среда, 8 февраля 2017 г.

Эдуард Пекарский в жизнеописаниях. Ч. 6. 2006-2009. Койданава. "Кальвіна". 2017.


    Пекарский Эдуард Карлович [13 (25). 10. 1858, Игуменский уезд, ныне Червенский р-н Минской обл., Белоруссия, — 29. 6. 1934, С.-Петербург], российский языковед, этнограф, лексикограф, фольклорист. Чл.-корр. (1927), почётный академик (1931) АН СССР. В молодости участвовал в движении народников, был осуждён и сослан в 1871 в Якутию, где занялся изучением быта якутского народа, начал составлять словарь якутского яз. В 1899 в Якутске был издан первый выпуск словаря. Находясь в ссылке, принимал участие в экспедиции Вост.-Сибирского отд. Русского географич. общества (1894-96), а в 1903 — в Аяно-Нельканской экспедиции. Вернулся из ссылки в С.-Петербург в 1905 благодаря содействию Академии наук. Редактировал журнал «Живая старина» (1914-17), трёхтомник «Образцы народной литературы якутов» (на якутском яз., 1907-18), внёс уточнения в классификацию эпич. жанров якутского фольклора. Главный труд П. — Словарь якутского языка (т. 1-13, 1907-30, при участии Д. Попова и В. Ионова; второе изд., т. 1-3,1958). В последние годы жизни работал в Ин-те востоковедения АН СССР.
    /Большая энциклопедия в шестидесяти двух томах. Т. 36. Москва. 2006. С. 9./



                          Ф. 25. КАНЦЕЛЯРИЯ ИРКУТСКОГО ГЕНЕРАЛ-ГУБЕРНАТОРА
                                                                  ОП. 12. Д. 74. Карт. 1086.
    О доставлении в ВСОИРГО составленных политическим ссыльным Эдуардом Пекарским якутского словаря, сборника якутских сказок и собранных им этнографических сведений по Якутской области.
    21. 11. 1887 – 24. 02. 1888. 6 л.
                                             Ф. 293. ВОСТОЧНО-СИБИРСКИЙ ОТДЕЛ
                      ИМПЕРАТОРСКОГО РУССКОГО ГЕОГРАФИЧЕСКОГО ОБЩЕСТВА
                                                                 ОП. 1. Д. 475. Н. н.
    Пекарский Э. К. Программа экспедиционных работ для исследования домашнего и семейного быта якутов, проведенная Якутской экспедицией. (Приложение: письма Пекарского Э. К.)
    1894-1897.
    /Архивы России о Якутии. Вып. 1. Фонды Государственного архива Иркутской области о Якутии. Справочник. Отв. ред. проф. П. Л. Казарян. Якутск 2006. С. 152, 430./









     /Василий Васильевич Никифоров-Кюлюмнюр. Фотографии. Документы. Якутск. 2006. С. 45,61, 88-89, 140, 150, 154./





