вторник, 29 сентября 2015 г.

Юрий Юрченко. Белорусский вокзал. Койданава. "Кальвіна". 2015.



                                                     БЕЛОРУССКИЙ ВОКЗАЛ
                                                  Небо затянуто серою коркою...
                                                  Прожито. Пройдено. Крест.
                                                  Вот и кончается улица Горького –
                                                  Ночь... Барановичи... Брест...

                                                  Ловится, помни, - в купе, или в номере –
                                                  Каждое слово и звук...
                                                  Входишь в ОВИР,
                                                                                  чтобы выйти в Ганновере
                                                  И оглядеться вокруг...

                                                  Поезд отправится дальше, до Кёльна,
                                                  И - закружит карусель...
                                                  Быстро привыкнешь и будет небольно:
                                                  Вена... Лозанна... Брюссель...

                                                  Что же терять мне,
                                                                                   колымскому школьнику? –
                                                  Нет, ничего мне не жаль.
                                                  Катится глобус по полю футбольному –
                                                  Бостон, Мадрид, Монреаль...

                                                  В этом таланте есть что-то порочное –
                                                  Всюду быть - в меру - своим...
                                                  Вот и кончается повесть о Родине –
                                                  Мюнхен... Иерусалим.

                                                  Небо закатное, серое, мутное,
                                                  Вот - обагрились края...

                                                  ...Дай задержаться же хоть на минуту мне,
                                                  Господи, воля Твоя...
    /Новая Немига Литературная. № 6. Минск. 2014. С. 3./

                                                                    СПРАВКА

                                                           «БРОДЯГА ИЛИ ПОЭТ»
                                                                     Моя биография
    Родился в Одессе, в тюрьме, в апреле 1955 г.
    Через полгода после этого события маму освободили (вышел Указ об освобождении матерей с грудными детьми), но жить «рекомендовали» в Магаданской области.
    Там, в тайге, в 420-ти километрах от Магадана, прошло мое детство.
    Родной отец: уголовник, 1-й приговор – расстрел, потом заменили на 25 лет, - всю жизнь провел в отсидках с короткими антрактами. Я его не помнил, до встречи с ним в 1979 г.
    Отчим: из интеллигентной еврейской семьи, мечтал о театральной карьере, арестован во время войны (капитан авиации, причина ареста – смотреть соответствующий пункт биографии Солженицына), приговор – высшая мера, замена на 25 лет, отсидел 18; последние два года досиживал уже живя с нами – ночевать уходил на «зону».
    Жизнь с отчимом у меня не складывались, он был со мной суров и жесток (зла не держу), я постоянно убегал из дома, в 13 лет ушел из дома совсем.
    В 14 лет «за поведение» меня выгнали из школы, из 7-го класса.
    Вскоре после этого, влюбившись намертво в девочку с соседнего рудника, бросил пить и, погорячившись, заодно и курить (начал – в 7 лет).
                                                  …А что во мне от Колымы? –
                                                  Привычка потеплей одеться…
                                                  Да лица горьких горемык
                                                  В протяжных снах о белом детстве…

                                                  Еще во мне от Колымы
                                                  Любовь к незамкнутым пространствам,
                                                  Шрам на брови. Непостоянство.
                                                  Тоска в предчувствии зимы.
    Работал на старательских приисках, рабочим у геологов, токарем на Магаданском ремонтно-механическом заводе, резчиком по кости и по дереву, художником-оформителем и дворником во Владивостоке, докером на о-ве Шикотан, художником-реставратором, рабочим сцены, артистом Грузинского государственного театра пантомимы.
    В 20 лет, подделав справку, что переведен в 11-й класс, сдал экстерном экзамены за среднюю школу, и в этом же году поступил в Грузинский театральный институт им. Ш. Руставели.
    С середины 2-го курса до середины 3-го – студент Школы-студии МХАТ, но окончил тот же тбилисский институт, работая одновременно в тбилисском русском театре драмы.
    Работал актером в театрах Тбилиси, Владивостока, Хабаровска, Москвы. Играл центральные роли в пьесах А. П. Чехова, Е. Шварца, А. Брагинского, Мольера, Ж.-П. Сартра и в др.
    Публиковать стихи начал с 1979 г.
    В 1987 г. окончил Литературный институт им. Горького, семинар поэзии (рук. Евг. Винокуров).
    Почти все публикации – в журналах, альманахах и антологиях (“Юность”, “Огонек”, “Театр”, “Лит. Учеба”, “Драматург”, “Лит. Грузия” и др.) – случайны, то есть благодаря заботам или друзей, или (что случалось гораздо чаще) совершенно незнакомых людей. Когда пытался обращаться сам – как правило, нарывался на отказ:
    «…Тему любви вы освоили, но вот с гражданственностью – хуже. Напишите три-четыре гражданственных стихотворения, чтобы мы могли ими открыть книгу…» /Из письма издательства «Современник»/
                     ФОТОГРАФИЯ СО СТРОИТЕЛЬСТВА КОЛЫМСКОЙ ГЭС
                                                  Нас такими и сняли там,
                                                  В этом грохоте, в этом дыме –
                                                  Повзрослевшими за лето,
                                                  Обожженными и худыми.

