среда, 25 мая 2016 г.

Ангелина Бритва. Генрих Миткевич повстанец 1863 года. Койданава. "Кальвіна". 2016.



    Генрих Миткевич – род. 1830 г., «дворянин Поневежского уезда» Ковенской губернии Российской империи, «был письмоводителем при Мировом Посреднике Новоалександровского уезда 3-го участка; проживал в имении Пушки». /Хурсік В.  Трагедыя белай гвардыі. Беларускія дваране ў паўстанні 1863-1864 г. г. Гістарычны нарыс і спісы. Мінск. 2001. С. 52./
    1 апреля 1863 г. в имение Мейшты Новоалександровского уезда Ковенской губернии состоялось нелегальное собрание местной шляхты с присутствием гостей из Короны. На нем было решено в мае 1863 г. поднять вооруженное восстание на Браславщине. Командиром вооруженных сил повстанцев был избран отставной штабс-ротмистр царской армии Ян Ельский-Иодко, гостивший в это время у владельца Видского Двора Петра Пизани, с которым подружился во время венгерской компании 1848 года.
    В начале мая 1863 года повстанческий отряд, около 30 человек, состоящий из жителей Видзов и Браслава под командованием Ельского-Иодко начал свою боевую деятельность возле деревни Войткушки. 5 мая повстанцы под звуки костельных колоколов торжественно вошли в местечко Дрисвяты, а 6 мая на отряд около деревни Адымянишки внезапно напали казаки и рассеяли его, а 10 человек, в том числе и командир Ельский-Иодко, были захвачены в плен. 7 мая пленных отбила у крестьян около деревни Опса другая группа повстанцев во главе с бывшим капитаном артиллерии Франтишком Загорским. В этом нападении участвовал и 30 летний писарь из Новоалександровска Генрих Миткевич.
                                  «14. Список повстанцев 1863 года отряда Ельского-Иoдкo.
    10. Mitkiewicz Генрих, писарь из Новоалександровска. Показания: вступил в отряд по приказанию Ельского. Доказано ему, что под Oпсай отбил от крестьян арестованных повстанцев. Задержанного бельмонскими крестьянами ограбили с деньгами. Приговор: 10 лет Сибири, по конфирмации Муравьева 4 года каторжных работ». /Hedemann O.  Historja powiatu Brasławskiego. Wilno. 1930. S. 453./
    «За участие в восстании постановлением военного суда присужден (до 01. 10. 1864) к лишению прав состояния, конфискации имущества и ссылки на каторгу на заводах на 4 или 8 лет». /Матвейчык Д.  Удзельнікі паўстання 1863-1864 гадоў. Біяграфічны слоўнік. (Паводле матэрыялаў Нацыянальнага Гістарычнага Архіва Беларусі). Мінск. 2016. С. 398./
    Миткевич был отправлен на Нерчинскую каторгу. На 1 октября 1864 г. значилось: «226). Генрих Миткевич, из дворян, 4 г., еще не прибыл». /История Сибири. Первоисточники. Вып. II. Политическая ссылка в Сибири. Нерчинская каторга. Т. 1. Новосибирск. 1993. С. 162./
    Затем Миткевич проживал в Иркутске. «Проживающий в г. Иркутске политический ссыльный Генрих Миткевич, 39 лет, желая прекратить жизнь свою, которая по его объяснению, тяготит его, ночью на 20 ч. января, принял значительную дозу опиума, но, вследствие вовремя подаанного ему медицинского пособия, остался жив». [И.Г.В. 1869, № 14.] /Jędrychowska B.  Obraz polskich zesłańców w „Irkuckich Wiadomosciah Guberialnych” (1863-1873). // Przegląd wschodni. T. V. Z. 1. Warszawa. 1998. C. 150./


    Затем Миткевич проживал в Иркутске. «Проживающий в г. Иркутске политический ссыльный живущий Генрих Миткевич, 39 лет, желая прекратить жизнь свою, которая по его объяснению, тяготит его, ночью на 20 ч. января, принял значительную дозу опиума, но, вследствие во время поданного ему медицинского пособия, остался жив». [И.Г.В. 1869, № 14.] /Jędrychowska B.  Obraz polskich zesłańców w „Irkuckich Wiadomosciah Guberialnych” (1863-1873). // Przegląd wschodni. T. V. Z. 1. Warszawa. 1998. C. 150./
    Затем Миткевич проживал в Олекминском округе Якутской области.