    28/ХII 1923 года.
Глубокоуважаемый С[ергей] В[асильевич Ястремский], уже с 5 кла[сса] Якутского реального училища, ознакомившись с фонетической частью Вашей грамматики якутского языка, я стал Вашим почитателем и остался таковым до настоящего времени.
    Много восторженных отзывов о Вашей работе над якутским языком я слышал от своею сонаслежника Афанасия Андреевича Саввина (Чочоолоп уола) из елани Бэртиэмэлээх в 5 в[ерстах] от Чурапчи.
    В бытность мою в кач[естве] научного сотруд[ника] P[оссийской] Ак[адемии] н[аук] помощником Э. К. Пекарского по составлению словаря якутского языка с 1 мая 1921 года по 1 мая 1923 года я слышал от Эдуарда Карловича, что у Вас имеются части якутских былин (олонхо) и др[угие] виды як[утского] народного творчества.
    В наст[оящее] время, когда открывается як[утская] секция при Ц[ентральном] вост[оч-ном] издательстве, я указал своим соплеменникам, работникам в Московском представительстве ЯАССР (декретированной 10 мая 1922 года), на большую научную ценность Ваших записей, часть которых находится на руках у Э. К. Пекарского, который весною тек[ущего] года был готов передать, с Вашего разреш[ения], представительству ЯАССР эти Ваши рукописи на предмет напечатания по междуна[ародной] транскр[ипции], примененной мною к якутскому языку.
    По поручению Моск овского представительства ЯАССР обращаюсь к Вам с просьбой представить ему Ваши якутские материалы на условиях, какие угодно будет Вам поставить.
    Свое решение благоволите сообщить представительству ЯАССР по адресу: Москва, Спасско-Садовая, д. 16, и также Э. К. Пекарскому по адресу: Петроград, Вас[ильевский] о[стров], Университ етская] набер ежная], д. 5, кв. 28. Почтительнейше прошу Вас не отказ ать в любезности сообщить и мне, хоти бы в сжатом излож ении], о Вашем решении - смею надеяться, что оно будет полож[ительным], на предмет переговоров по принятию рукописей от Э. К. Пекарского. Мой нач товый] адрес: П етроград, Вас ильевский о стров, 7 линия, д 2, кв. 4.
    Остаюсь с соверш[енным] почтением к Вам научный сот[рудник] научно-исследовательского Института сравнит[ельной] истории, литературы и языков З[апада] и В[oстока] при ф[акультете] о[бщественных] н[аук] Петроград[ского] гос[ударственного] университета якут 2-го Хатыл[инского] насл[ега] Бот[урусского] улуса.
   С. Новгородов
    При сем честь имею препроводить Вам но одному экземпляру букваря и хрестоматии на як[утском] яз[ыке], отпечатанные летом с[его] г[ода] в типографии Р[оссийской] А[кадеми] наук .
    РНА СО СС НК архыыбыттан. Ф 4. Уопп. 9. Дь. 55. 1-3 лл.


