воскресенье, 6 сентября 2015 г.

Крейнович Е. К. Юкагирский язык. Койданава. "Кальвіна". 2015.



    Е. А. Крейнович
                                                       ЮКАГИРСКИЙ  ЯЗЫК
    § 1. Юкагиры живут в Якутской АССР. Они делятся на две группы. Одна из них кочует в тундре, преимущественно в районе рек Алазеи и Чукочьей, другая живет южнее, по рекам Ясачной и Коркодону, притокам реки Колымы. Тундренные юкагиры занимаются оленеводством, охотой и рыболовством. Колымские юкагиры оленей не имеют и занимаются только охотой и рыболовством. Тундренные юкагиры называют себя wадул, колымские — одул. Численность юкагиров не превышает 400 чел. Юкагирский язык — бесписьменный.
    Первые сведения о юкагирском языке носили случайный характер и собирались разными лицами, не имевшими лингвистического образования. Эти материалы были обработаны и опубликованы во второй половине XIX в. акад. А. Шифнером. Первым подлинным исследователем юкагирского языка был В. И. Иохельсон, занимавшийся его изучением в конце прошлого столетия. Он опубликовал краткий очерк грамматики колымского диалекта, тексты и краткий словарь. В советскую эпоху исследовался тундренный диалект, по данным которого написан настоящий очерк.
    Юкагирский язык па основании его изолированного положения среди языков северо-восточной Азии относится к группе языков, условно именуемых палеоазиатскими. В начале XX в. исследованиями X. Паасонена, а в последние десятилетия исследованиями Э. Леви, К. Боуда, Б. Коллиндера, И. Ангере, О. Тайёра и нашими установлено, что юкагирский язык не занимает изолированного положения среди языков пародов Азии и Европы, что многие грамматические и лексические элементы являются в этом языке общими с уральскими и алтайскими языками. Однако вопрос о генетической принадлежности юкагирского языка к указанным языкам следует считать еще открытым.
                                                                     ФОНЕТИКА
    § 2. В тундренном диалекте юкагирского языка имеются 6 гласных и 20 согласных фонем.
    Гласный [u] имеет более высокий подъем в сочетании со среднеязычными согласными и менее высокий подъем в сочетании с другими согласными: млн'ил 'живот', монил'э 'волосы'; э имеет два варианта: более узкий е в сочетании со среднеязычными согласными и более широкий ε в сочетаниях с другими согласными: л'эл 'быть', эку 'дыра'; ө — гласный переднего ряда типа ε, чуть отодвинутый назад и слегка лабиализованный; а — гласный переднего ряда низкого подъема: ама 'отец'; у — лабиализованный гласный заднего ряда верхнего подъема: угурт'эӈ 'обувь'; о — лабиализованный широкий гласный заднего ряда среднего подъема: оӈ 'штаны'.

    Гласные могут быть долгими: а;риӈ 'ружье', т'и: ӈ 'люди', о:рэл 'указать', у:л 'хождение'. В восходящих дифтонгах иэ, уо основным является второй элемент, первый элемент представляет собою слабо выраженный, скользящий гласный: иэрут'эӈ 'охотник', л'укуон' 'маленький'.
    § 3. Классификация согласных фонем:

    п, б — губно-губные глухой и звонкий смычные согласные: паjп 'женщина', jар'тибэӈ 'белка'; м — губно-губной носовой сонант: марқил 'девушка'; w — губно-губной круглощелевой согласный:  waj 'опять'.
   т, д — переднеязычные глухой и звонкий смычный согласные: тури 'штаны', көдэ 'человек'; н — переднеязычный носовой сонант: нонол 'петля'; с — переднеязычный щелевой глухой согласный: саwа 'шкура'; л — переднеязычный веларизованный боковой сонант: лаwjэӈ 'вода'; л' — перодyеязычный апикальный боковой сонант, типа французского l (икл'ан' 'твердый'); р — переднеязычный дрожащий сонант: т'уораскэӈ 'котел'.
   т', д' — среднеязычные глухой и звонкий смычные согласные: ма:т'эӈ 'аркан', көд'эӈ 'червь'; н' — среднеязычный носовой сонант: эн'иэ 'мать'; j — среднеязычный щелевой сонант: оӈоj 'мешок'.
    к, г — заднеязычные глухой и звонкий смычные согласные: эку 'дыра', т'угуон' 'острый'; ӈ —заднеязычный носовой сонант: моӈоӈ 'шапка'.
    ӄ — увулярный глухой смычный согласный: ӄаjт'иэ 'дед'; ҕ — увулярный звонкий щелевой согласный: т'оҕаjэ 'нож'.
   § 4. Слово в юкагирском языке может начинаться одним гласным или одним согласным звуком. Все гласные фонемы, а также дифтонги могут употребляться в начале, в середине и в конце слов. Начальными согласными в тундренном диалекте могут быть смычные п, т, т', к, ӄ; щелевые w с; сонанты м, н, н', j, л, л'. Не могут быть начальными согласными: смычные звонкие б, д, д', г [В заимствованных словах, а также в некоторых именах собственных звонкие смычные встречаются в начале слов]; щелевые р, ҕ; сонант ӈ. Не могут быть конечными согласными: смычные звонкие, щелевые звонкие и, ҕ; щелевой глухой с. В середине слова в интервокальном положении встречаются все согласные фонемы.
    Типы слогов: Г — а-ма 'отец'; ГС (закрытый слог) — өр-д'э 'середина'; СГ (открытый слог) — та-да 'там'; СГС — сал 'дерево'; СГСС — монк 'скажи'. В составе слогов трех первых типов вместо гласного может выступать дифтонг. Слово внешне может совпадать со слогом: э 'да', у:к 'иди', т'ул 'мясо', ӄаjл 'камень'. Встречаются слова, состоящие из семи слогов: мэкурилит'илбуд'эӈ '(я) знать хочу'.
    Ударение падает на первый или второй слог. В единичных случаях оно дифференцирует значение слов: мáрол 'удача', марóл 'одетый'.
    § 5. Изменения гласных и согласных звуков немногочисленны. В некоторых случаях под влиянием гласных а, о следующего слога отмечается регрессивная ассимиляция гласных э > а, э > о: нимадаҕа 'в его доме' (нимэ 'дом'), момод'эӈ '(я) сказал' (мэ частица со значением утверждения), а также другие изменения гласных. Отмечается прогрессивная ассимиляция глухих смычных со звонким смычным под влиянием предшествующих сонантов: элбунд'эӈ '(я) не убил' (пун'к 'убей'), ассимиляция j > л': элл'уоjэли '(мы) не видели' (jуок 'смотри'), чередование с/р: т'улан раwа 'шкура горностая' (саwа 'шкура') и другие изменения согласных.
                                                                   МОРФОЛОГИЯ
    Слова в юкагирском языке делятся на членимые и нечленимые. По признаку морфологического строения в членимых словах выделяются корневые, деривационные и реляционные морфемы, а по признаку словообразовательного строения — корневые или производные основы и суффиксы несинтаксического и синтаксического формообразования. Так, например, в глаголах: т'оҕунэj 'быть тонким', т'оҕуҕат' 'утончилось', т'оҕуҕарэjм 'утончил (раз)', т'оҕуҕасум 'утончал (много раз)' выделяется корень т'оҕу-, основообразующий суффикс качественного глагола -нэ-, основообразующий суффикс собственно глагола со значением процесса -ҕа-, основообразующие суффиксы -рэ-j- - однократного и -су- - многократного действия и, наконец, личные показатели 3-го лица единственного числа непереходных глаголов -j, -т' и переходного глагола -м. Отмечаются случаи изменения корня: сэwрэм 'внес', сөкт'им 'вносит', поjэрэт' 'поскользнулся', поjарт'и 'скользит'. Кроме суффиксов встречаются еще четыре препозиционные формообразующие частицы: мэ- - со значением утверждения, эл- - отрицания, ат- - условности, ни- - совместности. Последняя частица может быть уже относима к словообразующим префиксам, поскольку при ее помощи образуется залог совместного действия.
    Проблема частей речи в юкагирском языке подлежит еще специальному исследованию. Прилагательных в этом языке нет. Их значения выражаются при помощи качественных глаголов. Не обособляются в особую часть речи и числительные. Производимое в этой статье выделение их дано условно. Удобнее всего делить юкагирские слова по формам словоизменения. К словам склоняемым относятся имена существительные, местоимения личные, указательные и вопросительные (соотносимые только с лицом или предметом), количественные числительные на л'э (образованные от количественных основ именного типа), имена действия и наречия места. К словам же спрягаемым относятся глаголы: переходные и непереходные, с относящимися к ним лексико-семантическими группами качественных, количественных (образованных от количественных основ глагольного типа) и местоименных (вопросительных и определительных) глаголов. К словам неизменяемым относятся различные разряды наречий, междометия и некоторые служебные слова.
    Юкагирский язык имеет специальные грамматические формы для выражения логического ударения, которое может сосредоточиваться на подлежащем, прямом дополнении и сказуемом предложения.
    § 6. Имена существительные имеют грамматические категории числа, падежа и притяжательности.
    Имеются два числа — единственное и множественное. Первое выражается нулевым показателем, а второе при помощи суффиксов -п-, -пэ-, -пул-: н'анмэптиэк 'тальнички' (н'анмэ 'тальник'), илэпэ 'олени' (илэ 'олень'), ла:мэпул 'собаки' (ла:мэ 'собака').
    Имеется семь падежей: основной, творительным, местный, отложительный,  продольный, направительный,  родительный.

