пятница, 17 июня 2016 г.

Ялмужиня Парабчанка-Лупец. Повстанец 1863 года из Витебщины. Койданава. "Кальвіна". 2016.



    Гавриил /Gabriel/ Битный-Шляхта /Битный-Шляхто, Bitnyj-Szlachta/, сын Адама – род. в 1840 г. в Витебской губернии, Российской империи, в семье католического вероисповедания,
    Служил канцеляристом, «коллежский секретарь Витебской Казенной Палаты, отец имеет в Витебском уезде фольварок Красыня». /Хурсік В.  Трагедыя белай гвардыі. Беларускія дваране ў паўстанні 1863-1864 г. г. Гістарычны нарыс і спісы. Мінск. 2001. С. 118./
    «23  апреля 1863 г. ушел из Витебска и присоединился к повстанческому отряду Игнатия Будзиловича, который был разбит у д. Погостища Оршанского уезда. 29 апреля 1869 г. вернулся в Витебск и отослал на место службы письмо, в котором утверждал, что болел. 12 мая 1863 г. арестован и заключен в витебский тюремный замок. 13 мая 1863 г. уволен со службы. Согласно распоряжения витебского губернатора от 3 августа 1863 г. и указа Витебской губернской палаты от 23 августа 1863 г. на его имущество 31 августа 1863 г. налаживался секвестр. Находился под следствием в Военно-следственной комиссии, которая 21 декабря 1863 г. подала свое заключение витебскому губернатору. Постановлением военного суда присужден к лишению прав состояния, конфискации имущества и ссылке на каторгу на заводах на 6 лет. На имение отца 18 ноября 1863 г. наложен запрет». /Матвейчык Д.  Удзельнікі паўстання 1863-1864 гадоў. Біяграфічны слоўнік. (Паводле матэрыялаў Нацыянальнага Гістарычнага Архіва Беларусі). Мінск. 2016. С. 80./

    № 105.1863-1864 гг. — Выпіска са следчай справы Віцебскай следчай камісіі пра удзел у паўстанні ў Аршанскім пав. у складзе атрада Ігната Будзіловіча двараніна Мікалая Плавінскага і чыноўнікаў Габрыэля Бітнага-Шляхты і Ваўрынца Занковіча.
                                                                        Краткая записка
    из дела, произведенного Высочайше учрежденной в г. Витебске следственной комиссией по политическим делам, о раненом при разбитии при имении Погостище шайки мятежников дворянине Николае Федорове Плавинском и об оговоренных им в бытности в той шайке канцелярских чиновниках Витебских казенной палаты коллежском секретаре Гаврииле Адамове Битном-Шляхто и уездного суда коллежском регистраторе Лаврентие Фомине Занковиче.
                                                                       Обстоятельства дела.
    Взятый после разбития мятежнической шайки под имением Погостищем раненый дворянин Николай Федоров Плавинский, 24 л[ет], на допросе в присутствии следственной комиссии показал, что 22 апреля 1863 года встретил он у ворот своего дома в фольварке Чернышах [* Чарнышы.] проезжавшего эконома помещика Юлиана Гурко — Дзерожинского [* Верагодна, маецца на ўвазе дваранін Магілёўскай губ. Юзаф Дзеражынскі, які таксама быў западозраны рас. уладамі ў дачыненні да паўстання. Ён знаходзіўся пад следствам у Аршанскай следчай камісіі, якая 19. 10. 1863 падала яго справу магілёўскаму губернатару і 15. 12. 1863 у губернскую канцылярыю. Яго маёмасць падлягала секвестру, але з 1867 г. - вяртанню ў яго валоданне /НГАБ. - Ф. 2514. - Воп. 1. - Спр. 2198. - Арк. 67 адв./.], который пригласил его зайти для переговоров к Антонию Гурко [* Уладальнік маёнтка Добрына Антоні Гурко (нар. каля 1842 г.) таксама ўваходзіў у склад атрада I. Будзіловіча. 3 27. 04. 1863 знаходзіўся пад следствам у Аршанскай следчай камісіі, затым у Магілёўскай, пасля чаго аддадзены пад суд у Магілёўскай ваенна-судовай камісіі. Яго маёмасць у далейшым канфіскавана /НГАБ. - Ф. 1430. - Воп. 1, - Спр. 31353. - Арк. 3-4; Ф. 2001. - Воп. 2. - Спр. 171. - Арк. 23адв. - 25; Ф. 3255. - Воп. 1. - Спр. 12. - Арк. 2; Ф. 3255. - Воп. 1. - Спр. 14. - Арк. 1 адв.; Ф. 3256. - Воп. 2, - Спр. 24. - Арк. 13; Ф. 3257. - Воп. 1. - Спр. 14. - Арк. 3 адв. - 4; Ф. 3257. - Воп. 2. - Спр. 2. - Арк. 10/.]; вследствие чего и имея намерение попросить у Юлияна Гурко семян, он отправился к Гуркам около полудня. Прибыв к Юлияну Гурко [* Памешчык Аршанскага пав. і калежскі сакратар Юльян Гурко (нар. каля 1824 г.) западозраны рас. уладамі у садзейнічанні паўстанцам, а таксама ва ўваходжанні у склад патаемнага паўстанцкага таварыства у Магілёўскай губ. на чале з Тадэвушам Чудоўскім. Пасля арышту знаходзіўся пад следствам у Аршанскай 1 Магілёўскай следчых камісіях і утрымліваўся ў аршанскай і магілёўскай турмах. Пасля следства аддадзены пад суд у Магілёўскай ваенна-судовай камісіі /НГАБ, - Ф. 3255. - Воп. 1. - Спр. 12. - Арк. 1-1 адв.; Ф. 3255. - Воп. 1, - Спр. 14. - Арк. 1 адв.; Ф. 3257. - Воп. 1. - Спр. 14. - Арк. 3 адв. - 4; Ф. 3257. - Воп. 2. - Спр. 2. - Арк. 10/.], показатель застал там незнакомого молодого человека, именовавшегося, как он узнал после, офицером Котковым [* Псеўданім Ігната Будзіловіча.], и этому Коткову, по просьбе Гурко, он подал оседланную лошадь; после чего вскоре он, Плавинский, ушел к Антонию Гурко, но на дороге узнал, что этого Гурко нет дома, почему и возвращался домой. На пути он встретил ехавших из Витебска Измайловича [* Відавочна, маецца на увазе дваранін Лепельскага пав. і калежскі рэгістратар Ігнат Ізмайловіч, які за дачыненне да паўстання быў арыштаваны і зняволены у віцебскім турэмным замку, адкуль паводле загаду віцебскага губернатара ад 22. 05. 1863 пераведзены у г. Магілёў. Знаходзіўся пад следствам у Аршанскай следчай камісіі і пад судом у Магілёўскай ваенна-судовай камісіі. Канфірмацыяй А. Л. Патапава ад 18. 10. 1864 прысуджаны да пазбаўлення правоў стану і канфіскацыі маёмасці /НГАБ. - Ф. 1416. - Воп. 4. - Спр. 11147; Ф. 1416. - Воп. 4. - Спр. 11416. - Арк. 99-102, 128; Ф. 1430. - Воп. 1. - Спр. 52163. - Арк. 496-497; Ф. 3255. - Воп. 1. - Спр. 14. - Арк. 2 адв., 3; Ф. 3257. - Воп. 2. - Спр. 2. - Арк. 15/.] и Викентия Станкевича, из коих последний пригласил показателя в баню. По этому приглашению он был под вечер у Станкевича и, возвратясь домой вечером, поехал вместе со своею тещею Стржемецкою к Антонию Гурко в им[ение] Добрино [* Маёнтак Добрына Высачанскай вол.]