    При организации осенью 1899 г. побега ссыльного социал-демократа Станислава Трусевича из Олекминска «удалось найти лиц (конечно не из числа ссыльных), которые согласились дать приют близ Нохтуйска (на границе уезда). Удалось найти и лиц, которые взялись скрытно перевести Трусевича до этого приюта. Это были: древний старик, поляк-повстанец 1863 г. Митневич и жена С. М. Чижика - М. П. Чижик, - смелая, энергичная женщина». /Ольминский М.  Эпизоды прошлого. // Вестник жизни. Москва. № 1. 1918. С. 12./

    «К. О. Гаврилова [Кузьма Осипович Гаврилов, якут, с 1933 г. по 1938 г. экономист в «Союзпушнине, плановик-экономист в «Союззолотопродснабе», расстрелян 15 сентября 1938 г.] заставили признаться также и в том, что он осуществлял связь с английской разведкой через Н. Г. Миткевича, бывшего эсера, юриста. В 1925 г. Н. Г. Миткевич выехал в Англию в качестве служащего Центросоюза по сбыту пушнины. В 1927 г. якобы письмо от него передала Н. П. Семенова [Наталья Петровна Угловская (Семенова), работала в Якутске секретарем отдела кадров ЯТУ ГУСМП. Расстреляна 25 ноября 1938 г. в Якутске.], связь они осуществляли до конца 1932 г. Но арестованная в 1937 г. Н. П. Семенова, служащая ГУСМП, не давала никаких показаний на К. О. Гаврилова и Н. Г. Миткевича. Сама она была обвинена в шпионской деятельности в пользу Японии, а не Англии». /Иванова Т. С.  Из истории политических репрессий в Якутии (конец 20-х – 30-е гг.). Новосибирск. 1998. С. 92./ «Показания Гаврилова отпечатаны на 38 страницах машинописи. Он «признал» свое участие в оросинском, февральском заговорах в Якутии, осуществление связи со шпионской целью в пользу Японии с Никифоровым Г. В., Рязанским Асклипедотом Афанасьевичем, Ефимовым Георгием Ивановичем, а с Англией – Миткевичем Николаем Генриховичем, работавшем в торгпредстве в Англии и оставшимся там как политический эмигрант». /Алексеев Е. Е.  Признаю виновным... Служба безопасности Республики Саха (Якутия). Исторический очерк. Москва. 1996. С. 63./. Кстати, Н. Г. Миткевич написал статью «Пушное дело» (Красный Север, Якутск, 1921, № 1, стр. 7-14.). /Бахрушин С. В. Исторические судьбы Якутии. Ленинград. 1927. С. 38, 47./
    Захар Герасимович Миткевич, 1907 г. р., работавший плотником в Олекминске, арестованный 17 мая 1939 года и осужденный н/с Олекминского р-на ЯАССР по ст. 16-166 на 3 года л/с 23 сентября 1940 г. умер в заключении.

    Литература:
*    Иркутскія Губернскія Вѣдомости. Иркутскъ. 5 апрѣля 1869. С. 9.
*    Ольминский М.  Побег Ст. Трусевича. [Эпизоды прошлого.] // Вестник жизни. Итоги политики, науки, литературы и искусства. Москва. № 1. 1918. С. 12-13.
*    Hedemann O.  Historja powiatu Brasławskiego. Wilno. 1930. S. 453.
*    Бахрушин С. В. Исторические судьбы Якутии. [Отдельный оттиск из сборника «Якутия».] Ленинград. 1927. С. 38, 47.
*    Доҕоруҥ Сэмэн.  Кууһумалыыр биэбэкээм! // Новгородов С. А.  Во имя просвещения родного народа. Сочинения, переписка, материалы. Якутск. 1991. С. 150.
*    История Сибири. Первоисточники. Вып. II. Политическая ссылка в Сибири. Нерчинская каторга. Т. 1. Новосибирск. 1993. С. 162.
*    Алексеев Е. Е.  Признаю виновным... Служба безопасности Республики Саха (Якутия). Исторический очерк. Москва. 1996. С. 63.
