воскресенье, 1 ноября 2015 г.

Рыгор Игнатенка. Поиски весны. Койданава. "Кальвіна". 2015.



                                  Р. Игнатенка
                                                                 ПОИСКИ  ВЕСНЫ

    Весна!.. При одном только воспоминании о ней все у тебя взволновывается, крепче начинает в груди биться сердце, в глазах загораются огоньки...
    Сколько ни встречал на своем веку весен, но так и не понимаю: откуда весна свое начало берет?
    Выйдешь порой из хаты. На улице туманно, тепло. И вдруг в этой серой мартовской мгле, где-то совсем рядом - буль, буль, буль... Кажется, вроде кто-то камушки в воду бросает. Ага, вот оно что! Так это же первая капель! Под крышей уже и невеличка лужица талой веды собралась. Откуда ни возьмись — чопорный петух. Напился из лужицы, взлетел на забор и запел во все горло:
    — Ку-ка-ре-ку!..
    Ему отозвался соседский петух. И пошли с конца в конец по всей деревне петухи горланить.
    «Все-таки весна в деревне начинается», — думаешь.
    Идешь в лес.
    Тут не видно еще никаких признаков весны. Снега вокруг вон сколько! А это что? С южной стороны, у самого комля вековой сосны, прошлогодняя травка рыжеет. А из нее по-молодецки зеленый брусничник смотрит. И так  от него повевает-повевает!..
    Вот где, оказывается, ключи от весны прячутся!
    Приходишь на поле.
    Снега в поле меньше, чем и лесу. На самом высоком месте находишь маленькую, в квадратный сажень, проталинку. И так тебе вдруг в «классики» захочется поиграть, что хоть ты возьми да начерти на этом маленьком кусочке земли квадратики и начни на одной ноге прыгать.
    Нет, все же весна в поле свое качало берет!
    Останавливаешься у ручья.
    В корнях черного ольховника стремительно бежит мутная холодная вода. Выйдя в одном месте из своих берегов, ручей широко разлился, затопил редкий кустарник.
    «Вот откуда весна свой путь берет!» — делаешь вывод, увидев набухшие почки вербы, что склонилась до самой воды. И так от них вокруг сладко медком поведает.
    Возвращаешься домой.
    Вот тебе и на! Впереди тебя на рыхлой санной дороге, поблескивая черным перьем, важно расхаживает белоклювый грач — наша первая прилетая птица. Как будто обрадовавшись его появлению, оживились в садах и мурзатые воробьи. Кричат, друг друга за чубы таскают... И совсем уже не разобраться: где же все-таки весна берет свое начало? И так каждый год.
    Перевел с белорусского
    Н.  Воронецкий.
    /Северная Заря. Усть-Нера. № 35. 23 марта 1963. С. 4./

                                                                       СПРАВКА


    Григорий Константинович Игнатенко – род. 20 ноября 1930 г. в д. Усовка Костюковичского района Могилевской области БССР (СССР), в крестьянской семье.
    После смерти родителей, с 1937 г. воспитывался в детском доме «Коммунары» Костюковичского района. В 1941 г. эвакуирован вместе с домом в г. Изюм Харьковской области Украины, затем в Узбекистан. Назад в 1945 г. в Беларусь добирался как беспризорник на крышах вагонов и на корабле через Каспий.
    С 1946 г. по 1948 г. учился в ремесленном училище № 10 г. Могилева, потом работал слесарям (1948-1951). В 1951-1954 гг. служил СА в г. Хмельницкий УССР. Заочно окончил в Минске Республиканские курсы руководителей художественной самодеятельности районных домов культуры. Работал художественным руководителем Ратомских детских домов Минского района (1954-1956), затем в детском доме в д. Поплавы Березинского района Минской области (1956-1957, учителем музыки и пения средней школы в д. Поплавы (1957-1990). В 1980 г. заочно окончил музыкальный факультет Народного университета искусств в Москве. С 1990 г. на пенсии.
    Печататься начал с 1961 г. Главная тема творчества писателя – человек и природа. Рассказ «Пошукі вясны» был опубликован в газете «Літаратура і Мастацтва» за 22 января 1963 г., которую выписывал Николай Воронецкий в п. Усть-Нера Оймяконского района Якутской АССР.
    Литература:
    Бялевіч Л. А.  Ігнаценка Рыгор. // Беларускія пісьменнікі. Біябібліяграфічны слоўнік ў 6 тамах. Т. 6. Мінск. 1995. С. 404-405.
    Махнач Т. М.  Ігнаценка Рыгор. Бібліяграфія. // Беларускія пісьменнікі. Біябібліяграфічны слоўнік ў 6 тамах. Т. 6. Мінск. 1995. С. 405-406.
    Карлюкевич А.  Там чудеса, писатель бродит... // Советская Белоруссия. Минск. 26 мая 2005.
    Игнась Пагода,
    Койданава

