10 (330). Сентябрь. 1909. С. 40-53./