    При помощи показателей родительного падежа -н- и -д- образуется обычно форма определительного словосочетания, а не форма слова.
    Имя существительное в основном падеже может выступать в предложении в роли подлежащего или прямого дополнения. Показателями логического ударения, сосредоточивающемся на подлежащем или прямом дополнении, являются суффиксы -лэ, -к, оформляющие также имя существительное, когда оно выступает в роли сказуемого (тэн нимэлэ 'это дом-есть', тэн амат'э нимэк 'это хороший дом'). Первый суффикс присоединяется к имени существительному, выраженному отдельным словом, а второй — к определительному словосочетанию. При сказуемом, выраженном переходным глаголом, указанными показателями оформляется прямое дополнение. При сказуемом, выраженном непереходным глаголом, указанными показателями  оформляется подлежащее.

    Категория принадлежности свойственна только 3-му лицу. В основном падеже она выражается при помощи суффикса -ги, а в косвенных падежах при помощи суффиксов -д-'—дэ-: Таданэ көдэги монни 'Тогда ее муж сказал', Мэт аридэлэк мэраиӈ 'я из его ружья стрелял'; Мэт нимэдэҕа мэкудэрэӈ 'Я в его доме положил'; мэт нимэдин' мэкэwэт'эӈ 'я к его дому пошел'.
    Форма совместности образуется от основ имен существительных посредством суффиксов -н'э, -н'эӈ, -н'эj, -нд'э, -н'о, при помощи которых оформляется одно из двух существительных, образующих словосочетание, которое выступает в предложении в роли подлежащего или прямого дополнения. Так, показателями -н'эj и -нд'э в зависимости от основы имени существительного оформляется только первое существительное в группе подлежащего: Илэн'эj ла:мэ мэӄалдэjӈи 'С оленем собака (т. е. олень и собака) убежали'; Ла:мэнд'э илэ мэӄалдэjӈи 'с собакой олень (т. е. собака и олень) убежали'. При помощи же показателя -н'э, -н'эӈ оформляется либо первое, либо второе существительное, входящее в группу подлежащего: Лабунмэн'эӈ өjэгеӈ мэн'иэд'иӈи 'С куропаткой заяц (т. е. куропатка и заяц) говорили'; Мэт мэт акан'эӈ мэнэwритт'эли 'Я со старшим братом (т. е. я и старший брат) испугались'. В группе дополнения первое имя существительное оформляется обычно суффиксом -н'эj или -нд'э, реже суффиксом -н'о, а второе только суффиксом -н'о: Мэт илэн'эj ла:мэ мэтанд'иӈ 'Я с оленем собаку продал'; Мэт ла:мэнд'э илэ мэтанд'иӈ 'Я с собакой оленя продал'; Лабунмэн'о оjэгэӈ мэwэл'иӈ 'С куропаткой зайца на спину поднял'; Мэтӄанэ мэт акан'о мэкэwрэjм 'меня со старшим братом увез'.
    Форма совместности стоит особняком от падежных форм, так как имена существительные, присоединяющие к себе показатели этой формы, выступают в глаголах в качестве основ глагольных слов со значением обладания.
    Форма увеличительная образуется от основ имен существительных при помощи присоединения к ним суффиксов -тэгэ(ӈ), -ткэ(ӈ): нимэтэ гэ(ӈ) 'большой дом', т'оҕаjэткэ(ӈ) 'большой нож'.
    Форма уменьшительная образуется от основ имен существительных при помощи присоединения к ним суффикса -диэ~-тиэ, а в притяжательной форме 3-го лица ед. ч. посредством суффикса -гитэгиэ: нимэдиэ мэӄарпил'эj 'домик развалился', нимэгитэгиэ мэӄарпил'эj 'его домик развалился'.
    Имена существительные делятся на непроизводные и производные. Производные могут быть простыми и сложными.
    Непроизводные имена существительные имеют непроизводные основы, которые оканчиваются гласными и сонантами: н, н', л, л', р, j. Некоторые из этих сонантов являются, по-видимому, омертвелыми словообразовательными суффиксами.
    Производные имена существительные образуются от основ имен существительных и основ различных групп глаголов при помощи следующих суффиксов:
    Сложные имена существительные могут быть классифицированы но двум признакам — определяемому и определяющему компоненту, которые в сложном слове могут подвергаться различному переосмыслению. В качестве определяемого компонента выступают: имя существительное jоҕудэку 'ноздри' (jоҕул 'нос', эку 'отверстие'), имя действия: ал'ҕадиарул 'рыбный промысел' (ал'ҕа 'рыба', иэрул 'промышлять', 'промысел'), основа переходного глагола: монил'эданҕи 'расческа' (монил'э 'волосы', анҕим 'расчесывал', 'скоблил'), основа переходного глагола, оформленная показателем причастия: ару:нмөриjэ 'переводчик', букв, 'слова слышатель' (ару: 'слово', мөрим 'слышал'); основа качественного глагола, оформленная показателем причастия: угурт'эн'а:wиjа 'белоногий', букв, 'ногобелый' (о масти оленя: угурт'э 'нога', н'а:wэj 'белый'); основа наречия или послелога, оформляемая в конце суффиксом -wрэ: аӈанпурэwрэ 'верхняя губа' (аӈа 'рот', пурэ 'верх'), маҕинкэjэwрэ 'перед дохи' (маҕил 'доха', кэjгудэӈ 'впереди') и др. В качестве первых компонентов сложных слов выступают имена существительные, имена действий, основы и причастные формы глаголов, наречия и др.
    § 7. Разряды местоимений: личные, притяжательные, указательные, вопросительные, определительные и неопределенные. Местоимения, соотносимые с именами (личные, указательные и некоторые вопросительные), склоняются, а местоимения, соотносимые с качественными и количественными глаголами (определительные и некоторые вопросительные  местоимения), спрягаются.
    Личные местоимения: мэт 'я', тэт 'ты', тудэл 'он', мит 'мы', тит 'вы', титтэл 'они'.
    Склонение личных местоимений отличается от склонения имен существительных тем, что личные местоимения не имеют творительного и родительного падежей; дательно-направительный падеж образуется при помощи суффикса  -ин'.
    Склонение личных местоимений

    Основной падеж личных местоимений имеет формант -эк, при помощи которого выражаются логическое ударение и показатели -ул, -ӄанэ. не выражающие его:

    Личные местоимения в основном падеже выражают также логическое ударение или не выражают его в зависимости от формы сказуемого, представленного переходным глаголом: мэт аи 'я стрелял', мэт мэраиӈ 'я стрелял', тэт мэтэк аимэӈ 'ты в меня стрелял', тэт мэтул мэраимэк 'ты в меня стрелял', тудэл мэтэк аимэлэ 'он в меня стрелял', тудэл мэтӄанэ мэраим 'он в меня стрелял'.