. Теща его ездила за ведрами к корчмарю и возвратилась домой одна, а он остался у Гурко, где нашел помянутого Коткова, Клиновского [* Дадатковыя звесткі пра асобу выявіць не удалося.], Измайловича и проч[их], которые уговорили его ехать с ними на охоту и дали ружье. А когда стемнело, один из бывших у Гурко по фамилии Бельский [* Верагодна, маецца на увазе селянін Аршанскага пав. Аляксандр Бельскі, які у далейшым знаходзіўся пад следствам у Аршанскай следчай камісіі. Пасля гэтага высланы у г. Маскву для далейшай ссылкі па распараджэнні МУС. Яго маёмасць, на падставе указа ад 10. 12. 1865, падлягала абавязковаму продажу /НГАБ, - Ф. 2532. - Воп. 1. - Спр. 15. - Арк. 10; Ф. 3255. - Воп. 1. - Спр. 14. - Арк. 1/.] затрубил в охотничий рог, и на этот сигнал собралось много незнакомых ему, показателю, лиц, а между тем оседлали и заложили в длинные наложенные съестными припасами дроги лошадей. После его и прочих человек 30 или более построили в ряды, и они под предводительством Коткова отправились по направлению к заштатному городу Бабиновичам [* Бабінавічы.], но на пути остановились в корчме Денисовке [* Дзянісаўка.], где к ним присоединилось еще несколько человек, и там он, Плавинский просил уволить его из шайки, но этого не делали. Отдохнув в Денисовке, пошли в Бабиновичи и направились к дому городничего. Прибыв к этому дому, в него вошли Котков и еще человека четыре, которые, возвратясь вскоре, принесли саблю и два ружья, при чем рассказывали, что городничий защищал свое оружие зубами. Сам же он, Плавинский, в нападении на городничего не участвовал. Из Бабинович они пошли под Оршу, но, пройдя немного, возвратились прежним путем и направились проселочными дорогами к имению Ордежу [* Ордзеж.]. По пути они заходили в имение помещиц Кучинских и там у еврея взяли дегтю, сена и овса. Потом пошли далее и, не доходя Ордежа, ночевали в лесу. Проснувшись утром, он, Плавинский, увидел вновь прибывших в шайку из Витебска чиновников: казенной палаты коллежского секретаря Гавриила Адамова Битного-Шляхто и уездного суда коллежского регистратора Лаврентия Фомина Занковича, а также и других лиц: Пиоро [* Маецца на увазе Марцін ці Антоні Піюра. Уладальнік маёнтка Пагосцішча Антоні Піюра (Піёра) з 1861 г. служыў міравым пасярэднікам у Аршанскім пав. За свае сувязі з паўстанцамі ў красавіку 1864 г. канфірмацыяй М. Мураўёва прысуджаны да пазбаўлення правоў стану, канфіскацыі маёмасці і ссылкі на катаргу ў крэпасцях на 10 гадоў. 14. 05. 1864 адпраўлены на месца ссылкі, а яго маёмасць у далейшым канфіскавана /гл.: НГАБ. - Ф. 1430. - Воп. 1. - Спр. 31602. - Арк. 193-196; Ф. 1430. - Воп. 1. - Спр. 52163. - Арк. 182 адв.; Ф. 2001. - Воп. 2. - Спр. 171. - Арк. 20 адв. - 21, 39; Ф. 3255. - Воп. 1. - Спр. 12. - Арк. 1-1 адв.; Ф. 3255. - Воп 1. - Спр. 14. - Арк. 4 адв./.], Пухальского [* Верагодна, маецца на увазе вучань Віцебскай гімназіі Казімір Пухальскі, які ў далейшым знаходзіўся пад следствам у Віцебскай следчай камісіі /НГАБ. - Ф. 3046. - Воп. 2. - Спр. 3. - Арк. 64 адв. - 65; Ф. 3046. - Воп. 2. – Спр. 5. - Арк. 41 адв./.], двух Помарнацких [* Маюцца на увазе Фелікс і Мікалай Пац-Памаранцкія.] и прочих, которых фамилий не помнит, но их было человек 10 или 11. От этого ночлега они отправились в им[ение] Ордеж, где кормили лошадей и отдыхали. После пошли в корчму Суходоровку [* Сухадораўка (Ходараўка).], в которой пили водку и закусывали, а из Суходоровки направились в местечко Добромысль [* Дабрамыслі.]. Следуя по этому направлению, шайка проходила мимо дома показателя, и он, Плавинский, просился отпустить его хотя бы только для взятия теплой одежды, каковую просьбу повторяли жена и теща его, но мятежники окружили ворота и изгородь, и они прошли, не останавливаясь, а только бывший в шайке Бржозовский [* Памешчык Аршанскага пав. Ксаверы Бразоўскі пасля паланення знаходзіўся пад следствам у Аршанскай следчай каісіі. У 1864 г. ён быў прысуджаны да пазбаўлення правоў стану, канфіскацыі маёмасці і ссылкі на катаргу у крэпасцях на 8 гадоў. Яго маёмасць канфіскавана /НГАБ. - Ф. 319. - Воп. 1. - Спр. 479. - Арк. 6; Ф. 1430. - Воп. 1. - Спр. 31353. - Арк. 14 адв.; Ф. 1430. - Воп. 1. - Спр. 52163. - Арк. 182 адв.; Ф. 2001. - Воп. 2. - Спр. 171. - Арк. 22 адв. - 23 адв., 39; Ф. 3255. - Воп. 1. - Спр. 12. - Арк. 1-1 адв./.] сказал, что желающих возвратиться домой уволят по прибытии в Добромысль. Прибыв в им[ение] Добромысль тоже Перемонт, они там переночевали, а утром пошли в мест[ечко] Добромысль, откуда направились к м[естечко] Лиозно [* Лёзна.]. По пути следования, когда прошли м[естечко] Черницу [* Чарніца.], Шляхто и Бельский или Помарнацкий поехали вперед и, возвратясь вскоре, объявили, что они видели ехавшего на лошади крестьянина, который, заметя их, ускакал назад. Вследствие чего шайка своротила в лес и пробыла там довольно долго, а после они отправились в им[ение] Оцково [* Ацкавая.] и переночевали в бане. Утром же часу в 10 шайка прибыла в им[ение] Погостище [* Пагосцішча.] и только что хотела разложиться, заметили подходящих к этому имению с двух сторон солдат и крестьян. Почему одна часть шайки бросилась в дом, а другая, в том числе и он, Плавинский, побежала к реке. Прибывшие к реке сгруппировались в одно место для защиты, и в это время началась перестрелка. Показатель бросился в реку и сбросил свое ружье, после чего за ним последовало еще несколько человек, которые, плывя, хватались за его ноги, чрез что он несколько раз погружался в воду и потому не помнит как очутился на противоположном берегу лежащим лицом к стрелявшим, при чем у него лилась изо рта вода. И в это время он был ранен пулею в бедро навылет. Затем, когда прекратилась перестрелка, он начал кричать, и его подняли солдаты с крестьянами и перевезли в м[естечко] Лиозно, а оттуда, перевязав рану, доставили в Витебскую городскую больницу. На другой день после помещения в больницу посетила его помещица Екатерина Львовна Цехановецкая, при чем Цехановецкая, обещая доставлять ему пищу, говорила, что он будет счастлив, если не будет никого выдавать. После этого он получал от Цехаиовецкой пищу более месяца. Кроме выше изложенного, Плавинский рассказал еще некоторые случаи, бывшие при переходах шайки, но они не имеют прямого отношения к настоящему делу.