                               В ОТДЕЛЕНИЕ ИСТОРИЧЕСКИХ НАУК И ФИЛОЛОГИИ
                                                   РОССИЙСКОЙ АКАДЕМИЙ НАУК
    Научного сотрудника Росс. Академии Наук
    С. А. Новгородова
                                                                           Заявление
    Привлеченный в состав научных сотрудников Росс. Наук в качестве помощника Э. К. Пекарского по составлению якутского словаря 1 мая 1921 года, я неукоснительно вел свою работу в сознании всей ее важности: несмотря на то, что 7 февраля 1922 года мною была получена из Москвы телеграмма за подписью кандидата ВЦИК М. К. Аммосова о назначении моем в состав Якутского представительства при Народном комиссариате по Делам Национальностей. Я немедленно представил эту телеграмму Э. К. Пекарскому и по его совету непременному секретарю РАН а[кадемику] С. Ф. Ольденбургу, который обратился 9 февраля 1922 года с письмом своим за № 205 на имя М. К. Аммосова. В этом письме говорилось, между прочим: «С. А. Новгородов ведет в Академии чрезвычайно ответственную работу по составлению якутского словаря. Эта работа помимо значения ее для науки, имеет громадную практическую важность и для якутского народа. Достаточно сказать, что из народов Европы только очень немногие располагают таким исчерпывающе-точным пособием, каким должен стать для якутов составляемый Новгородовым словарь. Главным редактором словаря является Э. К. Пекарский, при котором Новгородов состоит единственным сотрудником» и ...Росс. ак. Наук настоятельно просит освободить Новгородова от необходимости покинуть Петроград и тем предоставить ему возможность докончить начатое им дело».
    Только благодаря этому письму, я имел возможность продолжать свою работу по составлению словаря якутского языка. Я старался по мере сил своих оправдать все надежды Э. К. Пекарского, изложенные им письменно летом 1921 года в словах: «Твердо уверен, что его (т.е. Новгородов) сотрудничество будет плодотворно для обрабатываемого мною словаря во всех отношениях, в смысле полноты, точности, в определении значения того или другого и в переводе оправдательных примеров, а также и в смысле ускорения самой работы». Больше того, увидев, что монгольские сравнения с якутским языком делаются Э. К. Пекарским по краткому словарю Шмидта, я уже в 1921 году предложил Э. К. Пекарскому пользоваться более точным словарем Ковалевского или Голстунского.
    И только с помощью проф. В. Л. Котвича, привлеченного по моей инициативе к окончательному чтению монгольских сравнений в виду недоверия Э. К. Пекарского к моим сравнениям, которые он не в состоянии был проверить сам, удалось в начале 1923 года получить для наших работ из Азиатского музея словарь Голстунского.
    Э. К. Пекарский, давший обещание в начале моего сотрудничества поместить мою фамилию на обложке (словаря) в числе лиц, принимавших ближайшее участие в составлении словаря, два раза [летом 1922 г. и 7 февраля 1923 года], подтверждавший это обещание в процессе работы, заявил мне 17 апр[еля] 1923 г[ода], когда я прочитал корректуру 111-го листа, последнего листа 1-го выпуска II тома словаря якутского языка, и подготовил к печати вместе с ним еще два следующих выпуска, что на обложке словаря не будет моей фамилии, сказав, что будет помещена вкладная цветная полоска со словами: «Начиная с 99-го печ[атного] листа участие в обработке словаря принимал С. А. Новгородов» и будет сказано в послесловии о моем участии в обработке словаря.
    Так как это не могло вполне удовлетворить меня, то я заявил неременному секретарю РАН 19-го апреля с. г. что я вынужден буду прекратить свою работу по составлению якутского словаря, если не будет исполнено первое обещание Э. К. Пекарского.
    Узнав об этом твердом решении. Э. К. Пекарский заявил мне 30 апреля с. г., что в 1-м выпуске II-го тома словаря не будет и полоски. Таким образом я лишаюсь доказательств своей работы по составлению якутского словаря перед якутским народом вплоть до появления послесловия к словарю через 5-10 лет.
    Не говоря уже о научной справедливости, а просто в целях подтверждения истинности письма Непременного Секретаря РАН от 9 февраля 1922 года за № 205 почтительнейше прошу Отделение исторических Наук и Филологии предложить Э. К. Пекарскому отметить в I-ом, II-ом и III-м выпусках второго тома Словаря якутского языка, что я принимал участие в обработке словаря, начиная со слова min (99-й печ. лист) и кончая словом сырҕаннаа (У) и со слова та по слово majыаха включительно.
    В заключение, при всей своей любви к словарной работе в области родного мне языка, в виду создавшихся условий вынужден почтительнейше просить Отделение Исторических Наук и Филологии РАН освободить меня от сотрудничества с Э. К. Пекарским и не отказать мне в положенном авторском гонораре за фактически сработанное (подготовленное к печати) количество листов, ибо Э. К. Пекарский по неизвестным мне соображениям успел представить к оплате лишь слог ci. Остаются еще непосредственными уже обработанные при моем участии слоги со, co, су, су, сы-сып, начало сыр и та-таj по слово majыаха включительно (всего не менее 10 печатных листов).
    4 мая, 1923 г.
    Научный сотрудник РАН С.Н.
    РНА СО СС НК архыыбыттан. Ф. 4. Уопп. 9. Дь. 98 Л. 22.

    /Лингвист Семен Андреевич Новгородов. Хаартыскалар, докумуоннар, ыстатыйалар. Дьокуускай. 2007. С. 82, 84, 126-128./




                                             РОССИЙСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ
                                           АРХИВ И ЛИТЕРАТУРЫ И ИСКУССТВА
                                                                      (РГАЛИ)
                                                                 Личные фонды
                                         Фонд № 1209 “Пекарский Эдуард Карлович”.
                Этнограф, участник революционного движения, почетный член АН СССР.



    /История Якутии в документах архивов г. Москвы. (Краткий справочник) Сост. А. А. Калашников. Якутск. 2007. С. 171-173./