    Предикативные формы притяжательных местоимений образуются отличных при помощи суффикса -л'э: мэтл'э 'мой', тэтл'э 'твой', тудэл'э 'его' и т. д. Значение притяжательности выражается также определительным словосочетанием личного местоимения с именем существительным: мэт илэ 'мой олень' и т. д.
Указательные местоимения в зависимости от указания на близость или отдаленность, видимость или невидимость предмета, а также в зависимости от выражения логического ударения в основном падеже имеют следующие формы:

    Местоимения на -н употребляются при указании па предмет: тэн т'оҕаjэлэӈ 'это нож (есть)'. Местоимения на -н'э употребляются при вопросе, относящемся к предмету: Туӈн'э нэмэлэӈ?— Т'оҕаjэлэӈ 'Это что (есть)? — Нож'. Местоимения на -ун указывают на лицо и выступают только в роли подлежащего при переходных глаголах в утвердительно-субъектной форме спряжения: туӈун мэн' 'этот взял'. Остальные формы выступают в роли подлежащего и прямого дополнения: туги мэмэд'им 'этот взял', туги мэн'к 'это возьми'; туӈут монул 'этот сказал', туӈут паjмэӈ 'этого ударил (я)'.
    От форм на -уӈ образуются косвенные падежи указательных местоимений: местн. туӈунӈа, отл. туӈунҕат, продольн. туӈунҕан, направ. туӈуӈин', тиор. туӈунлэк.
    В атрибутивной роли выступают усеченные формы указательных местоимений на ӈ: туӈ көдэ мэн' 'этот человек взял'; тидэӈ гөдэӈ мэкэwэт' 'тот (уже упоминавшийся) человек ушел'.
    Имеются особые формы указательных местоимений, при помощи которых некоторые категории родственников выражают свое уважение друг к другу. Эти указательные местоимения образуются от атрибутивных форм на ӈ посредством суффикса множественного числа п: туӈуп 'этот' вместо туӈут или туӈун, адуӈуп вместо адуӈут, адуӈун и т. д.
Очень интересны словосочетания, образуемые от имен действия и указательных местоимений: таӈут 'этот', 'тот', таҕи 'этот', 'тот'. Словосочетания с таӈут выражают логическое ударение, а с таҕи не выражают его: кэлулдаӈут монул 'пришедший (тот, кто пришел) сказал', кэлулдаҕи мони 'пришедший (тот, кто пришел) сказал'.
    Вопросительные местоимении, относящиеся к человеку и к вещи кин? 'кто?', нэмэӈ? 'что?' склоняются: кинҕа? 'у кого?' и т. д., нэмэҕа? в чем?', 'где?' и т. д. Вопросительное же местоимение ӄуодэбан? 'какой?', соотносимое с качественными словами, представляет собой вопросительный глагол и спрягается: мэт куодэбаӈ? 'какой я (есмь)?', тэт ӄуодэбанк? 'ты какой (еси)?' и т. д., мэт ӄуодэбантэм? 'я какой буду?', тэт ӄуодэбанут? 'ты какой будешь?' и т. д. Этот вопросительно-местоименный глагол имеет также атрибутивно-причастную форму: ӄуодэбанд'э ла:мэк? 'какая собака?'. Вопросительное местоимение, относящееся к количеству со значением 'сколько?', имеет именные формы: (тэт илэ ӄамлал? 'твоих оленей сколько?', тудэл ӄабун ламэн'? 'он сколько собак имеет?', тудэл ӄабуд илэн'э? 'он сколько оленей имеет?'; суффиксы -н и -д — показатели родительного надежа) и глагольные формы (мит ӄамлалуок? 'нас сколько (есме)?'; мит ӄамлатуок? 'нас сколько будет?').
    Определительное местоимение со значением 'такой' представлено определительно-местоименным глаголом: титэбани 'такой (близкий) есть', татпани 'такой (отдаленный) есть'; титэбанд'э ла:мэк (татпанд'эла:мэк) мэн'мэн 'такую собаку взял'; мит титэл'эjли 'мы такие (есме)'; мит титэл'элбуд'эли 'мы такими желаем быть'. Определительное местоимение со значением «все» имеет три формы, обусловленные его синтаксической функцией: jаwнэр (форма подлежащего), jаwно (форма прямого дополнения), jаwнэj (форма определения).
    Неопределенные местоимения образуются от некоторых вопросительных местоимений посредством препозиционной частицы мэ: мэнэмэ 'что-то', мэкин 'кто-то', мэӄабун 'сколько-то' и др.
    § 8. Слова, выражающие числовые представления, не образуют однородной в морфологическом отношении группы. Слова, соответствующие количественным числительным русского языка, образуются в юкагирском языке от основ двух типов. Первый тип основ (придикативных): мо.рӄо- 'один', киjо- 'два', jало- 'три', jалакла- 'четыре', имдал'д'а- 'пять' и т. п.; второй тип основ (атрибутивных): ма:рӄа- 'один', ки- 'два', ja- 'три', jэлуку- 'четыре', имдал'д'и- 'пять' и т. п.
    От основ первого типа при помощи суффикса сопоставляющегося с глагольным суффиксом 3-го лица единственного числа, образуются самостоятельные предикативные формы количественных числительных, имеющие форму отдельного законченного слова: мо:рӄон 'один', киjон' 'два', jалон' 'три', jалаклан' 'четыре', имдал'д'ан' 'пять', малаjлан' 'шесть', пускиjан' 'семь', малаjлаклан' 'восемь', wалҕан'умкруон' 'девять', кунал'ан' 'десять'.
    От основ второго типа посредством суффиксов родительного падежа -м- и -д- образуются атрибутивные формы количественных числительных: марӄан, гөдэк 'один человек', ма:рӄад илэк 'один олень', кин гөдэк 'два человека', кид илэк 'два оленя' и др. Эти формы числительных связаны с определяемым существительным и но выступают в качество отдельного законченного слова.
    К формам количественных числительных, образованных от оспов первого типа, падежные суффиксы не присоединяются, так как основы этих числительных спрягаются. От основ же второго типа посредством суффикса -л'э образуются субстантивированные числительные, обозначающие предмет но ого количественному признаку: Мэт ит'уоӈ — кин гөдэк нэлуӈул: марӄалл'э илэбурэ, марӄалл'э угурт'элэк кэлуну) 'Я посмотрел — два человека идут: один на олене (верхом), один пешком (ногами) идет'. К таким субстантивированным формам числительных присоединяются падежные суффиксы: элкилл'эҕан кик, ма:рӄалл'эҕан кик 'не два, а один дай'.
    Система счета у юкагиров десятичная. Счет до «десяти» производится при помощи предикативных форм числительных, оканчивающихся на -н'. Счет же выше «десяти» образуется от основ второго типа при помощи суффикса -бури, образованного от пурэ 'верх': кунил'-ма:рӄа-бури 'одиннадцать', кунил'-ки-бури 'двенадцать', кунил'-jал-бури 'тринадцать' и т. д. Счет десятков также образуются от основ второго типа: кин-гунил' 'двадцать', jангунил' 'тридцать' и т. д.
    Порядковое числительное киаjалэлдаҕи 'первый' образовано посредством присоединения к слову с качественной основой киаjалэл 'передний' указательного местоимения таҕи, либо к причастной форме этого слова кэаjад'э- суффикса -л'э:кэаjад'эл'э 'первый'. Порядковое числительное со значением 'второй' образуется от основы көнмэ-ги- (возможно, от көнмэ 'товарищ') при помощи суффиксов -с-т'э-ги или -с-т'э-л'э: көнмэгист'эги, кенмэгист'эл'э 'второй'. Остальные порядковые числительные образуются от основ количественных числительных посредством присоединения к ним тех же суффиксов: jалмаст'эги 'третий', основа jал-ма-, jэлэклэст'эги 'четвертый', имдал'д'эст'эги 'пятый' и т. д. Отделив от порядковых числительных суффикс -ги, можно выделить их атрибутивную форму на -т'э-: jалмаст'эд'аjлаҕа 'на третий день' и т. д. Порядковое числительное со значением 'первый' имеет другую атрибутивную форму: киаjад'э-: киаjад'эдилэ 'первый (передний) олень'.
    §9. Имя действия образуется от основ переходных и непереходных глаголов посредством суффикса -л. К глагольным основам на гласный и на w суффикс -л присоединяется непосредственно, а к глагольным основам, оканчивающимся согласным звуком, он присоединяется посредством гласных -у-, -и-: у:л 'хождение', лаwл 'питье (как процесс)', монул 'говорение', пун'ил 'убиение' и т. д. Суффикс -л присоединяется также к основам с качественным и количественным значением: т'амол 'большой', мо:рӄол 'один' и т. д.
    Все имена действия (в том числе качественные и количественные слова на -л) не выражают логического ударения и противостоят в роли сказуемого утвердительно-предикативным формам глаголов, выражающих таковое.
    Значения, выражаемые некоторыми падежными формами имени действия, значительно отличаются от значений, выражаемых надежными формами имен существительных.
    Имя действия в именительном падеже выступает в роли подлежащего и прямого дополнения. При этом оно субстантивируется: урал т'аjлэлэӈ 'ученье свет', тэт wиэл мэт элwиэтэjэӈ 'твоей работы (твоего делания) я не сделаю'.
    Имя действия в творительном падеже выражает процесс, после которого совершается действие, выраженное сказуемым главного предложения: Игиjэлэк ирэм, ирэлэк, лат'илӈин' кэwэт' 'Ремнем привязала, привязавши, по дрова ушла', Эримэн ӄодирэлэк эримэдудуру мэjаӈрит'эл'и 'Снег раскопав, в снегу уснули'.
    Именем действия в местном падеже обозначаются обстоятельственно-временные условия, при которых совершается действие, выраженное сказуемым главного предложения: Мэт кэлуӄа, мэт т'и: мэпуӈуолӈи 'Когда я пришел, мои люди (родственники) обрадовались'; Тэт wиэтэлҕанэ, мэрамотэj 'Когда ты развяжешь, хорошо будет'.
    Имя действия в продольном и отложительном падежах субстантивируется: н'аҕа миралҕан мэкэwэjӈи 'вместе по дороге ушли' (мирал 'шагание'), Aӄ литэгэсулҕат эмд'эд'эӈ jуоги ӄабалэл 'Вот от битья голова младшего оплешивела'.
    Имя действия в дательно-направительном падеже указывает на цель действия: Мэт тэтин' тэт jаwулҕа jоралӈин' ма:н 'Я тебя на твоем пути жду, чтобы играть (с тобой)'.
    § 10. Глагол имеет категории лица, времени, наклонения, способов действия и залога. Глаголы делятся на непереходные и переходные. Первые подразделяются еще на три лексико-семантические группы: собственно-непереходные глаголы: у:j 'ушел (он)', кэwэт' 'пришел (он)', монни 'сказал (он)'; качественные глаголы: wэрwэj 'сильный (он есть)', амат' 'хороший (он есть)', т'амон' 'большой (он есть)' и количественные глаголы: мо.рӄон' 'один (он есть)'.
    Непереходные и переходные глаголы имеют следующие показатели лица:

    Суффиксы -jэ-/-j, -т'э-/-т', -д'э-, являющиеся обязательными компонентами лично-предикативных форм непереходных глаголов, за исключением 3-го лица множественного числа, имеют явную причастную природу.
    В зависимости от сосредоточения логического ударения на сказуемом, подлежащем или прямом дополнении глагол выступает в следующих формах спряжения:

    При утвердительно-предикативной и отрицательно-предикативной формах спряжения логическое ударение сосредоточивается на глаголе-сказуемом. Непереходные глаголы в этих формах спряжения отличаются друг от друга препозиционной частицей -мэ-, мэ-р-, выражающей утверждение, и частицей эл, выражающей отрицание, а также различным"оформлением 3-го лица ед. и мн. ч.; переходные же глаголы в этих формах спряжения отличаются друг от друга не только указанными частицами, но и различными показателями лица: в отрицательно-предикативной форме спряжения переходные глаголы спрягаются как непереходные.

    В утвердительно-субъектной форме спряжения логическое ударение сосредоточивается на подлежащем, в связи с чем непереходный и переходный глаголы получают особое оформление: корневые морфемы первых оформляются показателем имени действия -л, а корневые морфемы вторых не получают никакого оформления (за исключением 3-го лица множественного числа) и выступают в функции полнозначных слов.

    В утвердительно-объектной форме спряжения переходных глаголов логическое ударение сосредоточивается на прямом дополнении, в связи с чем глагол оформляется особыми показателями.
    Спряжение качественных и количественных глаголов также подчинено логическому  ударению.
    В утвердительно-предикативной форме спряжения качественные и количественные глаголы спрягаются как непереходные и выражают логическое ударение, противопоставляясь в этой позиции утвердительно-субъектным формам на -л, при которых оно сосредоточивается на подлежащем.