    Спіс паўстанцаў 1863 г. атрада Я. Ельскага-Ёдкі. // Памяць. Гісторыка-дакументальная хроніка Браслаўскага раёна. Мінск. 1998. С. 183.
    Jędrychowska B.  Obraz polskich zesłańców w „Irkuckich Wiadomosciah Guberialnych” (1863-1873). // Przegląd wschodni. T. V. Z. 1. Warszawa. 1998. C. 150.
*    Иванова Т. С.  Из истории политических репрессий в Якутии (конец 20-х – 30-е гг.). Новосибирск. 1998. С. 92.
*    Хурсік В.  Трагедыя белай гвардыі. Беларускія дваране ў паўстанні 1863-1864 г. г. Гістарычны нарыс і спісы. Мінск. 2001. С. 52.
*    Хурсік В.  Трагедыя белай гвардыі. Беларускія дваране ў паўстанні 1863-1864 г. г. Гістарычны нарыс і спісы. Мінск. 2002. С. 52.
*    Баркоўскі А.  “У ваеннай няволі спяваць пра волю”. // Краязнаўчая газета. Мінск. № 37. Кастрычнік. 2007. С. 6.
*    Міткевіч (Матковіч) Генрык. // Матвейчык Д.  Удзельнікі паўстання 1863-1864 гадоў. Біяграфічны слоўнік. (Паводле матэрыялаў Нацыянальнага Гістарычнага Архіва Беларусі). Мінск. 2016. С. 398.
    Ангелина Бритва,
    Койданава








понедельник, 23 мая 2016 г.

Рузя Батагайка. Ян Семашко повстанец 1863 года. Койданава. "Кальвіна". 2016.


    Семашко [Siemaszko] Ян – род. в 1846 г., из шляхты Ковенской губернии Российской империи.
    «Семашко Иван дворянин Новоалександровского уезда; проживал при родителях в том же уезде». /Хурсік В.  Трагедыя белай гвардыі. Беларускія дваране ў паўстанні 1863-1864 г. г. Гістарычны нарыс і спісы. Мінск. 2001. С. 52./
    1 апреля 1863 г. в имение Мейшты Новоалександровского уезда Ковенской губернии (сейчас Браславский район Минской области Республики Беларусь) состоялось нелегальное собрание местной шляхты с присутствием гостей из Короны. На нем было решено в мае 1863 г. поднять вооруженное восстание на Браславщине. Командиром вооруженных сил повстанцев был избран отставной штабс-ротмистр царской армии Ян Ельский-Иодко, гостивший в это время у владельца Видского Двора Петра Пизани, с которым подружился во время российской венгерской компании 1848 года.
    В начале мая 1863 года повстанческий отряд, около 30 человек, состоящий из жителей Видзов и Браслава под командованием Ельского-Иодко начал свою боевую деятельность возле деревни Войткушки. Ян Ельский-Иодко надеялся на быстрый рост численности отряда с началом военных действий, но дальнейшие события показали ошибочность этих надежд. 5 мая повстанцы под звуки костельных колоколов торжественно вошли в местечко Дрисвяты, а 6 мая на отряд около деревни Адымянишки внезапно напали казаки и рассеяли его, а 10 человек, в том числе и командир Ельский-Иодко, были захвачены в плен. 7 мая пленных отбила у крестьян около деревни Опса другая группа повстанцев во главе с бывшим капитаном артиллерии Франтишком Загорским.
    Объединенный отряд, насчитывающий около 70 человек, 22 лошади и вооруженный в основном устаревшими охотничьими ружьями, избегая стычек с солдатами, отошел в сторону деревни Замошье. Там он разделился на два отряда. В скором времени повстанцы 1 отряда, видя бесперспективность дальнейшей борьбы, разошлись по домам. Отряд Ельского-Иодко (ок. 40 чел.), где остались только те, что были наиболее преданны идеалам восстания, и к которым, несмотря ни на что, присоединялись все новые люди, двинулся в сторону деревни Козяны.