    При дознании он, Плавинский, дал несколько разноречивое показание, заключающееся в том, что на охоту пригласили его не у Антона Гурко, а встреченный управитель Дзержинский, когда он прибыл утром в им[ение] Добрино к Антонию Гурко, то никого там не застал, а узнал, что соберутся вечером, пришедши же туда в другой раз, нашел многих незнакомых лиц, заряжавших ружья, которые сказали ему, что идут освобождать взятых в Лиозне пять человек дворян, и пригласили его идти вместе с ним, а когда он начал от этого отказываться, то заставили идти угрозами лишить жизни и сжечь дом. В битве он, Плавинский, не участвовал, а, добежавши до реки до начала перестрелки, бросился в нее и переплыл на другой берег, но, будучи изранен, лежал на берегу и в это время он получил рану, которой однако ж не чувствовал и потому, отдохнувши, намеревался идти дальше, чего однако ж исполнить не мог, а потому начал просить помощи.
    Жена и теща Плавинского, Иозефина Плавинская и Рожа Стржемецкая, относительно отлучки подсудимого Плавинского к Гурко и просьбы об освобождении его из шайки утвердили показание Плавинского с тем, что все они просили об этом начальников шайки Коткова и Бржозовского со слезами и что они уверены, что Николай Плавинский вовлечен в мятеж против [* Тут і ніжэй у дак. пішацца «противу».] его воли.
    Гавриил Битный-Шляхто, 31 г[ода], и Лаврентий Занкович, 26 л[ет], не винясь в бытности вместе с Плавинским в мятежнической шайке и в принятии участия в польском восстании, пояснили:
    Первый, что по случаю перемещения его на службу из Витебска в Псков, он 22 апреля около 3 часов пополудни, без разрешения начальства и никому не объявляя об отпуске, отправился к своему отцу в расстоянии 22 верст от г. Витебска для получения денег на экипировку и на проезд к новому месту служения. К отцу он прибыл утром во вторник (23 апреля) и по болезни пробыл у него безотлучно до 29 апреля; когда же болезнь его усилилась, отправился в г. Витебск и о своем положении донес казенной палате с представлением медицинского свидетельства. При отлучке он, Шляхто, был одет в простом сером сюртуке и имел ружье и два патрона, из коих первое пропало в то время, когда он, следуя к отцу, по случаю болезни выпив водки, уснул близ шоссе в лесу, а последние он привез обратно в Витебск и оставил на квартире у своего брата Александра.
    И второй, что он тоже без ведома начальства 24 апреля после обеда отправился к своему отцу в дер[евню] Оцково, отстоящую от г. Витебска в 35 верстах, куда прибыл 26 числа т[ого же] м[есяца] утром около 5 часов и пробыл у отца безотлучно двух недель, а 4 мая возвратился в г. Витебск. Отлучку эту он сделал для того, чтобы узнать о положении дела о разграблении имущества брата его Устина Занковича. При дознании же Занкович отозвался, что он пошел к родителям по случаю болезни отца, о чем известила его двоюродная сестра Нортовская.
    На очной ставке Плавинский по предъявлении Шляхто и Занковича узнал их и, назвав по фамилиям, уличал согласно своему показанию, с тем, что эти лица присоединились к шайке в ночь с 24 на 25 апреля; при чем добавил, что Шляхто шел с ними до Погостища, но в самом Погостище он его не видал; у Шляхты в то время усы и борода были меньше. С Занковичем же он воспитывался вместе в уездном училище и с того времени его знает, а после вместе служили. Занкович пробыл в шайке до 26 апреля, а того числа утром, когда шайка находилась в 1½ или 2 верстах от места жительства отца Занковича, уволился от начальника шайки проститься с отцом, и после того в шайку не возвратился. Но и при этих уликах Занкович и Шляхта не изменили своих показаний, отзываясь: первый, что Плавинского вовсе не знает, а последний, что в шайке мог кто-либо другой называться его фамилиею и быть на него похожим, почему Плавинский и назвал его по фамилии при очной ставке.
    Александр Битный-Шляхто без присяги показал, что когда и куда отлучался брат его Гавриил, он не знал, но впоследствии слыхал, что он был у отца, и вместе с отцом в конце апреля прибыл больной к нему, Александру, на квартиру в г. Витебск, до того же времени он с ним не жил, а патроны он видел у Гавриила в охотничьем сюртуке после его прибытия с отлучки; но куда он девал подаренное ему показателем ружье — не знает.