    Имеются три времени — прошедшее, настоящее и будущее.
    Прошедшее время выражается: а) основой глагола с нулевым окончанием: мэт пун' 'я убил'; б) утвердительно-предикативной и утвердительно-объектной формами спряжения: мэт мэпун'иӈ 'я убил'; мэт илэлэ пун'мэӈ 'я оленя убил'; мэт мэру:jэӈ 'я ходил'; в) глаголом в форме па -л: мэтэк у:л 'я ходил'.
    Настоящие кремя образуется посредством суффикса -ну-, близкого к суффиксам многократного способа действия: мэт аину, мэт мэраинуӈ 'я стреляю'; мэт мэр:уну jэӈ 'я иду'.
    Будущее время образуется посредством суффиксов -т-, -тэ-: мэт аит, мэт мэраит 'я буду стрелять'; мэт мэру:тэjэӈ 'я пойду'.
    Имеются наклонения изъявительное, повелительное, желательное, долженствовательное, сослагательное и заочное.
    Изъявительное наклонение выражается при помощи форм времени, указанных выше. Повелительное — посредством суффиксов -к, -ӈик: wиэк 'сделай', wиэӈик 'сделайте'. Желательное — посредством суффиксов -бу-, -бун'-: мэт мэjуолбуд'эӈ 'я видеть хочу' (jуок 'посмотри'). Долженствовательное — посредством суффикса мораw: мэд'уолмораwн'эjэӈ '(я) взять должен' (мэд'ил 'взятие'). Сослагательное — посредством препозиционной частицы ат: мэраткиӈ '(я) дал бы' (кик 'дай'). Заочное — посредством суффиксов -л'эл-, -л'э-: мэт мориӈ, тэт илэлэ пулл'элмэӈ 'я слышал, ты оленя убил' (пун'к 'убой'); мэjабал'эн' 'умeр (слышали об этом, но не видели)'; jабаj 'умер'.
    Деепричастия образуются от глагольных основ посредством присоединения к  ним суффиксов -р,  -рэ,  -дэ,  -рэӈ~-дэӈ, -рэлдэ~-дэлдэ и делятся на деепричастия а) слитного действия: титин' эн'ид'иэлбун'ир кол'дэӈ 'к вам свататься желая, пришел'; б) одновременного: саҕанэрэӈ ниэд'ик 'севши, говори'; в) предшествующего: т'аҕарэлдэ, мэкэwэт' 'переправившись, ношeл'; г) условного: эллэwрэ, мэjабатэjэӈ 'если есть нe буду, умру'.
    Значения деепричастий выражаются также некоторыми падежными формами имени действия.
    Причастия выступают только в роли определения, тесно примыкая к определяемому ими слову и образуются от основ непереходных и переходных глаголов при помощи суффиксов -j-, -jэ-, -т'э-, -д'э-, -нд'э-. Причастиям свойственны формы времен: прошедшего, настоящего и будущего: кэлуj гөдэ 'пришедший человек' (ср. көдэ мэкэлуj 'человек пришел'); кэлунуj гөдэ 'идущий человек', кэлтэj гөдэ 'человек, который придет'; нимэлэсл'элд'э гөдэ 'писавший человек', нимэлэснунд'э гөдэ 'пишущий человек', нимэлэстэj гөдэ 'человек, который напишет'. Непереходные глаголы имеют еще форму причастия на -л: саҕанэл гөдэ мэрэгоjи 'сидевший человек встал'. От глагольных основ страдательного залога образуются причастия того же значения: wиэjод'э лалимэк 'сделанная нарта' (wиэл 'делать', wиэjол 'сделанное'); ту мориjол jаӄтэлэ... 'эту слышанную песню...'
    Имеются залоги: действительный, побудительный, страдательный и залог совместного действия. К действительному залогу относятся все переходные глаголы: мэт т'оҕаjэлэ wиэмэӈ 'я нож сделал'. Побудительный залог образуется от основ переходных глаголов при помощи присоединения к ним суффиксов -сэ-, -су-, -jи-, -д'и-, -т'и-: wиэсэм 'заставил сделать' (wиэк 'сделай'); ӄаjсэсум 'заставил согнуть' (ӄаjсэк 'согни'); лаwjим 'заставил пить' (лаwк 'пей'); пун'дим 'заставил убить'. (пун'к' 'убей'); тэл'иэст'им 'заставил сушить' (тэл'иэсук 'суши'). Страдательный залог образуется от основ переходных и непереходных глаголов при помощи присоединения к ним суффиксов -о- ~ -jо-, -уо- ~ -jуо-: wиэjон' 'сделано' (wиэк 'сделай'); монуон' 'сказано' (монк 'скажи'). Залог совместного действия образуется при помощи префикса (частицы) ни, который присоединяется непосредственно к основе глагола: мэни-паjт'эли 'мы (раз) ударили друг друга'; мэнипа]ду]ли 'мы (много раз) ударяли друг друга' (паjк 'ударь').
    Имеются четыре способа действия: однократный, многократный, начинательный и мгновенный. Однократный способ действия в зависимости от основы глагола образуется при помощи суффиксов       -рэ-, -рэj-, -дэ-, -дэj-, -тэ-, -тэj, -гэ-, -гэj-, -да-, -даj'-, -сэ-, -сэj-: тонэjм 'отогнал' (тонам 'гнал'); ӄалдэт' 'убежал' (ӄалҕудуj 'бегает'); ӄусэҕат' 'прыгнул' (ӄусэд'и 'прыгал') и т. д. Многократный способ действия в зависимости от основы глагола образуется при помощи суффиксов -и-, -jи-, -ри-, -т'и-, -рит'и-, -дит'и-, -д'и, -ду-, -су-, -уjи-, -уоjи-, -нун-, -нуну-: пөриндим 'пинает' (пөриндэм 'пнул'); тадиjим 'давал' (тадим 'дал'); суӈрим 'кидал' (сусэjм 'кинул'); jорт'им 'указывал' (орэм 'указал'); jонрит'им 'открывает' (jонотэjм 'открыл'); wэлдит'им 'вешает' (wэлтэм 'повесил'); пэнд'и 'возвращается' (пэнгэт' 'вернулся'); паjдум 'бил' (паjм 'ударил'); jатаҕасум 'выпрямлял' (jатаҕарэjм 'выпрямил'), и т. д. Начинательный способ действия образуется при помощи суффиксов -а-, -на-, -иэ-: лаwам 'начал пить' (лаwк 'пей'); тонанам 'начал гнать' (тонок 'гони'); пуӈриэм 'начал варить' (пуӈрэк 'вари'). Мгновенный способ действия образуется при помощи суффикса -(т)тэрэj: кэлгуттэрэjм 'сразу дернул' (кэлгудэсум 'дернул').
    Непереходные и переходные глаголы делятся на непроизводные в производные. Непроизводные непереходные и переходные глаголы п строго определенных контекстуальных условиях могут быть представлены корневыми морфемами (см. стр. 444—445).
    Производные непереходные глаголы образуются от основ некоторых имен существительных посредством конверсии: jаӄтэj '(он) пел' (jаӄтэ 'песнь'). От других имен существительных основы производных непереходных глаголов образуются при помощи основообразующих суффиксов: а) -р- (т'уӈрэри 'поумнел', т'уӈрэ 'ум'); б) -рэ- (экурэj 'продырявилось', эку 'отверстие'); в) -рэ-j-, -рэ-т', где -т' — показатели однократности действия (т'аjлэрэjл, т'аjлэрэт' 'посветлело', т'аjлэ 'день').
    Особо отмечаем суффиксы: а) -рэ-, -р(у)-, омонимичные с вышеприведенными, при помощи которых образуются основы непереходных глаголов со значением 'только-что, (недавно) приобрести что-либо': мэт мэрилэрэjэӈ 'я приобрел оленя' (илэ 'олень'), мэт мэт'оҕаjэрд'эӈ 'я приобрел нож' (т'оҕаjэ 'нож'); б) -н'э , -нд'э- образуют от существительных основу глагола со значением '(давно) иметь что-либо': мэт мэрилэн'эрӈ 'я имею оленя (оленей)'; мэт мэт'оҕаjэнд'эӈ 'я имею нож'; в) -уо- образует от существительных основу непереходного глагола со значением 'быть кем-, чем-либо': мэт амаӈод'эӈ 'я отец есмь' (ама 'отец'); г) -ӈола- образует от существительных основу непереходного глагола со значением 'стать кем-, чем-либо': амаӈолаj '(он) отцом стал'.
    Непереходные качественные глаголы имеют непроизводные (корневые) и производные основы. К первым относятся основы типа wэрwэ-j 'сильный', ама-т' 'хороший', икл'а-н' 'твердый'; ко вторым относятся основы, образованные при помощи непродуктивных суффиксов -нэ-, -н'э-, -н'-: т'итнэ] 'длинный', торон'эj 'черный', н'амут'эн'и   'красный'.
    Производные непереходные глаголы образуются от корневых основ качественных глаголов посредством суффиксов: а) -ҕа-j, -ҕа-т', -гэ-j, гэ-т': т'оҕуҕаjл, то'оҕуҕат' 'утончилось' (т'оҕунэj 'тонкий'), т'ит'эгэjл, т'ит'эгэт' 'удлинился' (т'итнэ] 'длинный'); б) -ҕал'э-: силҕал'эj 'высохло' (силнаj 'сухой'); в) -рэ-: сурурэj 'разжирел' (сурун'эj 'жирный'): г) -му-: унн'эмуj 'затупился' (унн'эj 'тупой'); икл'эмуj 'затвердел' (икл'-ан' 'твердый'); д) -ӄа-: амаӄаj 'поправился' (амат' 'хороший').
    Непереходные местоименные глаголы ӄуодэбан? 'какой (есть)?', титэбани 'такой (близкий)', татпани 'такой (отдаленный)' и wиэдэбани 'другой' образованы от наречий ӄуодэ? 'как?', титэ 'так', тат 'так' и основы wиэдэ 'другой' посредством основы непереходного глагола пан- 'быть поставленным' (сабанд'э мэпани 'сеть поставлена').
    Производные переходные глаголы образуются от основ некоторых имен существительных посредством конверсии: wэгиэм  '(он) вел караван' (wэги 'караван'). От других имен существительных основы производных переходных глаголов образуются посредством суффиксов: а) -тэ-: jорт'итэм 'приклеил' (j'орт'и 'клей'); б) -су-: коjлэсум 'искрошил' (коjлэ 'крошка'); в) -сэ-j- (-j- - показатель однократности действия): т'иӈит'эсэjм 'затемнил' (т'иӈит'эл 'ночь'); г) -рэ-: пуӈрэм 'варил' (пуӈэ 'суп'); д) -ри-: jактэрим '(кого-то) воспевал' (jаӄтэ 'песнь').
    Особо отмечаем суффиксы -тэ- и -су-, омонимичные с вышеприведенными, но образующие основы переходных глаголов, со значением снабжения лица предметом: тудэл мэтӄанэ мэрилэтэм 'он меня снабдил оленем', мэт тэтул мэт'оҕаjэсуӈ 'я тебя снабдил ножом'; суффикс -ӈори-, образующий основу переходного глагола со значением 'пользоваться чем-либо': мэт т'оҕаjэӈориӈ 'я пользуюсь ножом'; -т'э-, образующий основу глагола со значением 'пойти сделать что-либо': тонат'эм 'пошел гнать' (тонок 'гони').
    Производные переходные глаголы образуются от корневых основ качественных глаголов при помощи суффиксов: а) -ҕа-рэj, -гэ-рэj: т'оҕуҕарэjм '(он) утончил' (т'оҕунэ) 'тонкий'), т'ит'эгэрэjм '(он) расправил в длину' (т'итнэj 'длинный'); б) -л'эсу-: потил'эсум 'наполнил' (потинэj 'полный'); в) -р(у)-: унн'эрум 'затупил', унн'эрк 'затупи' (унн'эj 'тупой'); wэjлэрум 'расширил', wэjлэрк 'расширь' (wэj'лон' 'широкий'); г) -мусу-, л'укумусум 'уменьшил' (л'укуон' 'маленький'); д) -ӄасэ-: амаӄасэм 'поправил', 'излечил' (амат' 'хороший'). Некоторые переходные глаголы, как это можно видеть из приведенных примеров, образуются не непосредственно от корневых основ качественных глаголов, а от произведенных от них вторичных основ непереходных глаголов.
    Производные переходные глаголы образуются от основ непереходных глаголов посредством суффиксов: а) -рэ-: ӄарт'уорэм 'обманул' (ӄарт'и 'лжет'); б) -рэj-: алҕарэjм 'сломал' (солҕат' 'сломалось'); в) -ри-: wорпэрим 'остерегал' (wорпэ] 'остерегался'); г) -сэ-: т'ирэсэм 'утопил' (т'ирэт' 'утонул').
    § 11. Наречия юкагирского языка делятся на определительные и обстоятельственные. К определительным относятся наречия качественные, меры и степени и наречия образа действия. К обстоятельственным — наречия места, времени и наречия причины.
    Наречия качественные образуются от некоторых основ, обозначающих качество посредством суффиксов -нэ, -нэӈ: wаринэӈ 'крепко' (wарул 'крепкий'). В некоторых случаях эти суффиксы наращиваются на основы, оформленные еще показателями j, т': wэрwэjнэ паjк 'сильно ударь' (wэрwэj 'сильный'), амутнэӈ эwрэк 'хорошо иди' (амат' 'хороший'). От основ некоторых качественных глаголов на -нэ качественные наречия образуются посредством замены (или чередования) гласного э в суффиксе нэ гласным и и присоединением к основе суффикса j-рэ, j-рэӈ: самниjрэ wиэк 'широко сделай' (самнэj 'широкий').
    Наречия меры и степени: т'аманэӈ, энгэнэӈ 'очень', 'чрезмерно', н'умрирэӈ, н'умруо 'полностью', аӄ, аӄтэ, мирин' 'только' и др.
    Наречия образа действия: н'аҕа 'вместо', иӈэр 'отдельно', пөлт'-энмэӈ 'вдруг', тат 'так', wаj, wаjи 'опять', 'еще', атмэлд'аӄ 'едва', ӄуодэӈ? 'как?' и др.
    Наречиями места (аналогично указательным местоимениям, с которыми они имеют общие корни) обозначаются места, видимые говорящими, но находящиеся в различной степени отдаленности от них, либо места, в данный момент невидимые ими. Кроме того, одними наречиями места обозначается ограниченный участок, а другими (образуемыми от первых посредством суффикса нэ) обозначается более обширное пространство (см. таблицу на стр. 449).