    11 мая 1863 г. отряд Ельского-Иодко у деревни Козяны наткнулся на казаков полковника Белявского, которые отрезали ему путь к лесу. Старые охотничьи ружья повстанцев даже не могли достреливать до солдат, вооруженных дальнобойными новейшими штуцерами. В коротком бою повстанцы были разбиты. Эдвард Климович был убит, а командир отряда Ян Ельский-Иодко, что бы не попасть в плен, пустил себе из пистолета пулю в висок.
    26 мая в Видзы доставили 26 пленных повстанцев, да 6 человек, которые сумели скрыться, поймали Видзовские мещане.
    Всего по делу «О бунте Ельского-Иодко» прошло около 50 человек. Каждый повстанец стереотипно показывал, что в отряд его втянули, или Ельский-Иодко или Климович, насильно, и он «только и мечтал оттуда убежать и отдаться с большой радостью» в руки российских солдат.
    Динабургская следственная комиссия по политическим делам работала на полную мощность. В мае новым Генерал-губернатором Северо-Западного края был назначен М. Н. Муравьев, за свою жестокость прозванный в народе «вешателем». Путь его из Петербурга к новому месту службы в Вильно, лежал через Динабург. И именно в Динабурге Муравьев утвердил расстрельный приговор своей первой жертве – графу Л. Плятеру, руководившему отрядом повстанцев, совершившему нападение на транспорт с оружием под Краславкой.
    Еще при обсуждении утвержденного царем Александром ІІ от 22 марта 1860 г. законоположение, отменяющего практику отдачи гражданских лиц за совершенные преступления на военную службу, Государственный совет в виде исключения предложил: «… вместо ссылки на житие в Сибирь или другие отдаленные губернии несовершеннолетние мужского пола, имеющие от роду не менее 17 лет… отдаются… в военную службу рядовыми с выслугой или же, будут они к строевой не способны, в нестроевые звания…» Очень много молодежи, принявшей участие в восстании, попало под действие этого закона, который был отменен только решением от 12 июня 1867 года. 320 повстанцев из Северо-Западного края было отдано рядовыми в армию и 767 в арестантские роты.
    1 мая 1863 г. пойманный крестьянами повстанец отряда Кульчицкого Ян Черский, будущий исследователь Восточной Сибири, был заключен в Динабургскую крепость. Мерой наказания ему был определен самый дальний пункт – Амурский линейный батальон в Благовещенске, но в дело пошли припрятанные «на черный день пять золотых монет», и Благовещенск был заменен на Омск, где размещался Западно-Сибирский линейный батальон. Но у многих других не нашлось даже этих «пяти золотых монет».
    «Когда Ян Семашко в ожидании суда сидел в Динабургской крепости, его навещала в тюрьме сестра, молодая Зофья Семашко. Ее задержал тюремный надзиратель в чине поручика при передаче брату записки, в которой она остерегала его не употреблять в пищу тюремную баланду и удержать от этого своих товарищей. Тюремным властям это показалось подозрительным, что якобы записка была зашифрованной. Записка и в самом деле была очень подозрительной, однако Зофья Семашко с воодушевлением говорила, что печется только за живот своего брата. Но самое главное в скандальном деле было то, что этот поручик, возвращаясь домой от друзей в состоянии хорошего подпития, употребил ее при срочной нужде. Утрата этого corpus delicti не помешала Mуравьеву после задержания Зофьи Семашко в Динабурской крепости приговорить ее к трем месяцам тюрьмы и отдать на попечение родителей и строгий надзор полиции. Несчастного же поручика перевели в наказание в один из линейных полков [36. Н.-А. В. Н. № 79.]» /Hedemann O.  Historja powiatu Brasławskiego. Wilno. 1930. S. 229./
                                «14. Список повстанцев 1863 года отряда Ельского-Иoдкo.
    12. Siemaszko Jan, 17 лет. Показания: жил при родителях в Новоалексанровске. Вступил в отряд по приказу Ельского. Приговор: отдан рядовым в Амурский пехотный полка с лишением дворянства.
    13. Заштовт Феликс, 18 лет. Из фольв. Орлишки (Видзкой волости). Показания: насильно втянут в отряд Kлимовичем, сбежал перед началом сражения. Приговор: отдан рядовым в Амурский пехотный полк с лишением дворянства.