                                                                        ПЕРСОНАЛИИ

    Пекарский Эдуард Карлович (1858-1934) — ссыльнопоселенец (1881-95), народник, этнолог, фольклорист, языковед; урож. Минской губ.; дворянин, студент Харьковск. ветеринарного инст-та; судим за хранение нелегальн. литературы; 1878 — 5 лет ссылки в Архангельскую губ., бежал в Тамбовскую губ., член общества «Земля и воля»; 24. 12. 1879 — участник студ. беспорядков, скрывался от полиции, живя по фальшивому паспорту; 1880 — приговорён к 15 гг. каторжных работ, заменённых ссылкой в Сибирь с лишением всех прав и состояния; 1881 — водворён в Якутск, поселён в 1-м Игидейском наслеге Ботурусского улуса, занялся изучением якутск. языка, культуры и быта; 1894-96 — член Сибиряковской эксп.; 1895 — записал от сказителя К. Г. Оросина вариант олонхо «Нюргун Боотур Стремительный» (пер. на русск. яз. Г.У. Эргиса, 1947); 1895 — получил право возвращения из ссылки, но остался в Якутске для подготовки своего «Якутско-русского словаря» (7 тыс. слов), «Верхоянского сборника» И. А. Худякова (под ред. Э.К. Пекарского) и подготовки «Инструкции» по земельной уравнительной реформе губерн. В. Н. Скрипицына. В Якутске работал бухгалтером и проживал у якута-торговца Васильева (Бучука); 1903 — член Аяно-Нельканской эксп. В. Е. Попова; автор 3-томного русско-якутского словаря; 1905-10 — сотр. этногр. отдела Русского музея, 1914-17 — секретарь отд. этнографии РГО, член комиссии по изучению Якутии; ред. журнала «Живая старина»; 1927 — чл.-корр., 1931 — почётн. академик АН СССР. Награждён Большой золотой медалью ИРГО (1912) (Пекарский Э. К. Словарь якутского языка. Изд.1. Вып. 1-13 (1925-30). Изд. 2. Т. 1-3 (1958); Катин-Ярцев В. Н. В тюрьме и ссылке // Каторга и ссылка. 1925. № 3; Кротов М. К. Якутская ссылка 70-80 гг. С. 207).
    /Попов Г. А.  Сочинения. Том III. История города Якутска. 1632-1917. Якутск. 2007. С. 239./





    Joanna Arvaniti
                                                               EDWARD PIEKARSKI
                                                                          1858-1934
    Osobiste nieszczęście Edwarda Piekarskiego stało się prawdziwym błogosławieństwem dla badań nad językiem jakuckim.
        (N. Poppe)
                                                       Językoznawca, leksykograf, etnograf
    Urodził się 25 października 1858 roku w folwarku Piotrowicze w powiecie ihumeńskim na Białorusi: był synem Karola, rządcy w majątkach Wittgensteina. Uczył się w gimnazjach w Mozyrzu, Mińsku. Taganrogu i Czernihowie. Od 1874 roku działał w organizacjach rewolucyjnych, pod fałszywym nazwiskiem ukrywał się przed policją. W 1877 roku rozpoczął naukę w Instytucie Weterynaryjnym w Charkowie.
    W 1879 roku został zaaresztowany w Moskwie i po rocznym pobycie w więzieniu w Butyrkach skazany na 15 lat ciężkich robót i pozbawienie praw obywatelskich. Wyrok zamieniono na bezterminowe osadzenie w najdalszych miejscach Syberii Wschodniej. Wiatach 1881-1905 przebywał w Jakucji, gdzie uprawiał ziemię w miejscowości odległej od Jakucka o 250 kilometrów. W latach 1894-1896 brał udział w ekspedycji zorganizowanej przez Wschodniosyberyjski Oddział Cesarskiego Rosyjskiego Towarzystwa Geograficznego, sfinansowanej przez kupca i filantropa I. M. Sibiriakowa. W 1900 roku zezwolono mu na przeniesienie się do Jakucka i zaliczono w poczet pracowników Zarządu Okręgu. W okresie 1903-1904 uczestniczył w ekspedycji kierowanej przez W. E. Popowa, w czasie której prowadził badania nad Tunguzami i zbierał eksponaty dla Muzeum im. Aleksandra III w Petersburgu.
    W 1904 roku otrzymał stypendium Cesarskiej Akademii Nauk. W 1905 roku przeniósł się do Petersburga, gdzie przebywał do końca życia. Od 1905 do 1910 roku był zatrudniony w Muzeum Rosyjskim, gdzie katalogował zbiory etnograficzne, a potem, w 1911 roku. rozpoczął pracę w Akademickim Muzeum Antropologii i Etnografii, gdzie był wicekustoszem Działu Etnografii. W 1914 roku został sekretarzem Działu Etnograficznego Cesarskiego Rosyjskiego Towarzystwa Geograficznego i był ostatnim redaktorem jego organu „Żywaja Starina”. Od 1917 roku pracował w Gabinecie Turkologicznym Rosyjskiej Akademii Nauk.
    Zmarł 29 czerwca 1934 roku w Leningradzie.
    Ożenił się z Jakutką z biednej rodziny, z którą miał kilkoro dzieci.
    Był członkiem Polskiego Towarzystwa Orientalistycznego (od 1925 roku) i Akademii Nauk ZSRR (w 1927 roku członek korespondent, a w 1931 roku członek honorowy).
    W 1907 roku otrzymał Złoty Medal Cesarskiej Akademii Nauk, a w 1911 roku Zloty Medal Cesarskiego Rosyjskiego Towarzystwa Geograficznego. Jego imieniem nazwano szkołę w miejscowości, do której go zesłano i której przekazał przed śmiercią część swojej biblioteki, oraz jedną z ulic w Jakucku. Był wybitnym znawcą obyczajów i języka Jakutów. Napisał ponad 100 prac, głównie po rosyjsku, dotyczących kultury Jakutów i Tunguzów. Publikował swoje prace również po polsku w „Roczniku Orientalistycznym”.
    Ważniejsze publikacje: Słownik języka jakuckiego. t. I-XIII. Petersburg (Piotrogród, Leningrad) 1907-1930: Mały słownik rosyjsko-jakucki, Jakuck 1905; Przysłowia i przypowiastki jakuckie, „Rocznik Orientalistyczny”, 1919-1924. t. II.
    Spuścizna Edwarda Piekarskiego znajduje się w Archiwum Rosyjskiej Akademii Nauk, Filia w Petersburgu.