                                                  Нам тогда повезло: это мы
                                                  Зеленеем на ржавом фоне…

                                                  …Я колымское золото мыл,
                                                   «Мравалжамиер» пел в Зестафони,

                                                  В одиночку и вскладчину
                                                  Колесил на попутках-повозках,
                                                  Древнегреческих классиков
                                                  Я играл на столичных подмостках…

                                                  И от случая к случаю
                                                  Я судьбою бывал, все ж, отмечен:
                                                  Встретил женщину лучшую
                                                  Из красивых талантливых женщин.

                                                  Ах, какие слова она
                                                  Говорила, звала на Север…
                                                  Но выбрасывала волна
                                                  На Курильские скалы мой сейнер…

                                                  Я о Родине мало сказал,
                                                  Не шумел я по красным числам:
                                                  Мне казалось – в любимых глазах
                                                  Моя жизнь, и моя Отчизна…

                                                  И к чему сотрясать тишину,
                                                  Тратить пыл и словами бросаться? –
                                                  Если любишь ты мать и жену,
                                                  Значит – будешь за Родину драться.

                                                  … Но все это – потом, а пока
                                                  Мы стоим на размытом фоне –
                                                  Лето. Молодость. Облака.
                                                  Хриплый голос на магнитофоне.
    С 1989 г. (не по политическим мотивам, а по любопытству) выехал за рубеж: сначала жил в Мюнхене и Швейцарии (г. Веве на Женевском озере), с 1992 г. - в Париже.
    С «Авторскими вечерами» и моноспектаклями по своим пьесам выступал в Москве и в других городах России и Украины, в Грузии, в Германии, во Франции, в Голландии, в Швейцарии.
    На французском языке, среди прочих ролей, сыграл: Тригорина в «Чайке» А. П. Чехова, театр «Téâtrograph», Авиньон; Сталина в спектакле по мотивам романа «Жизнь и судьба» В. Гроссмана, театр «Le petit Hébértôt», Париж; Фауста в спектакле «Фауст и Елена», фестивали в Авиньоне, в Мобёже, театр «МАС de Créteil» (Париж); Адвоката в спектакле «Пир» А. Хвостенко, т-р «Symposion», Париж, и др.
    В 1996 г. окончил аспирантуру Сорбонны (Université Paris III, тема: «Истоки русского поэтического театра»).
    В наст. время – студент докторантуры (Université Paris X; тема: «Русский поэтический театр нач.  ХХ-го в.»),
    Семья – дочь, от первого брака (ее мать – русская актриса), живет со мной с 90-го года; жена –  французская актриса.
    Стихи и пьесы переведены на французский, итальянский, голландский, болгарский, немецкий языки.
    Издано семь книг (стихи, переводы с грузинского, пьесы в стихах).
    Поставлено восемь пьес в музыкальных и драматических театрах России, Украины, Германии и Франции;
    Последняя премьера – «Подводная лодка в степях Украины», драма, премьера – театр Тихоокеанского Флота, Владивосток, март, 2004 (поставлена под названием «SOS»).
    Гражданство: 1. Франция; 2. Россия
 «… - Кем вы считаете себя в большей степени - драматургом, поэтом или актером?
    - Поэтом. Драматургом я стал достаточно случайно, кроме того, почти все мои пьесы написаны в стихах. Актерствую я в последнее время достаточно редко, а поэзия - это то, чем я живу...» /Ежедневные новости. Владивосток. 19 марта 2004./
    На международном поэтическом турнире им. А. С. Пушкина в Лондоне (2004 г.) был назван публикой королем поэтов.
    Жаржэт Касая,
    Койданава