    14. Вроский Вацлав, 22 года, имение брата Кондратишки (Смолвенской волости). Показания: по дороге был задержан 4 повстанцами и приведен в отряд, откуда сбежал в Видзы, где его и арестовали. Приговор: отдан рядовым в Амурский пехотный полк.
    15. Dunden Maurycy, 20 лет, дворянин Динабурского уезда. Показания: был фурманом у бельмонского управляющего Ф. Братковского. Забрали и насильно присоедили к отряду, откуда через 4 дня сбежал. Приговор: отдан рядовым в Амурский пехотный полк». /Hedemann O.  Historja powiatu Brasławskiego. Wilno. 1930. S. 453./
    «Симашко Иван Игнатьев, 27 лет, холост, римско-католического вероисповедания.
    По конфирмации Командующего войсками Виленского военного округа от 5-го ноября 1863 г.за № 2520 за участие в мятежнической шайке лишен дворянского достоинства и отдан в военную службу, по приказанию Военного Министра изложенного в отзыве Командующему войсками В. С. военного округа от 9 июня 1870 г. за № 4244 за пение в походом римско-католическом костеле [в г. Благовещенске] гимна революционного содержания, исключен из списков батальона и отправлен в Якутскую область на водворение, по утверждению Благовещенского городского полицейского управления отправлен в Якутск 3 июля 1871 г.
    В Якутск прибыл в декабре 1871 года». /НАРС(Я). Ф. 12. Оп. 1. Д. 2200. Л. 246./
     Якутского округа Якутской области.
    «Восемь же человек из этих солдат поплатились ссылкой за пение гимна революционного содержания». /Лурье Г.  Якутская ссылка до 70-х годов XIX века. [Польские повстанцы] // 100 лет Якутской ссылки. Сборник Якутского землячества. Москва 1934. С. 101./ В Якутск они прибыли, кроме Адамовича, в самые лютые морозы, в начале декабря 1871 года. Тут их распределили по улусам. 6 марта 1873 г. в Якутск был доставлен Адамович.
    «Симашко Иван Игнатьевич, прибыл 6 декабря 1871 г., в Батагайскі наслег Дюпсинского улуса Якутского округа Якутской области. В 1874 выехал на прииски» /Степанова Н. С.  Пребывание польских повстанцев в улусах Якутии. // Якутский архив. Якутск. № 2. 2001. С. 22./ в Олекминский округ Якутской области.
    «Трудно на самом деле сказать, за что сгинула молодая жизнь 17-летнего Яна Семашко. Как он свидетельствовал, его привели в отряд Климовича. Вооруженный саблей он охранял лошадей повстанцев и во время боя сдался русским солдатам. Его лишили дворянства и отправили рядовым в Сибирь на Амур. Там в 1871 году где-то за пение в костеле «революционного гимна» (?) приказом военного министра он был исключен из армии и сослан в Якутскую область. Кто знает немного географию, тот может себе напомнить, какой ледяной могилой была этот область у Ледовитого океана и пролива Беринга. Отправляли туда позже самых стойких российских революционеров и редко кто мог там выдержать несколько лет, чтобы выжить, — кончали самоубийством или спивались. В декабре 1875-го года Семашко подал прошение на имя Александра II, что за пение гимна отбыл уже 3 года каторжной тюрьмы, а теперь погибает на краю света, более 10-ти лет, оторванный от родных и близких. Прилагает доброжелательную аттестацию своих властей. Пришла резолюция: «просьбу отклонить, так как он уже взрослый, мог предвидеть последствия пения, которым показал во второй раз свою неблагонадежность». [35. Н.-А. В. Н. № 1.] /Hedemann O.  Historja powiatu Brasławskiego. Wilno. 1930. S. 228-229./
    «В 1877 г. служащий конторы Ленского золотопромышленного товарищества» /Степанова Н. С.  Пребывание польских повстанцев в улусах Якутии. // Якутский архив. Якутск. № 2. 2001. С. 22./ в Олекминском округе Якутской области.
    Литература:
*    Hedemann O.  Historja powiatu Brasławskiego. Wilno. 1930. S. 228-229, 463, 478.
*    Спіс паўстанцаў 1863 г. атрада Я. Ельскага-Ёдкі. // Памяць. Гісторыка-дакументальная хроніка Браслаўскага раёна. Мінск. 1998. С. 183.