                                                             ЭДВАРД ПЕКАРСКИЙ
                                                                           1858-1934
    Личное несчастье Эдварда Пекарского стало настоящим благословением для исследования якутского языка.
        (Н. Поппе)
                                                   Языковед, лексикограф, этнограф
    Родился 25 октября 1858 года в фольварке Петровиче, находившемся в Игуменском уезде в Белоруссии: был сыном Кароля, управляющего имениями Витгенштейна. Учился в гимназиях Мозыря, Минска. Таганрога и Чернигова. С 1874 года участвовал в деятельности революционных организаций, под фальшивой фамилией скрывался от полиции. В 1877 году поступил в Ветеринарный институт в Харькове.
    В 1879 году был арестован в Москве и после года пребывания в Бутырках был приговорен к 15 годам тяжелых каторжных работ. Этот приговор был заменен на бессрочное поселение в самых отдаленных местах Восточной Сибири. В 1881-1905 гг. находился в Якутии, где занимался земледелием в местности, находившейся в 250 км от Якутска. В 1894-1896 гг. принимал участие в экспедиции. организованной Восточно-Сибирским отделением Императорского Русского географического общества, которую финансировал купец и филантроп И. М. Сибиряков. В 1900 году ему было разрешено перевестись в Якутск. В 1903-1904 гг. был участником экспедиции под руководством В. Э. Попова, во время которой занимался изучением тунгусов и собирал экспонаты для Музея им. Александра III в Петербурге.
    В 1904 году получил стипендию от Российской академии наук. В 1905 году переехал в Петербург, где прожил до конца жизни. В 1905-1910 гг. работал в Русском музее, составляя каталоги этнографических коллекций, затем, с 1911 года, в Музее антропологии и этнографии в Петербурге, где был помощником хранителя Отдела этнографии. В 1914 году стал секретарем Отдела этнографии Императорского Русского географического общества и был последним редактором его печатного органа «Живая старина».
    Умер в Ленинграде 29 июня 1934 года.
    Женился на якутке из бедной семьи, у них были дети.
    Был членом Польского общества ориенталистики (с 1925 года) и Академии наук СССР (с 1927 года - член-корреспондент, а с 1931 года - почетный член).
    В 1907 году был награжден Золотой медалью Императорской академии наук, а в 1911 году - Золотой медалью Императорского Русского географического общества. Его имя присвоено школе в той местности, в которую он был сослан и куда перед смертью передал часть своей библиотеки, а также его именем названа одна из улиц в Якутске. Эдвард Пекарский был выдающимся знатоком обычаев и языка якутов. Написал свыше 100 работ, главным образом, на русском языке, на тему культуры якутов и тунгусов. На польском языке он публиковал свои работы в «Ежегоднике ориенталистики».
    Важнейшие публикации: Словарь якутского языка, т. IIII, Санкт-Петербург (Петроград, Ленинград) 1907-1930; Краткий русско-якутский словарь. Якутск 1905; Якутские пословицы и предания. «Ежегодник ориенталистики». 1919-1924. т. II.
    Наследие Эдварда Пекарского хранится в Санкт-Петербургском филиале Архива Российской академии наук.
    /Polscy badacze Syberii. Warszawa. 2008. S. 47-49./