    Одними наречиями времени обозначается более или менее точный и ограниченный отрезок времени. Другими же наречиями, образуемыми от первых при помощи суффикса нэ, обозначается менее точный и более обширный промежуток времени: ид'иэ, ид'ирэ 'сейчас', 'теперь' (в данный момент); ид'иэнэ 'теперь' (в настоящее время); таӈниги 'тогда (в тот момент)', таӈнигинэ 'тогда (в то время)'; тида 'давно', 'прежде' (определенный, краткий промежуток времени); тида:нэ 'давно', 'прежде' (в прежнее время). К наречиям времени относятся также: итнэӈ 'долго', ин 'сперва', 'сначала', удэк 'всегда', лаjэнэ 'после', 'потом', эл'и 'пока', элинэ 'сперва', 'вначале' и др. К наречиям причины относятся: куодир? 'почему?',  та:тлэр 'потому' и др.
    §12. К служебным словам в юкагирском языке относятся послелоги и частицы.
    Послелоги, выражающие пространственные отношения: бурэ 'верх', ал 'под', 'низ', тудуру 'внутри', wал' 'возле', лаҕар 'сторона', jэклиjэ 'за', пиэлиэ 'за', пудилиэ 'возле', миклиэ 'ближе', киэjиэ 'перед'. Часть этих послелогов развилась из наречий места. Этим объясняется то обстоятельство, что имя существительное, дополненное послелогом, оформляется падежными суффиксами наречий места: т'аwлаҕарут 'со стороны моря'; т'аwлаҕарун 'вдоль моря', т'аwлуӈудэӈ 'к морю'.
    Частицы с модальным значением: исэ 'может быть' (исэ тудэл мэкурэлитэмк? 'может быть вы его знаете?'): анморҕи 'как будто' (анморҕи мориӈ 'как будто слышал'); эwри 'или' (эwри мэрэнтэjэӈ 'или жив буду'); ӄон, ӄонэли 'если бы как' (ӄон тэто:лаjол амутнэӈ поjуол атэнускуриэjэӈ 'если бы как ты стал, хорошо, много работал бы'); ӄатэ 'лучше', 'уж лучше' (ӄатэ тэт у:к 'уж лучше ты иди'); угунэӈ 'вот удачно', 'вот хорошо' (угунэ кэлуj 'вот удачно пришел).
    Частицы с побудительным значением: мэла, мол, ма:лэк 'а ну!': мэла, кэwэjк 'а ну, иди!', мол, элкэwэjлэк 'а ну, не иди': ма:лэк, тэни кэлук 'а ну, сюда приди'; ӄад'ир 'ну': ӄад'ир, кэwэjк 'ну, иди'.
    § 13. Междометия представляют собой наименее изученный класс слов. В фольклорных текстах они встречаются чрезвычайно редко. Отмечены пока лишь следующие междометия: эw! 'ой!' (оттенок сожаления): эw, jэwлугэ! 'ой, бодняжка!'; это:! 'ой!' (беда): Это! мэт а:wалҕанэ нэмэӈ көjлэсл'эл? 'Ой! мою кровать кто сломал?'.
                                                                          СИНТАКСИС
    §14. Простое предложение по структурному признаку может быть разделено на следующие типы: односоставное предложение, двусоставное простое, неполное, простое распространенное, простое распространенное с оборотом, выраженным надежной фирмой отглагольного имени действия; простое распространенное с деепричастным оборотом.
    К односоставным относятся предложения со сказуемыми, представленными отыменными глаголами, выражающими значение «быть кем-, чем-либо', «стать кем-, чем-либо', «имоть кого-, что-либо. Такие глаголы в юкагирском языке но своему значению соответствуют составным именным сказуемым русского языка со связками «быть» или «стать», а также предложениям с глаголом «иметь»: Удэк илwит'эӈон 'Всегда пастух' (букв, 'пастух есть он', т. е. 'он постоянно работает пастухом'); Тудэлэк көдэпола:jэӈ 'Благодаря ему (букв, 'им') человеком стал (я)' (ср. Туӈ паjпэӈ мэкөдэӈолаj 'Эта женщина человеком стала'): Ма:рӄан элиилшjэ л'эj; мэрэкыан'эj 'Один сирота был; сестру имел (он)'.
    К одпосоставным безличным относятся предложения с отыменным глаголом-сказуемым, со значением смены времен года: Мэлэwэjлӈолаj 'Настало лето'; к особому типу безличных должны быть отнесены предложения, образованные при помощи слова сукун, соотносимого со значениями: «нечто», «природа», «вещь», «человек» и др.: Сукун мэт'а:ӄари 'Замерзло' (букв, 'сукун мерзлоту заимел'); Сукун мэт'эӈит'эри 'Стемнело' (букв, 'сукун ночь заимел'). Эти предложения относятся нами к безличным, подобно тому как к безличным в немецком языке относятся предложения типа es regnet.
    Простое двухсоставное предложение образуется двумя главными членами: подлежащим, стоящим в начале предложения, и сказуемым, стоящим в конце предложения: Апанала: мони 'Старуха сказала'; Т'и: мэкэлуӈи 'Люди пришли'.
    Неполное предложение с опущенным подлежащим. Если подлежащее было упомянуто в предыдущем предложении, то в последующих предложениях оно может быть опущено, тем более, что на наличие субъекта действия указывает личное окончание глагола-сказуемого: Ту паjп мэпулгэт'; лалимэӈ тудиэрэӈ мэкэwэт' илэӈин; кин ӄ:алит'эд илэҕэнэ мэмэд'им; лалимэҕэ мороӈдэм; тидэӈ апанала:ӈин' мэруj 'Эта женщина вышла; нарту волоча пошла к оленям; двух сильных оленей взяла; в нарту запрягла; к той (упомянутой ранее) старухе пошла'.
    Простое распространенное предложение кроме главных членов имеет еще второстепенные: определение, дополнение, обстоятельство. Определенно имеет фиксированное место и ставится перед определяемым словом: wэрwэj илэ 'сильный олень'. Прямое дополнение обычно ставится перед сказуемым: Мэт илэлэ пун'мэӈ 'Я оленя убил'. Обстоятельство времени чаще всего встречается в начале, но может употребляться и в середине предложения: Тада:нэ мэт мод'эӈ 'Тогда я сказал'; Мэт ид'иэнэ о:рэн'эjэӈ 'Я теперь плачу'. Обстоятельства места, образа действия, цели и причины обычно располагаются перед сказуемым, но иногда употребляются и после него: нимэҕа мэру:j 'домой пришел' (ср.: Jаwнэр т'иӈ мэл'эӈи нимэҕа 'Все люди были в доме'); Лад'ид'а саҕанэк 'Осторожно сядь'; Та:тлэр тудэҕанэ ӄабаӈалэк кириjэсӈа 'Поэтому его Плешивым назвали'.
    Простое нераспространенное предложение с оборотом, выраженным падежной формой отглагольного имени действия, имеющим субъект действия, отличный от сказуемого, выражает значение, соответствующее в русском языке сложноподчиненному предложению с придаточным времени: Т'аwур көлдаҕанэ, т'алд'элэк мэннум 'Когда стрела прилетела (приходила, он ее), рукой схватывал'; Лэwэjлӈоладаҕана, мэт т'аманэӈ пуӈуолнунд'эӈ 'Когда наступает лето, я очень радуюсь'.
    Простое предложение с деепричастным оборотом, имеющим субъект действия, отличный от  сказуемого, выражает значение сложноподчиненного предложения с придаточным времени или причины и другими значениями: У:рэӈ, нимэпэлэ jэдэjӈул 'В то время как (я) шел, дома показались'; Аӄ литэгэсуолур, эмд'эд'эӈ jуоги ӄабалэл 'Оттого что били, голова младшего (младший голова его) оплешивела'.
    Проблема сложного предложения в юкагирском языке — предмет будущих исследований.
                                                                         ЛЕКСИКА
    §15. Лексика юкагирского языка недостаточно изучена. К исконным слоям лексики относятся слова, охватывающие хозяйственно-экономический быт, общественную жизнь и религиозные представления. Как и у всех народов, занимающихся охотой, рыболовством и оленеводством, у юкагиров имеется достаточно богатая лексика для обозначения всех орудий промысла, деталей этих орудий, имеется много слов, обозначающих их качественные признаки и процессы изготовления. Все животные, птицы, рыбы и даже некоторые разновидности насекомых имеют в языке специальные обозначения. Достаточно детальной является и анатомическая терминология, что обусловлено родом промысловых занятий. Домашние олени имеют различные наименования, обозначающие их масть, какой-либо признак, возраст.
    Некоторые слова юкагирского языка являются общими с самодийскими языками (особенно с ненецким языком), что указывает на древние исторические связи юкагиров и ненцев. Некоторые элементы лексики, относящиеся к оленеводству, проникли из эвенского языка, что, по-видимому, указывает на то, что оленеводству тундренные юкагиры научились у эвенов. Имеются в юкагирском языке заимствования и из якутского языка. Весьма значительны заимствования из русского языка (в особенности в колымском диалекте).
    После Великой Октябрьской социалистической революции юкагирским языком были заимствованы русские слова, отражающие жизнь советской эпохи.
                                                 КРАТКИЕ СВЕДЕНИЯ О ДИАЛЕКТАХ
    §16. Кроме двух современных диалектов — тундренного и колымского, в прошлом существовали также диалекты омокский и чуванский.
    Между обоими современными диалектами имеются значительные различия. Так фонема w, имеющаяся в тундренном диалекте, в колымском отсутствует и, наоборот, переднеязычные щелевые согласные колымского диалекта ш (шоромо 'человек'), ж (ажу 'слово') отсутствуют в тундренном.
    Отмечаются следующие звуковые соответствия между диалектами: а~о: лат'ил (тундр.), лочил (колымск.) 'дрова', 'огонь'; и~у: нимэ (тундр.), нумо (колымск.) 'дом'; э—о: эгуоjэ (тундр.), огоjэ (колымск.) 'завтра'; с~ш: саwҕа (тундр.), шобого (колымск.) 'корыто'; w—б: тиwэ (тундр.), тибо (колымск.) 'дождь'; р~д: л'уорэл (тундр.), лодол (колымск.) 'играть'; р~ж: ару (тундр.), ажу (колымск.) 'слово'.
    Между обоими диалектами имеются и морфологические различия. Из их числа наиболее значительным являются причастия на –пөн, -бөн свойственные колымскому диалекту и отсутствующие в тундренном.
    Имеются и лексические расхождения: илэ (тундр.), ат'э (колымск.) 'олень'; ал'ҕа (тундр.), анил (колымск.) рыба'; сал'ҕари (тундр.), тоди (колымск.) 'зуб'; мо:рӄон' (тундр.), иркиэ (колымск.) 'один'; киjон' (тундр.), атахло (колымск.) 'два'; лаwэj (тундр.), ожи (колымск.) 'вода'; саwа (тундр.), ӄар (колымск.) 'шкура', и т. д. Лексические различия между диалектами настолько велики, что взаимное понимание их носителей почти полностью исключено [Возможно, что в результате дальнейших исследований придется признать, что тундренный и колымский диалекты являются не диалектами, а самостоятельными юкагирскими языками.].
                                                                           ТЕКСТ
                                       В ФОНОЛОГИЧЕСКОЙ ТРАНСКРИПЦИИ