*    Казарян П. Л.  Численность и состав участников польского восстания 1863-1864 гг. в Якутской ссылке. Якутск. 1999. С. 30.
*    Степанова Н. С.  Пребывание польских повстанцев в улусах Якутии. // Якутский архив. Якутск. № 2. 2001. С. 22.
*    Хурсік В.  Трагедыя белай гвардыі. Беларускія дваране ў паўстанні 1863-1864 г. г. Гістарычны нарыс і спісы. Мінск. 2001. С. 52.
*    Хурсік В.  Трагедыя белай гвардыі. Беларускія дваране ў паўстанні 1863-1864 г. г. Гістарычны нарыс і спісы. Мінск. 2002. С. 52.
*    Баркоўскі А.  За спевы ў касцёле. // Наша вера. Мінск. № 4. 2006. С. 60-61.
*    Баркоўскі А.  “У ваеннай няволі спяваць пра волю”. // Краязнаўчая газета. Мінск. № 37. Кастрычнік. 2007. С. 6.
*    Сямашка (Сімашка) Ян. // Матвейчык Д.  Удзельнікі паўстання 1863-1864 гадоў. Біяграфічны слоўнік. (Паводле матэрыялаў Нацыянальнага Гістарычнага Архіва Беларусі). Мінск. 2016. С. 557.
    Рузя  Батагайка,
    Койданава




Якобина Мюнхгаузен. Маурыций Дунтен повстанец 1863 года. Койданава. "Кальвіна". 2016.


    Мауриций, сын Якуба /Яковлевич/ Дунтен – род. в 1843 г., из шляхты Виленской губернии Российской империи, католического вероисповедания.

    Дунтен — русский графский и дворянский род. Предки их в конце XV в. были бюргерами в Гильдесгейме. Иост Дунтен в первой половине XVI в. переселился в Лифляндию. Одна ветвь Д. внесена в Лифляндский дворянский матрикул, другая, поселившаяся в Литве — в VI часть род. кн. Виленской губ. /Энциклопедический словарь Брокгауза и Ефрона. Т. XI. СПб. 1893. С. 244./
    Якобина фон Дунтен (1726-1790) была первой женой знаменитого барона Карла Фридриха Иероним фон Мюнхгаузена, который в 1737 г. уехал в Россию в качестве пажа к молодому герцогу Антону Ульриху, жениху, а затем мужу принцессы Анны Леопольдовны. В 1744 г. Мюнхгаузен командовал почётным караулом, встречавшим в Риге невесту цесаревича — принцессу Софию-Фредерику Ангальт-Цербстскую (будущую императрицу Екатерину II). В том же году Мюнхгаузен женился на Якобине фон Дунтен. приехавшей из имения Дунте в гости к своему отцу-судье в Ригу.

    «Дунден Мавриц, дворянин Динабургского уезда проживал в имении Альбанова кучером у ловчего графини Плятер – Бродковского». / Хурсік В.  Трагедыя белай гвардыі. Беларускія дваране ў паўстанні 1863-1864 гг. Гістарычны нарыс і спісы. Мінск. 2001. С. 41./
    1 апреля 1863 г. в имение Мейшты Новоалександровского уезда Ковенской губернии (сейчас Браславский район Минской области Республики Беларусь) состоялось нелегальное собрание местной шляхты с присутствием гостей из Королевства Польского. На нем было решено в мае 1863 г. поднять вооруженное восстание на Браславщине. Командиром вооруженных сил повстанцев был избран отставной штабс-ротмистр царской армии Ян Ельский-Иодко, гостивший в это время у владельца Видского Двора Петра Пизани, с которым подружился во время венгерской компании 1848 года российской армии.
    В начале мая 1863 года повстанческий отряд, около 30 человек, состоящий из жителей Видзов и Браслава под командованием Ельского-Иодко начал свою боевую деятельность возле деревни Войткушки. Ян Ельский-Иодко с началом военных действий надеялся на быстрый рост численности отряда, но дальнейшие события показали ошибочность этих надежд. 5 мая повстанцы под звуки костельных колоколов торжественно вошли в местечко Дрисвяты, а 6 мая на отряд около деревни Адымянишки внезапно напали казаки и рассеяли его, а 10 человек, в том числе и командир Ельский-Иодко, были захвачены в плен. 7 мая пленных отбила у крестьян около деревни Опса другая группа повстанцев во главе с бывшим капитаном артиллерии Франтишком Загорским.