    М. Е. НИКОЛАЕВ
    Заместитель председателя Совета Федерации
    Федерального Собрания Российской Федерации,
    Первый Президент Республики Саха (Якутия)
                                       ЖИВАЯ ГАЛАКТИКА ЯКУТСКОГО ЯЗЫКА
                                         ПРЕДИСЛОВИЕ К ТРЕТЬЕМУ ИЗДАНИЮ
    Эта, овеянная вековой славой научная книга — «Словарь якутского языка», составленный Э. К. Пекарским, — во все времена остается величайшей ценностью в национальной сокровищнице духовной культуры народа саха. Очередное издание предпринятое в начале XXI в., и которое теперь у вас в руках, — убедительное тому подтверждение.
    Сам по себе Словарь является постоянно пополняемой сокровищницей, неисследимым кладезем вечно живого якутского слова из «неисчерпаемого, как море» (о. Димитриан Попов) якутского языка. От своего рождения якутско-русский Словарь занимает почетное место среди лучших образцов мировой лексикографии. Научный подвиг автора уникального труда — Э. К. Пекарского — был по достоинству оценен при его жизни и принес ему заслуженную славу, уважение и почет, а также сердечную благодарность целых поколений народа саха, всех ценителей и поклонников необычайно выразительного якутского языка.
    Идею создания Словаря поддержали лучшие представители образованной Якутии и России того времени. По прибытии в якутскую ссылку в 1881 г. Э. К. Пекарский поставил перед собой вначале сугубо прагматическую задачу: овладеть местным языком для живого общения с коренными жителями, приобрел «Краткую грамматику якутского языка», составленную русским священником о. Димитрием Хитровым, стал изучать переводы на якутский язык богослужебных книг, выполненные ранее членами переводческого Комитета по указанию архиепископа Иннокентия Венеаминова, и стал пополнять личный карманный словарик. Товарищи по ссылке Н. Виташевский, В. М. Ионов, С. В. Ястремский, М. Натансон, А. Орлов и другие, вполне овладевшие якутским языком и также собравшие ценный научный материал, щедро делились с Пекарским собственным опытом изучения языка, а впоследствии и собранными материалами. Священник Василий Попов передал ему результаты своих многолетних трудов по составлению якутско-русского и русско-якутского словарей.
    Прибывший в 1883 г. в ссылку народоволец Н. С. Тютчев подарил Э. К. Пекарскому библиографическую редкость: «Якутско-немецкий словарь» академика О. Бётлингка — первый опыт научной обработки нового для него языкового материала из 3 тыс. слов. Принявшись исправлять и дополнять его, Э. К. Пекарский увлекся и подготовил более совершенный труд на 7 тыс. слов. Востребованность такой книги обществом была столь высока, что ее объем увеличился до 20 тыс. слов, после чего она была издана в Якутске практически без проволочек. Любопытно, что в продвижении драгоценной рукописи участвовали совершенно разные люди: от политссыльных до губернатора, от священника до Иркутского губернского прокурора и смотрителя тюремного «замка». Рукопись с энтузиазмом редактировали голова Батурусского улуса Е. Н. Николаев, протоиерей Димитриан Попов, до этого давший автору словаря более 1000 письменных ответов на трудные вопросы. Издателем первого выпуска книги выступил Восточно-Сибирский отдел Русского географического общества. Финансировал проект золотопромышленник И. М. Сибиряков.
    Работу высоко оценили в Санкт-Петербурге, и Академия наук взяла на себя дальнейшие заботы о выпуске академического издания словаря. Ответственность на себя взял академик К. Г. Залеман. Постоянную поддержку автору оказывал академик В. В. Радлов. По ходатайству нескольких известных русских ученых Э. К. Пекарский был переведен из якутской ссылки в столицу и полностью посвятил себя работе над словарем.
    До революции состоялось пять выпусков Словаря. Работа возобновилась, начиная с 1925 г., на средства якутского правительства и при участии якутских лингвистов. Неоценимый научный вклад внес С. А. Новгородов. Богатейший материал специально для словаря подготовил А. Е. Кулаковский. В 1930 г. состоялся 13-й выпуска, а 29 июня 1934 г. Э. К. Пекарский скончался и был похоронен в Ленинграде.