    Николай Алексеевич Ворона-Воронецкий - род. 2 февраля 1909 г. в д. Песочная Слуцкого уезда Минской губернии Российской империи. В 1938 г. закончил Менский пединститут им. М. Горького. Проживал в м. Молчадь Барановичской области БССР, завуч средней школы. 30 октября 1946 г. был осужден в/т Минского гарнизона за участие в а/с националистической организации по арт. 63-2 УК БССР на 10/5 лет.
    Арест Воран-Крук,
    Койданава.



                                                                  ПРИЛОЖЕНИЕ


    /Літаратура і Мастацтва. Мінск. 22 студзеня 1963. С. 3./


                                                                ПОШУКІ  ВЯСНЫ
    Вясна!.. Пры адным толькі ўспаміне пра яе ўсё ў табе ўзрушаецца, мацней пачынае ў грудзях біцца сэрца, у вачах загараюцца агеньчыкі...
    Колькі ні сустракаў я на сваім вяку вёснаў, але так усё і не разумею: адкуль вясна свой пачатак бярэ?
    Выйдзеш часам з хаты. На дварэ туманна, цёпла. І раптам у гэтай шэрай сакавіцкай імгле, недзе зусім побач — буль, буль, буль... Здаецца, нібы хто каменьчыкі ў ваду кідае. Ага, вось яно што! Ды гэта ж першы капеж! Пад страхой ужо і невялічкая лужынка вады сабралася. Адкуль ні вазьміся — цыбаты певень. Напіўся з лужыны, узьляцеў на плот і засьпяваў на ўсё горла:
    — Ку-ка-рэ-ку!..
    Яму адгукнуўся суседзкі певень. І пайшлі з канца ў канец па ўсёй вёсцы пеўні гарланіць.
    “Усё-такі вясна ў вёсцы пачынаецца”, — думаеш.
    Ідзеш у лес.
    Тут не відно яшчэ ніякіх прыкмет вясны. Сьнегу навокал вунь колькі! Але што гэта? З паўднёвага боку, ля самага камля векавой хвоі, леташняя траўка рыжэе. А з яе па-маладзецку зялёны брусьнічнік пазірае...
    Вось дзе, аказваецца, ключы ад вясны схаваны!
    Выходзіш у поле.
    Сьнегу ў полі менш, чым у лесе. На самым высокім месцы знаходзіш маленькую, на квадратны сажань, праталінку. І так табе раптам у “клясы” захочацца пагуляць, што хоць ты вазьмі ды накрэсьлі на гэтым малюсенькім шматку зямлі квадрацікі і скачы на адной назе.
    Не, усё ж вясна ў полі свой пачатак бярэ!
    Спыняесься ля ручая.
    У карэньнях чорнага алешніку імкліва бяжыць каламутная халодная вада. Выйшаўшы ў адным месцы са сваіх берагоў, ручай шырока разьліўся па роўнай сенажаці, затапіў рэдкі хмызьняк.
    — Вось адкуль вясна ў дарогу выходзіць! — гаворыш сам сабе, убачыўшы набрынялыя пупышкі вярбы, што схіліліся да самай вады. І так ад іх наўкол соладка мядком павявае!
    Вяртаесься дахаты.
    Вось табе і на! Наперадзе цябе, на рыхлай саннай дарозе, пабліскваючы чорным пер’ем, важна пахаджвае беладзюбы грак — наша першая прылётная птушка. Нібыта ўзрадаваўшыся яго зьяўленьню, ажывіліся ў садах мурзатыя вераб’і. Крычаць, адзін аднаго за чубы цягаюць... І зусім ужо не разабраць: дзе ж па-сапраўднаму вясна свой пачатак бярэ?
    I так кожны год...
    /Р. Ігнаценка. Лясныя тынкоўшчыкі. Апавяданьні. Мінск. 1964. С. 3-4./