    Работники отца Битного-Шляхты дворяне Ефим и сын его Михаил Котовичи под присягою показали: прежде, что Гавриил Битный-Шляхто приходил к своему отцу в деревню в последнее воскресенье до Св. Георгия (21 апреля) и пробыл там безотлучно до следующего воскресенья (28 апреля), а того дня отец отвез его в г. Витебск; когда Гавриил Шляхта приходил к своему отцу, оружия у него никакого не было; принадлежал ли этот Шляхта к числу мятежников, они не знают и в сообществе с ними его не замечали. А на повторном [* У дак. напісана «повторичном».] допросе по напоминании им присяги, что когда именно прибыл к отцу сказанный Шляхта, они по давности времени не помнят, но утверждают, что он был у отца 23 апреля и никуда из дома по случаю болезни не отлучался, прежде же они показали о времени прибытия Шляхты по забывчивости и по смешению праздников Св. Георгия с воскресеньем. Во время пребывания Гавриила Шляхты у отца у них никто не был. При дознании же сказанные Котовичи отозвались, что упомянутый Шляхта приходил к отцу недели за две до Св. Георгия и прожил одну неделю.
    Отец Гавриила Адам Битный-Шляхто о времени прибытия к нему сына его Гавриила, болезни его, неотлучки никуда во время пребывания его в деревне и цели его посещения отца показал согласно со вторым показанием Котовичев и с Гавриилом Шляхтою.
    Дворянин же Игнаций Пац-Помарнацкий под присягою показал, что он, живя в соседстве с Адамом Битным-Шляхтою, не видал и не слыхал, чтобы у него был 21 или 22 апреля сын его Гавриил, а Гавриил Шляхто, будучи знакомым с его, Помарнацкого, сыном Феликсом, 22 числа т[ого] м[есяца] отправились вместе из Витебска в мятежническую шайку, при разбитии которой под Погостищем из них Феликс был убит [* Фелікс Пац-Памарнацкі, які да паўстання служыў пісарам у Віцебскай грамадзянскай палаце, у баі ля Пагосцішча быў цяжка паранены і перавезены ў Віцебскую гарадскую бальніцу, дзе і памер у гэты ж дзень /НГАБ. - Ф. 1416. - Воп. 3. - Спр. 21048. - Арк. 39 адв.; Ф. 1416. - Воп. 4. - Спр. 11416. - Арк. 21-24, 270-276; Ф. 1430. - Воп. 1. - Спр. 31259. - Арк. 14-15, 40; Ф. 1430. - Воп. 1. - Спр. 52163. - Арк. 300-301, 425, 723, 807-808/], а Шляхта там же взят под арест. Но в опровержение сего последнего показания Витебское полицейское управление уведомило, что Гавриил Шляхто был арестован в квартире по распоряжению бывшего полицмейстера Дышлевского.
    Указанный Плавинским временно-обязанный крестьянин Дементий Агеев без присяги показал, что он, возвращаясь из города, слыхал в корчме Берниках [* Бернікі.] от незнакомых крестьян и какой-то женщины, что одного из сыновей Битного-Шляхты, бывшего в мятежнической шайке, ранили в зад при Погостище и что когда этот Шляхта пришел домой весь мокрый, отец его бранил за это.
    Спрошенные вследствие сего вышеупомянутые Котовичи и отец Шляхты, первые под присягою, извета Агеева не подтвердили, а витебский городовой врач уведомил, что при осмотре Гавриила Шляхты никаких знаков на его теле найдено не было.
    Далее под присягою показали:
    Дворянин Гавриил Пржевальский, что 21 апреля он был в Витебске и по просьбе матери Лаврентия Занковича заходил к нему Занковичу известить о болезни отца его и пригласил его к отцу в деревню, вследствие чего Занкович обещал навестить отца. Вследствие сего 26 апреля, когда начало выходить солнце, он, проходя мимо усадьбы Фомы Занковича видел сына его Лаврентия стоявшим на дворе без шайки мятежников. Он не видал, а слыхал от крестьян, что они пред битвой под Погостищем ночевали в фольварке Оцкове, отстоящем от усадьбы Занковича верстах в семи.
    Крестьянка Анна Прохорова, что в день разбития шайки под Погостищем она, будучи около полудня в дер[евни] Оцковой у Ивана Занковича, видела единокровного брата его Лаврения Занковича.
    Дворянин Игнатий Пржевальский, что он, живя по соседству с Фомою Занковичем слыхал, что к Занковичу приходил в апреле месяце сын его Лаврений проведать больного отца, но он его не видал.
    Отец Занковича, что сын его Лаврений пришел проведать и узнать по делу об имуществе своего брата или 25 апреля вечером, или 26 апреля утром, чего он, как был в это время очень болен, не помнит, и пробыл безотлучно неделю или более.
    Единокровный брат Лаврения Иван, что он, будучи в Витебске 24 апреля, приглашал сказанного Лаврения ехать с ним в деревню проведать больного отца, и Лаврений просил его обождать, но показатель на это не согласился по неимению корма для лошади и уехал домой, при чем Лаврений говорил, что он на днях непременно будет у отца. После того 26 апреля он видел Лаврентия Занковича в своей деревне. Когда крестьяне бежали преследовать под Погостищем мятежников, он был у него, при чем упрекал его, показателя, за то, что он его не обождал. Накануне битвы под Погостищем мятежники проходили верстах в трех от деревни.
    По предъявлении Лаврения Занковича крестьянам, преследовавшим разбитую под Погостищем шайку и видевшим эту шайку, они утвердительно сказали, что в то время, когда они видели упомянутую шайку, Занковича в ней не было.
    Десять человек, принадлежавших к вышеозначенной шайке, а в том числе и некоторые из указанных Плавинским, отозвались, что вышеупомянутых Занковича и Битного-Шляхты в той шайке не было.
    Витебский уездный суд 8 мая уведомил витебского полицмейстера, что Лаврентий Занкович отлучился неизвестно куда без дозволения присутствия 24 апреля после полудня, а от 26 апреля числа т[ого] м[есяца] прислал в суд прошение, полученное 1 мая, о том, что, получив [* Тут і ніжэй у дак. пішацца у форме «получа».] внезапное известие о болезни своего отца, отправился к нему в деревню с намерением» возвратиться на другой день, но по прибытии к отцу заболел и сам. Почему просил разрешить ему 28-дневный отпуск. Затем Занкович, получив облегчение, прибыл в Витебск 4, а явился к должности 6 мая, но медицинского свидетельства о своей болезни не представил, вследствие чего уездный суд подверг Занковича за самовольную отлучку взысканию на основании 459 ст[атьи] Улож[ения].
    Спрошенный о болезни Лаврентия Занковича отец его отозвался, что во все время пребывания у него в деревне был здоров.
    Витебская казенная палата сообщила следственной комиссии, что Гавриил Битный-Шляхта 22 апреля был в должности, а 23 числа т[ого] м[есяца] на службу не явился.
    По сделанному Николаем Плавинским в вышепрописанном показании его извету на помещицу Екатерину Цехановецкую в сочувствии к мятежникам и подговоре его скрывать соучастников мятежа, г[осподин] начальник губернии 8 августа предписал произвести о поступках Цехановецкой следствие.