    Объединенный отряд, насчитывающий около 70 человек, 22 лошади и вооруженный в основном устаревшими охотничьими ружьями, избегая стычек с солдатами, отошел в сторону деревни Замошье. Там он разделился на два отделения. В скором времени повстанцы 1 отделения, видя бесперспективность дальнейшей борьбы, разошлись по домам. Отряд Ельского-Иодко (ок. 40 чел.), где остались только те, что были наиболее преданны идеалам восстания, и к которым, несмотря ни на что, присоединялись все новые люди, двинулся в сторону деревни Козяны. 9 мая к отряду присоединился 32 летний «прусский подданный» Франтишек Брадковский (Братковский), лесничий графа Плятера, вместе со свом кучером, 19 летним Маурицием Дунтеном, шляхтичем Динабургского уезда Витебской губернии, проживающим в имении Альбаново на Браславщине.
    11 мая 1863 г. отряд Ельского-Иодко около деревни Козяны наткнулся на казаков полковника Белявского, которые отрезали ему путь к лесу. Старые охотничьи ружья повстанцев даже не достреливали до солдат, вооруженных дальнобойными новейшими штуцерами. В коротком бою повстанцы были разбиты, а командир отряда Ян Ельский-Иодко, что бы не попасть в плен, пустил себе из пистолета пулю в висок.
    26 мая в Видзы доставили 26 пленных повстанцев, да 6 человек, которые сумели скрыться, поймали Видзовские мещане. Ф. Брадковский вместе с Маурицыем Дунтеном были также пойманы 12 мая крестьянами.

    Динабургская следственная комиссия по политическим делам работала на полную мощность. В мае новым Генерал-губернатором Северо-Западного края был назначен М. Н. Муравьев, за свою жестокость прозванный в народе «вешателем». Путь его из Петербурга к новому месту службы в Вильно, лежал через Динабург. И именно в Динабурге Муравьев утвердил расстрельный приговор своей первой жертве – графу Л. Плятэру, руководившему отрядом повстанцев, совершившему нападение на транспорт с оружием под Краславкой.
    Всего по делу «О бунте Ельского-Иодко» прошло около 50 человек. Каждый повстанец стереотипно показывал, что в отряд его втянули, или Ян Ельский-Иодко или Эдвард Климович (павший в бою у д. Козяны), насильно, и он «только и мечтал оттуда убежать и отдаться с большой радостью» в руки российских солдат. Ф. Брадковский, хоть и показал на следствии, что его насильно с лошадьми и кучером Дунтеном забрали в отряд, а Ельский-Иодко ему только доверял охрану лошадей, и он 12 мая добровольно сдался русским войскам, его все же сослали в Тобольскую губернию.
                           «14. Список повстанцев 1863 года отряда Ельского-Иoдкo.
    15. Dunden Maurycy, 20 лет, дворянин Динабурского уезда. Показания: был фурманом у бельмонского управляющего Ф. Братковского. Забрали и насильно присоедили к отряду, откуда через 4 дня сбежал. Приговор: отдан рядовым в Амурский пехотный полк.
    30. Bratkowski Franciszek, 32 года, прусский подданный, лесничий гр. Плятера, жил в Aльбинове. Показания: 9 мая забрали его насильно с лошадьми и фурманом в отряд. Ельский велел ему Ельский смотреть лошадей. 12 мая сдался добровольно российским войскам. Приговор: сослан в Тобольскую губ. с лишением  прав». /Hedemann O.  Historja powiatu Brasławskiego. Wilno. 1930. S. 454. /
    «Дворянин Свенцянского уезда Виленской губернии Маврикий Дунтен... зачислен рядовым 2-го линейного батальона в г. Благовещенске на Амуре». /Казарян П.  Польские повстанцы на Северо-Востоке Сибири: общее и особенное в их ссылке. // Powstanie styczniowe 1863-1864. Walka i uczestnicy, represje i wygnanie, historiorgrafia i tradycja. Kielce. 2005. S. 122./
    «Маврикий Дунтен, 30/43 лет, холост, римско-католического вероисповедания.