                                                                          ПЕРЕВОД
    1. Однажды я с тетей оленей пасли (среди оленей ходили). 2. На большую кочку сели. 3. Олени вокруг нас ели. 4. Некоторые лежали. 5. Весна (пора таяния снега) была, прекрасный (хороший) день. 6. Моя тетя вдруг (ни с того ни с сего) запела. 7. Голос (горло) ее очень хороший. 8. Речь ее хороша. 9. (Она) говорила распевая (поючи). 10. Над вершиной гор (у) реки Куропаточной мерещится. 11. Над вершиной гор (у) реки Каваркан серых рогов прелесть (имеется в виду лицо любимого) в мираже мерещится (то показывается, то исчезает). 12. О, если бы в маленького гусенка превратившись, вокруг глядя, хотя бы раз над ним покружиться! 13. Любимый (жалеемый).
    (Записано 20 мая 1949 г. в пос. Колымское, Нижне-колымского р-на Якутской АССР от Трифонова Николая Трифоновича).
                                                                  БИБЛИОГРАФИЯ
    Крейнович Е. Юкагирский язык. М. - Л., 1958.
    Col1inder B. Jukagirisch und Uralisch. — Uppsala Universitets Årsskeift. 1940.
    Johe1son W. Essay on the grammar of the Joukaghir language. — Annals of the New York Akademy of Sciences, 1905, XVI, 2. Перевод на русск. яз.: Иохельсон В. Одульский (юкагирский) язык. — Языки и письменность народов Севера, ч. III. 1934.
    /Языки народов СССР в пяти томах. Т. 5. Монгольские, тунгусо-маньчжурские и палеоазиатские языки. Ленинград. 1968. С. 435-452./