    Вследствие чего был произведен в квартире Цехановецкой обыск и найдено два патриотических польских гимна, которые при начале обыска разорвал муж Цехановецкой (Воżе совś Роlskę и Z dуmеm роżаrów) коллежский асессор Генрих Цехановецкий, и письмо на польском языке от Льва Стаховского.
    Письмом этим от 6 мая 1863 г. Стаховский уведомлял сестру свою Екатерину Цехановецкую о количестве, действиях и движении мятежников, о жестокости крестьян с помещиками, о неправосудии местных властей к последним и о подстрекательстве к жестокости первых с выдачею за это вознаграждения, а равно о числе убитых знакомых; при чем Стаховский просил уведомить, что слышно в Витебской губернии.
    Коллежский асессор Генрих Цехановецкий в оправдание вышеозначенного своего поступка под актом обыска изложил, что он разорвал гимны нечаянно, без всякого умысла и в то время, когда они уже лежали с прочими просмотренными бумагами.
    Затем на вопросные пункты следственной комиссии Екатерина Цехановецкая пояснила, что когда привезли из Погостища и поместили в местную больницу раненых мятежников Плавинского и Помарнацкого (из коих последний вскоре умер), она по чувству христианскому и по правилам религии посетила Плавинского один раз при бытности смотрителя больницы, и когда на спрос ее некоторые больные сказали, что Плавинский нуждается в лучшей пище, то по ее распоряжению доставлялась ему пища в течение двух месяцев, но слов, что Плавинский будет счастлив, если не будет никого выдавать, она ему не говорила. Также она, Цехановецкая, по внушению тех же религиозных чувств, навестила несколько раз тело Помарнацкого, с разрешения управляющего губерниею вице-губернатора Пятницкого распоряжалась похоронами его. До времени помещения в больницу упомянутых мятежников она, Цехановецкая, была в больнице только один раз, два года назад, когда находилась там на излечении гувернантка ее Войцеховская, которой она также посылала пищу, более же никого из находившихся в больнице она не посещала и участия в них не принимала. Найденные при обыске гимны она имела у себя как стихотворения, но их с целью держать польское восстание не распространяла и в костеле не пела; один из гимнов она переписала, послышавши в костеле, а кто ей дал другой — не помнит. Взятое вместе с гимнами письмо писано ей братом ее Львом Стаховским, но переписки с ним о польском восстании в Могилевской и Витебской губерниях та не вела и о формировании шаек не знала; сочувствия к мятежу она также не имеет, но соболезнует над всеми несчастиями, постигшими Белоруссию.
    Но очной ставке Плавинский уличал Цехановецкую согласно относящемуся к ней своему показанию, но она против улики его не повинилась, при чем Цехановецкая отозвалась, что при начале очной ставки Плавинский подразумевал только свою улику, а после уже произнес значащиеся в его показании слова.
    Спрошенный под присягою смотритель богоугодных заведений коллежский асессор Евтихий Лавецкий показал, что при посещении Цехановецкою в присутствии его и экзекутора губернского правления Мыслицкого Плавинского, она спросила его о болезни и, получив ответ, что он ранен и нуждается в деньгах, дала Плавинскому 6 рублей, более же Цехановецкая с Плавинским свидания не имела, так как после того было запрещено допускать подобные свидания. Та же Цехановецкая навещала тело умершего Помарнацкого и с разрешения г[осподина] вице-губернатора занималась похоронами его. До помещения же в больницу Плавинского и Помарнацкого Цехановецкая никого из бывших там больных не посещала.
    Брат Цехановецкой Лев Стаховский показал, что вышеозначенное письмо писал он как о несчастий, постигшем их край, и что восстание в Могилевской губернии вспыхнуло неожиданно. Значащиеся в письме убитыми Маковецкий [* Верагодна, маецца на ўвазе дваранін Магілёўскай губ. Генрык Макавецкі, які да паўстання жыў у г. Вільні, дзе служыў прапаршчыкам корпуса ляснічых. За ўдзел у паўстанні ён быў пакараны смерцю з канфіскацыяй маёмасці /НГАБ. - Ф. 319. - Воп. 1. - Спр. 479. - Арк. 21 адв.; Ф. 320. - Воп. 1. - Спр. 398. - Арк. 127; Ф. 1430. - Воп. 1. - Спр. 52163. - Арк. 597; Ф. 2616. - Воп. 1. - Спр. 40. - Арк. 14/.] и Чудовский [* Памешчык Тадэвуш Чудоўскі ў паўстанні лічыўся «галоўным падбухторшчыкам Чэрыкаўскага павета». Ён быў забіты сялянамі ля в. Ляцягі Чэрыкаўскага пав. у той час, калі адстаў ад атрада і даганяў яго. Яго маёнтак Чырвонае Чэрыкаўскага пав. быў секвестраваны і затым канфіскаваны. Таксама Чудоўскі падазраваўся рас. уладамі ва ўзначальванні ў Магілёўскай губ. таемнага паўстанцкага таварыства /НГАБ. - Ф. 296. - Воп. 1. - Спр. 25. - Арк. 108; Ф. 1430. - Воп. 1. - Спр. 52163. - Арк. 162; Ф. 2001. - Воп. 1. - Спр. 900. - Арк. 1 адв.; Ф. 2001. - Воп. 2. - Спр. 123. - Арк. 7 адв. - 8; Ф. 2001. - Воп. 2. - Спр. 124. - Арк. 6; Ф. 2001. - Воп. 2. - Спр. 171. - Арк. 15 адв -16, 39 адв.; Ф. 2003. - Воп. 1. - Спр. 489. - Арк. 25; Ф. 3255. - Воп. 1. - Спр. 12. - Арк. 1-1 адв./.] родственники.
    Оршанская следственная комиссия уведомила, что упомянутый Стаховский состоит под следствием в той комиссии за доставление мятежникам оружия, фуража, приготовлении для них обеда, дачи одному из мятежников тройки лошадей и за передачу приехавшим к нему мятежникам неизвестно с чем двух тюков и бочонка.