    Из дворян Виленской губернии, по конфирмации Командующего войсками Виленского военного округа от 5-го октября 1863 г.за № 2520 за участие в мятежнической шайке лишен дворянского достоинства и отдан в военную службу, по приказанию Военного Министра изложенного в отзыве Командующему войсками В. С. военного округа от 9 июня 1870 г. за № 4244 за пение в походом римско-католическом костеле [в г. Благовещенске] гимна революционного содержания, исключен из списков батальона и отправлен в Якутскую область на водворение, по утверждению Благовещенского городского полицейского управления отправлен в Якутск 3 июля 1871 г.
    В Якутск прибыл 22 декабря 1871 г. и распределен в Якутский округ. По определению Якутского окружного полицейского управления от 8 января 1872 г. за № 51 причислен в Майрутский наслег от 2-го Холгуминского Мегинского улуса». /НАРС(Я). Ф. 12. Оп. 5. Д. 1. Л. 48./ Якутского округа Якутской области.
    «Восемь же человек из этих солдат поплатились ссылкой за пение гимна революционного содержания». /Лурье Г.  Якутская ссылка до 70-х годов XIX века. [Польские повстанцы] // 100 лет Якутской ссылки. Сборник Якутского землячества. Москва 1934. С. 101./ В Якутск они прибыли, кроме Адамовича, в самые лютые морозы, в начале декабря 1871 года. Тут их распределили по улусам. 6 марта 1873 г. в Якутск был доставлен Адамович.
   В 1876-1882 гг. Дунтен отлучался в Олекминский округ Якутской области для работ на золотых приисках. В 1882 г. находился на Степановском прииске Чаринских месторождений.

    Литература:
*    Hedemann O.  Historja powiatu Brasławskiego. Wilno. 1930. S. 454.
*    Казарян П. Л.  Олекминская политическая ссылка 1826-1917 гг. Якутск. 1995. С. 208, 469.
*    Казарян П. Л.  Олекминская политическая ссылка 1826-1917 гг. /2-е изд./ Якутск. 1996. С. 208, 469.
*    Спіс паўстанцаў 1863 г. атрада Я. Ельскага-Ёдкі. // Памяць. Гісторыка-дакументальная хроніка Браслаўскага раёна. Мінск. 1998. С. 183.
*    Казарян П. Л.  Численность и состав участников польского восстания 1863-1864 гг. в Якутской ссылке. Якутск. 1999. С. 26.
*    Степанова Н. С.  Пребывание польских повстанцев в улусах Якутии. // Якутский архив. Якутск. № 2. 2001. С. 23.
*    Хурсік В.  Трагедыя белай гвардыі. Беларускія дваране ў паўстанні 1863-1864 гг. Гістарычны нарыс і спісы. Мінск. 2001. С. 41.
*    Хурсік В.  Трагедыя белай гвардыі. Беларускія дваране ў паўстанні 1863-1864 гг. Гістарычны нарыс і спісы. Мінск. 2002. С. 41.
*    Kazarian P.  Zesłańcy z okresu powstania styczniowego okregu olekmińskim (Jukucja) na podztawie materiałów z archiwów syberyjskich. // Wrocławskie Studia Wschodnie. Wrocław. Nr. 7. 2003. S. 205.
*    Казарян П.  Польские повстанцы на Северо-Востоке Сибири: общее и особенное в их ссылке. // Powstanie styczniowe 1863-1864. Walka i uczestnicy, represje i wygnanie, historiorgrafia i tradycja. Kielce. 2005. S. 122.
*    Баркоўскі А.  За спевы ў касцёле. // Наша вера. Мінск. № 4. 2006. С. 60-61.
*    Баркоўскі А.  “У ваеннай няволі спяваць пра волю”. // Краязнаўчая газета. Мінск. № 37. Кастрычнік. 2007. С. 3, 6.
*    Дундэн Маўрыцы (Дунден Мавриц). // Матвейчык Д.  Удзельнікі паўстання 1863-1864 гадоў. Біяграфічны слоўнік. (Паводле матэрыялаў Нацыянальнага Гістарычнага Архіва Беларусі). Мінск. 2016. С. 208.
    Якобина Мюнхгаузен,
    Койданава