                                                                     СПРАВКА


    Ерухим [Юрий] Абрамович Крейнович род. 12 апреля 1906 г. в г. Невель Витебской губернии Российской империи, в многодетной еврейской семье.
    [В 1772 г. в результате первого раздела Речи Посполитой Невель очутился в составе Российской империи, как центр уезда Полоцкого наместничества, с 1796 г. в Белоруской губернии, а с 1802 г. в Витебской губернии, 25 марта 1918 г. он вошел в состав провозглашенной Белоруской Народной Республики, 1 января 1919 г. согласно постановления I съезда КП(б) Беларуси он в составе Белоруской ССР, однако 16 января 1919 г. московские большевики отобрали Невель вместе с другими этнически белорусскими территориями и включили его в состав РСФСР; в 1926 г. руководство БССР просила вернуть Невель в состав Беларуси, но Москва не удовлетворила эту просьбу. Сейчас город находится в составе Псковской области РФ, административный центр Невельского района.]
    В годы Первой мировой войны, революции и Гражданской войны семья Крейновичей жила в Витебске, где арендовала частный дом. Отец Ерухима торговал пушниной и был не особенно удачлив в делах, в отличие от своего брата, имевшего магазин в Санкт-Петербурге.
    С 12 лет Ерухим учился в ешиботе, а в 1918 г. поступил в литературный кружок имени В. Г. Короленко, затем в городскую драматическую студию.
    В 1922 г. Крейнович переехал в Петроград, где окончил вечернюю школу рабочей молодежи им. Н. Г. Чернышевского и в 1923 г. поступил на общественно-педагогическое отделение факультета общественных наук Ленинградского университета, а через год перешел на этнографическое отделение географического факультета, занявшись изучением нивского языка. В мае 1926 г. Крейнович получил свидетельство об окончании Ленинградского государственного университета и уехал на практику на остров Сахалин, для изучения нивхов (гиляков). Науку Ерухим совмещал с работой в Сахалинском революционном комитете в качестве помощника уполномоченного по Охинскому району, затем воспитателем туземной школы-интерната в национальном селении Хандуза, где учились дети эвенков, уйльта (ороков), якутов и почти не было детей нивхов, несмотря на то, что нивхи населяли берега залива. Вскоре Крейнович вновь возвращается в ревком, а в 1928 г. его производственная практика на Сахалине окончилась, и Ерухим уехал в Ленинград, где был зачислен аспирантом в Ленинградский университет и одновременно преподает нивхский язык в Институте народов Севера ВЦИК.
    С 15 октября 1929 г. по 1 января 1932 г. Крейнович работал младшим научным сотрудником в МАЭ и довольно формально относился к сбору коллекций и вообще к музейной работе, причем часто в неприемлемой для окружающих форме. Не сложились отношения с новым лидером комсомольской ячейки музея. Его дважды исключали из комсомола, хотя затем и восстанавливали.
    В апреле 1931 г. состоялся пленум Комитета Севера ВЦИК в Москве, который указал на необходимость форсирования работы по созданию письменности для этих народов. В том же году отдел науки при СНК СССР утвердил единый алфавит, подготовленный Я. П. Кошкиным (Алькором). Ерухим Крейнович переключился на исследования в области языкознания. Комитет Севера ходатайствовал перед Ученым комитетом АН СССР о его откомандировании в гиляцкую (нивхскую) лингвистическую экспедицию, в Лимано-Гиляцкий туземный район. После экспедиции в лаборатории ИНСа Крейнович занялся теорией фонетики и начал работу по созданию алфавита для бесписьменного нивхского языка на основе латиницы. В этом же году увидел свет первый нивхский букварь на латинице «Сиг ой» («Новое слово»), автором которого тоже был Крейнович.
    В середине 30-х годов было решено перевести обучение народов Севера на русский язык, а для письма на национальном языке использовать кириллицу. В начале 1937 г. Крейнович представил рукописный проект нивхского алфавита на основе кириллицы.
    В ночь с 20 на 21 мая 1937 г. Ерухим Крейнович был арестован и обвинен в участии в троцкистско-зиновьевской шпионско-террористической организации, связанной с японской разведкой, и шпионаже в пользу Японии. Суд приговорил его к десяти годам тюремного заключения по ст. 58, п. 10-11 с поражением в правах на пять лет. Другие же, проходившие с ним по одному делу, были приговорены к расстрелу, среди них и юкагир Николай Спиридонов (Теки Одулок).
    Находясь в колымских лагерях Крейнович подал прошение лагерному начальству с просьбой разрешить ему заниматься языками северных народов. И ему это разрешили, для чего перевели в Магадан, где он стал работать санитаром в лагерном медпункте, куда вечером после отбоя к нему пускали заключенных северян, с которыми он занимался языками. Там, в заключении, им были собраны лингвистические материалы от юкагиров, ительменов, эвенов и смешанного населения Охотского побережья, собрал материалы по арманскому диалекту эвенского языка.
    После освобождения из лагеря в 1947 г. Крейновичу не разрешили жить в больших городах и он поселиться в г. Луге, районном центре Ленинградской области. Там он работал над собранными в лагерях материалами и его кандидатскую диссертацию по юкагирскому языку представили к защите на Ученом совете Института языкознания АН СССР, которая состоялась в феврале 1949 г.
    А позже, в том же 1949 г., последовал второй арест и ссылка на Енисей. В Игарке Крейнович работал фельдшером здравпункта местного лесокомбината и заниматься изучением кетов, живущих на Енисее и его притоках, численностью чуть более тысячи человек, говорящие на редком изолированном языке.
    В 1955 г. Крейнович получил справку о прекращении судебного преследования и полной реабилитации, что позволило ему переехать в Ленинград и восстановиться на работе в Ленинградском отделении Института языкознания АН СССР. В 1957 г. он стал старшим научным сотрудником Института языкознания АН СССР.
    В конце 50-х годов Крейнович выезжал в лингвистическую экспедицию в Среднеканский район Магаданской области, где собирал материалы по юкагирскому языку. В 1958 г. была опубликована его книга «Юкагирский язык». Затем последовали такие статьи и монографии, как «О морфологической структуре глагольных слов в кетском языке», «Об изучении языка сымских кетов» и ряд других. В 1968 г. вышла в свет монография «Глагол кетского языка», которая стала основой его докторской диссертации, защищенной в 1972 г. Спустя тридцать лет, в 1957 и 1960 гг., Крейнович вновь ездил на Сахалин к нивхам. Материалы, собранные в 1926-1928 и 1931 гг., дополненные в 1957 и 1960 гг., послужили основой для книги «Нивхгу. Загадочные обитатели Сахалина и Амура», которая вышла в 1973 г.
    20 марта 1985 г. Ерухим Абрамович Крейнович умер. По его завещанию тело кремировали, как это было принято у нивхов и прах ученого покоится на одном из петербургских кладбищ.
    Никичэн Нанайка,
    Койданава