    Рассмотрев изложенные обстоятельства, следственная комиссия находит: а) Дворянин Николай Плавинский сознался, что он был в мятежнической шайке, разбитой под им[ением] Погостищем, где и ранен, но от принятия участия в перестрелке с войсками отрекся, объясняя, что он был вовлечен в мятеж против воли и два раза просился освободить его из шайки, каковую просьбу повторяли жена и теща его, что сии последние и подтвердили; при настижении же той шайки войсками он намеревался скрыться, и когда с этою целью переплыл на другой берег реки, был ранен, но доказательств, что Плавинский не принимал участие в сопротивлении войскам никаких в деле нет, а напротив Плавинский о вовлечении его в шайку дал разноречивые показания. б) сказанный Плавинский оговорил в присоединении к упомянутой шайке в ночь с 24 на 25 апреля Лаврентия Занковича и Гавриила Битного-Шляхту, при чем показал, что первый из них, когда шайка проходила вблизи жилища его отца, отлучился 26 апреля утром проститься с отцом и более не возвратился; Шляхта же с ними следовал до Погостища, но в Погостище он его не видел. Против этого оговора ни Шляхта, ни Занкович не сознались, оправдываясь тем, что они ушли из Витебска в деревню к своим родителям: первый 22, а прибыл на место утром 23, и второй 24, а пришел к отцу утром 26 апреля, где и пробыли безотлучно до возвращения в Витебск после разбития сказанной шайки. Показания Занковича и Шляхты о времени прибытия в указанные ими места подтвердили как родные их, так и следующие посторонние лица, а именно: Гавриил Пржевальский и Анна Прохорова удостоверили, что Занковича видели в месте жительства отца его 26 апреля, и два работника отца Шляхты Котовичи, заверившие, что Гавриил Шляхта прибыл к отцу 23 апреля и до отвоза его в Витебск никуда не отлучался. Кроме того 10 человек мятежников из разбитой при Погостище шайки показали, что Занкович и Шляхта в той шайке не находились, а преследовавшие и видевшие ту шайку крестьяне по предъявлении им Занковича утвердительно сказали, что его в означенной шайке, когда они ее видели, не было. Но против этих оправдывающих Занковича и Шляхту обстоятельств, служат к обвинению их следующие: показание Плавинского о прибывших в шайку кроме Занковича и Шляхты подтвердилось; во-вторых, Занкович и Шляхта отлучились из города в то время, когда из Витебска начали выходить мятежники и формировались их шайки; в-третьих, они ушли без разрешения своего начальства; в-четвертых, Занкович вышел из Витебска 24, а прибыл к отцу 26 апреля, т.е. в то самое время, как показывает Плавинский; в-пятых, Занкович не доказал, где он пробыл день 25 апреля, чтобы же он употребил полторы сутки на проход 35 верст, представляется сомнительным, тем более, что он, по показанию Ивана Занковича, еще несколько верст подъехал; в-шестых, Занкович донес уездному суду, что он после отлучки заболел, но отец его это опровергнул; в-седьмых, видевшие шайку крестьяне могли не заметить Занковича по кратковременному его в ней пребыванию, а во время преследования той шайки под Погостищем он уже в ней не находился; показаниям же взятых в означенной шайке мятежников нельзя дать веры как потому, что они всегда скрывают своих сообщников, так и потому, что некоторые из них могли не знать Занковича и Шляхты; в-восьмых, свидетельствующие о пребывании Шляхты у своего отца работники отца Шляхты Котовичи дали три разноречивых показания, вследствие чего нельзя принимать эти показания за совершенно справедливые; в-девятых, Шляхта при выходе из Витебска был вооружен и где девал ружье не доказал, а объяснение его, что оно пропало во время его отдыха, представляется невероятным, тем более, что он о пропаже ружья никому не объявил; и, наконец, в-десятых, присяжное показание Помарнацкого, что Шляхта ушел в мятеж вместе с убитым сыном его Феликсом, каковое показание Помарнацкого в отношении сына его вполне справедливо. в) Екатерина Цехановецкая созналась, что она посещала в больнице раненых мятежников Плавинского и Помарнацкого, из коих первому оказывала пособие и распоряжалась погребением последнего с позволения местных властей, чего прежде ни для кого не делала, кроме своей гувернантки; кроме того, у нее оказались два возмутительных польских патриотических гимна и письмо принимавшего участие в мятеже брата ее Льва Стаховского [* Калежскі асэсар Леан Стахоўскі да паўстання валодаў маёнткам Стараселле Сенненскага пав. Пасля западозрання яго ў дачыненні да паўстання маёнтак быў секвестраваны. Пакінуты на волі, ён некалькі разоў падаваў прашэнні аб зняцці секвестру з прычыны недачынення да паўстання. За «нядобранадзейнасць у палітычных адносінах» рашэннем А. Л. Патапава ад 26. 02. 1865 яго маёмасць была абкладзена ўзмоцненым дзесяціпрацэнтным зборам /НГАБ. - Ф. 2003. - Воп. 2. - Спр. 44; Ф. 2586. - Воп. 1. - Спр. 116. - Арк. 207/.], извещавшего о последствиях действий мятежников в Могилевской губернии; и г) Генрих Цехановецкий разорвал во время обыска принадлежавшие жене его возмутительные гимны, и хотя он показал, что разорвал гимны нечаянно после просмотра, но это опровергается актом обыска.
    При таких обстоятельствах следственная комиссия заключает, что: 1) Николай Плавинский [* Мікалай Плавінскі пастановай Часовага палявога аўдытарыята ад 30. 05. 1864 і канфірмацыяй М. Мураўёва ад 01. 06. 1864 прысуджаны да пазбаўлення правоў стану, канфіскацыі маёмасці і ссылкі на катаргу на заводах на 4 гады. У бальніцы сцвярджаў, што моцна хворы і не можа пакінуць месца лячэння, аднак 19. 06. 1864 адпраўлены ў Табольскі прыказ аб ссыльных. Жонка з 2 сынамі засталася ў Аршанскім пав. /НГАБ. - Ф. 319. - Воп. 1. - Спр. 479. - Арк. 25; Ф. 320. - Воп. 1. - Спр. 398. - Арк. 575 адв.; Ф. 1416. - Воп. 3. - Спр. 21048. - Арк. 39, 40; Ф. 1416. - Воп. 4. - Спр. 11393; Ф. 1430. - Воп. 1. - Спр. 31602. - Арк. 108-110; Ф. 1430. - Воп. 1. - Спр. 52163. - Арк. 242 адв., 425, 722 адв.; Ф. 2003. - Воп. 1. - Спр. 433; Ф.2616. - Воп. 1. - Спр. 40. - Арк. 60; Ф. 3046. - Воп. 2. - Спр. 3. - Арк. 62 адв - 63; Ф. 3046. - Воп. 2. - Спр. 5. - Арк. 41/.] виновен в участии с мятежниками, разбитыми под им[ением] Погостищем; 2) Екатерина Цехановецкая [* Кацярына Цеханавецкая ў далейшым пастановай Часовага палявога аўдытарыята ад 30. 05. 1864 і канфірмацыяй М. Мураўёва ад 01. 06. 1864 прысуджана да ссылкі на сталае жыхарства ў «аддаленыя паветы» Пензенскай губ. і секвестру маёмасці /НГАБ. - Ф. 1416.- Воп. 4. - Спр. 11393; Ф. 1416. - Воп. 4. - Спр. 11416. - Арк. 134; Ф. 1430. - Воп. 1. - Спр. 52163. - Арк. 237 адв. 425 адв.; Ф. 2003. - Воп. 1. - Спр. 433; Ф. 2586. - Воп. 1. - Спр. 116. - Арк. 485 адв.; Ф. 2616. - Воп. 1. - Спр. 40. - Арк. 57; Ф. 3046. - Воп. 2. - Спр. 3. - Арк. 92 адв. - 93; Ф. 3046. - Воп. 2. - Спр. 5. - Арк. 59; Ф. 3255. - Воп. 1. - Спр. 14. - Арк. 5 адв./.] оказывается виновною в сочувствии польскому мятежу и хранении у себя революционных гимнов; 3) Муж ее Генрих Цехановецкий [* Генрык Цеханавецкі, які да паўстання валодаў маёнткам Тулава Віцебскага пав. і служыў міравым пасрэднікам у Віцебскім пав. у чыне калежскага асэсара, за свой учынак пастановай Часовага палявога аўдытарыята ад 30. 05. 1864 і канфірмацыяй М. Мураўёва ад 01. 06. 1864 быў прысуджаны да штрафу ў 200 руб. срэбрам на карысць пацярпелых ад паўстання, спагнання ўзмоцненага дзесяціпрацэнтнага збору з яго маёнтка і аддачы на парукі. У 1864 г. выехаў на службу чыноўнікам асобых даручэнняў у г. Херсон /НГАБ. - Ф. 1416. - Воп. 4. - Спр. 11393; Ф. 2003. - Воп. 1. - Спр. 433; Ф. 3046. - Воп. 2. - Спр. 3. - Арк. 92 адв. - 93; Ф. 3046. - Воп. 2. - Спр. 5. - Арк. 59/.] обвиняется в разорвании при обыске найденных революционных гимнов у его жены, вероятно с намерением уничтожить таковые; 4) Лаврентий Занкович и Гавриил Битный-Шляхта [* Ваўрынец Занковіч і Габрыэль Бітны-ПІляхта ў наступных судовых інстанцыях былі прызнаны ўдзельнікамі паўстання. Пастановай Часовага палявога аўдытарыята ад 30.05.1864 і канфірмацыяй М. Мураўёва ад 01. 06. 1864 яны былі прысуджаны да пазбаўлення правоў стану, канфіскацыі маёмасці і ссылкі на катаргу на заводах на 6 гадоў кожны. 19. 06. 1864 адпраўленыя ў Табольскі прыказ аб ссыльных /НГАБ. - Ф. 319. - Воп. 1. - Спр. 479. - Арк. 5 адв., 13 адв.; Ф. 320. - Воп. 1. - Спр. 398. - Арк. 575 адв.; Ф. 1416. - Воп. 3. - Спр. 21048. - Арк. 8 адв., 28; Ф. 1416. - Воп.4. - Спр. 11393; Ф. 1430. - Воп. 1. - Спр. 31259. - Арк. 6, 22, 34, 39, 40 адв.; Ф. 1430. - Воп. 1. - Спр. 52163. - Арк. 242 адв., 395 адв., 425, 722 адв.; Ф.2003. - Воп. 1. - Спр. 433. - Арк. 1; Ф. 2616. - Воп. 1. - Спр. 40. - Арк. 60; Ф. 3046. - Воп. 2. - Спр. 3. - Арк. 5 адв. - 6, 30 адв. - 31; Ф. 3046. - Воп. 2. - Спр. 5. - Арк. 4, 19/.] по неполноте служащих к обвинению их доказательств навлекают на себя сильное подозрение в бытности в вышесказанной мятежнической шайке без принятия участия в сопротивлении ее войскам.
    НГАБ. — Ф. 3046. - Воп. 1. - Спр. 1. - Арк. 81-89. - Рукапіс, чарнавік.
    /Паўстанне 1863-1864 гадоў у Віцебскай, Магілёўскай і Мінскай губэрнях. Дакументы і матеріалы Нацыянальнага гістарычнага архіва Беларусі. Мінск. 2014. С. 149-259./
    «Битный Шляхта Гавриил, бывший Коллежский Регистратор. За бытность в мятежнической шайке, по Конфирмации Командующего войсками Виленского военного округа, лишен дворянского достоинства и всех прав состояния и сослан в каторжную работу на шесть лет. На основании Высочайшего Повеления 16-го апреля 1866 года освобожден от работ [«Повелением от 16 апреля 1866 г. получил право считаться сосланным на поселение» /Казарян П. Л.  Олекминская политическая ссылка 1826-1917 гг. Якутск. 1995. С. 220./] и г. Председательствующим в Совете Главного Управления Восточной Сибири назначен в Якутскую область. В Якутск прибыл 31 марта 1867 года» /НА РС(Я) Ф. 12. Оп. 1. Д. 2200. Л. 214 (об)./, «и был водворен в Баягантайском улусе Якутского округа». /Казарян П. Л.  Олекминская политическая ссылка 1826-1917 гг. Якутск. 1995. С. 220./ «31 марта 1867 г. доставлен в Якутск и водворен в 1-й Баягантайский наслег Баягантайского улуса Якутского округа». /Kazarian P.  Zesłańcy z okresu powstania styczniowego okregu olekmińskim (Jukucja) na podztawie materiałów z archiwów syberyjskich. // Wrocławskie Studia Wschodnie. Wrocław. Nr. 7. 2003. S. 201./ «Битный-Шляхта (Битно-Шляхто) Гаврил, прибыл 31 марта 1867 г., в Вилюйский округ». /Степанова Н. С. Пребывание польских повстанцев в улусах Якутии. // Якутский архив. № 2. Якутск. 2001. С. 18./
                                                            «Его Высокоблагородию
                                             Господину Якутскому Земскому Исправнику
    Политического ссыльного
    Гавриила Битного Шляхты
    Ныне окончательно одержим болезнью о чем доложил Родовому Управлению 1 августа сего года, но сделало ли оно какие со стороны своей распоряжения или нет мне неизвестно, и в настоящее время необходимо трудоустроить в Медицинском пособии и потому покорнейше прошу Ваше Высокоблагородие сделать со стороны своей распоряжение о помещении меня в Якутскую городскую больницу.
    Гавриил Битный Шляхта
    Августа 29 дня 1867 года». /НА РС(Я) Ф. 15. Оп. 21. Д. 4. Л. 15./
    Как доносилось Якутскому полицейское правление, в 1868 г у него «заметно было некоторое ожесточение, но в последнее время он стал поправляться».
    «Предписанием якутского губернатора был переназначен в Олекминский округ. Прибыл в г. Олекминск 11 марта 1868 г. и был водворен в городе. Повелением от 25 марта 1868 г. получил право государственных поселян. Получал разрешение и выезжал на заработки в с. Нохтуйское и на золотые промыслы». /Казарян П. Л.  Олекминская политическая ссылка 1826-1917 гг. Якутск. 1995. С. 220./
    «Согласно манифеста от 15 мая 1868 г. получил право государственного поселенца и разрешение на проживание в городах, а также разрешение приписаться к мещанскому или крестьянскому обществу». /Kazarian P.  Zesłańcy z okresu powstania styczniowego okregu olekmińskim (Jukucja) na podztawie materiałów z archiwów syberyjskich. // Wrocławskie Studia Wschodnie. Wrocław. Nr. 7. 2003. S. 201./
    «28 февраля 1868 г. Якутское окружное полицейское управление выдало ему разрешение на отлучку в Олекминск, куда он прибыл 22 марта. Нанимался на работы к жителям города». /Kazarian P.  Zesłańcy z okresu powstania styczniowego okregu olekmińskim (Jukucja) na podztawie materiałów z archiwów syberyjskich. // Wrocławskie Studia Wschodnie. Wrocław. Nr. 7. 2003. S. 201./ От 22 марта 1868 года находился на Мачинской станции Олекминского округа в услужении старшины крестьянского общества Александра Семенова. 23 июня 1868 году падал прошение на свободной проживание в селении Нохтуйск Олекминского округа. «В 1868 г. взял к себе на услужение Г. Битно-Шляхто старшина Нохтуйского селения». Казарян П. Л.  Олекминская политическая ссылка 1826-1917 гг. Якутск. 1995. С. 144./ «Якутский губернатор 26 июля 1868 г. через местного исправника якутский разрешил Г. Битно-Шляхто выезд на заработки на Ильинский прииск Маркова» [ЦГАЯ. Ф. 20. Оп. 5. Д. 10. Л. 71-72,75]. /Казарян П. Л.  Олекминская политическая ссылка 1826-1917 гг. Якутск. 1995. С. 141./ «В своем донесении управляющий промыслов наследников Марковых из прииска Ильинского 21 июля 1869 г. просил в связи с окончанием срока выданного Г. Битно-Шляхто 2 августа 1868 г. годичного вида выслать новый годичный вид. При этом управляющий И. Старков сообщил, что Битно-Шляхто имеет в резиденции Марковых «письменные занятия» [ЦГАЯ. Ф. 20. Оп. 5. Д. 9. Л. 22]. /Казарян П. Л.  Олекминская политическая ссылка 1826-1917 гг. Якутск. 1995. С. 160./ «В 1870-1871 гг. работал на промыслах золота наследников Марковых». /Kazarian P.  Zesłańcy z okresu powstania styczniowego okregu olekmińskim (Jukucja) na podztawie materiałów z archiwów syberyjskich. // Wrocławskie Studia Wschodnie. Wrocław. Nr. 7. 2003. S. 201./
    «Согласно указа от 13/17 мая 1871 г. ему возвращены прежние права состояния». /Kazarian P.  Zesłańcy z okresu powstania styczniowego okregu olekmińskim (Jukucja) na podztawie materiałów z archiwów syberyjskich. // Wrocławskie Studia Wschodnie. Wrocław. Nr. 7. 2003. S. 201./
    «С 1872 г. был на службе у купца Симухина в селе Нохтуйск. Выезжал по делам торговли в Якутск». /Kazarian P.  Zesłańcy z okresu powstania styczniowego okregu olekmińskim (Jukucja) na podztawie materiałów z archiwów syberyjskich. // Wrocławskie Studia Wschodnie. Wrocław. Nr. 7. 2003. S. 200-201./
    «Выехал из области по манифесту 1874 г.». /Степанова Н. С. Пребывание польских повстанцев в улусах Якутии. // Якутский архив. № 2. Якутск. 2001. С. 18./ «Согласно указа от 9 января 1874 г. ему даются права поступления на государственную службу и свободного поселения. 7 марта 1974 г. якутский губернатор на основании царского указа от 8 апреля 1873 г. выдал ему удостоверение личности на выезд из Якутского округа в Европейскую часть России кроме столиц и западных губерний. 5 июля 1875 г. выехал из Якутской области в Европейскую часть России». /Kazarian P.  Zesłańcy z okresu powstania styczniowego okregu olekmińskim (Jukucja) na podztawie materiałów z archiwów syberyjskich. // Wrocławskie Studia Wschodnie. Wrocław. Nr. 7. 2003. S. 201./

    Литература:
*    Битно-Шляхто Гаврил. // Казарян П. Л.  Олекминская политическая ссылка 1826-1917 гг. Якутск. 1995. С. 141, 144. 160, 191, 220, 467.
*    Битно-Шляхто Гаврил. // Казарян П. Л.  Олекминская политическая ссылка 1826-1917 гг. /2-е изд./ Якутск. 1996. С. 141, 144, 160, 191, 220, 467.
*    Казарян П. Л.  Якутия в системе политической ссылке России 1826-1917 гг. Якутск. 1998. С. 332, 363, 458.
*    Казарян П. Л.  Численность и состав участников польского восстания 1863-1864 гг. в якутской ссылке. Якутск. 1999. С. 25.
    Степанова Н. С. Пребывание польских повстанцев в улусах Якутии. // Якутский архив. № 2. Якутск. 2001. С. 18.
*    Хурсік В.  Трагедыя белай гвардыі. Беларускія дваране ў паўстанні 1863-1864 г. г. Гістарычны нарыс і спісы. Мінск. 2001. С. 118.
*    Хурсік В.  Трагедыя белай гвардыі. Беларускія дваране ў паўстанні 1863-1864 гг. Гістарычны нарыс і спісы. Мінск. 2002. С. 115.
*    Kazarian P.  Zesłańcy z okresu powstania styczniowego okregu olekmińskim (Jukucja) na podztawie materiałów z archiwów syberyjskich. // Wrocławskie Studia Wschodnie. Wrocław. Nr. 7. 2003. S. 200-201.
*    Токць С., Семянчук А., Трацяк Я.  Высылка з Беларусі шляхціцаў-паўстанцаў 1863-1864 г. // Герольд Litherland. № 17. Гародня. 2006. С. 126.
*    Бітны-Шляхта Габрыель 249, 250, 251, 252, 253, 255, 256, 259. // Паўстанне 1863-1864 гадоў у Віцебскай, Магілёўскай і Мінскай губэрнях. Дакументы і матеріалы Нацыянальнага гістарычнага архіва Беларусі. Мінск. 2014. С. 472.
*    Бітны-Шляхта Габрыель (Битный Шляхто Гавриил). // Матвейчык Д.  Удзельнікі паўстання 1863-1864 гадоў. Біяграфічны слоўнік. (Паводле матэрыялаў Нацыянальнага Гістарычнага Архіва Беларусі). Мінск. 2016. С. 80.
    Ялмужиня  Парабчанка-Лупец,
    Койданава