    Рассматривая теперь новое издание книги, я с восхищением и признательностью думаю о всех известных и неизвестных мне создателях этого творения культуры, оставленного нам и будущим поколениям в вечное пользование. Одни из них — лояльные властям и свободные, другие — гонимые властью и ограниченные в правах, также богатые и нуждающиеся, люди разных социальных слоев, национальностей и мировоззрений. Что заставило их свободно, без всякого принуждения, кооперироваться в неформальную творческую группу, как теперь говорят, в команду, для осуществления труднейшей интеллектуальной задачи?
    Современные исследователи доказали, что на это способны люди с высоким интеллектуальным коэффициентом (IQ). Все создатели Словаря были интеллигентами — людьми, обладающими высоким интеллектом и высоким уровнем культуры. Они добровольно объединились вокруг высокой цели и достигли ее. Спасибо им. общество всегда нуждается в высоком интеллектуальном потенциале, чтобы оставаться на высоте исторических задач. В Якутии это, слава Богу, всегда хорошо понимали и хорошо сознают теперь, открывая XXI век. Именно поэтому выполнено переиздание замечательного Словаря якутского языка.
    Особую благодарность и признательность заслуживает Константин Константинович Ильковский, генеральный директор «Якутскэнерго», стараниями, которого стало возможным осуществить этот крупный научный и культурный проект.
    «В начале было Слово» — эта великая истина, засвидетельствованная в прологе Евангелия от Иоанна, помогает понять прежде всего творческую силу человеческого слова, мысли» предложения, речи, текста — языка в целом. Язык есть творческая деятельность, а не оконченное дело (В. Гумбольдт).
    Своеобразие и разнообразие языков, а с ними культур — истинное богатство человечества. На планете сегодня звучат 6800 языков, число которых неумолимо тает. Снижается число носителей того или иного языка. Родной язык разбавляется иноязычным населением или забывается на чужбине, недостаточно закрепляется и развивается в системе образования.
    Идея соответствующей реконструкции системы образования Республики Саха (Якутия) стала центральной идеей в системном преображении жизни Якутии. Разработанный еще в марте 1990 г. проект Концепции обновления и развития национальной школы республики стал вторым по важности для укрепления якутской государственности документом после Декларации о государственном суверенитете республики.
    Концепция определила пути обновления школы, установив при этом приоритет национально-регионального компонента. Она включила в себя очень важное положение о реализации права ребенка на обучение и воспитание на родном для себя языке — якутском, эвенском, эвенкийском, юкагирском и т. д., на базе культурно-нравственных традиций этих народов.
    Жители Якутии, прежде всего коренные, имеют право и возможность получить базовые знания о родном для них крае и национальной культуре на родном языке, а в дальнейшем внести свой посильный вклад в национальную культурную сокровищницу.
    При этом только в Якутии в учебный план в качестве обязательной дисциплины включена русская национальная культура, разработана оригинальная программа преподавания предмета.
    Системный анализ более чем десятилетнего опыта работы якутских национальных школ дает однозначно положительную оценку. На Международной конференции ЮНЕСКО опыт национальной школы в Якутии был назван «якутским педагогическим чудом».
    Язык не может не быть национальным, даже если он выполняет роль языка межнационального общения. Д. С. Лихачев писал: «Самая большая ценность народа — его язык, — язык, на котором он пишет, говорит, думает. Думает!.. Для языка нужна история, нужно хоть чуточку понимать историю слов и выражений, знать идиоматические выражения, знать поговорки и пословицы. Должен быть фон фольклора и диалектов, фон литературы и поэзии. Язык, отторгнутый от истории народа, станет песком во рту...». Словарь Э. К. Пекарского помогает не стать таким песком во рту вечно живому якутскому языку.
    Создатель якутской художественной литературы, тонкий знаток родного языка А. Е. Кулаковский с удовольствием отмечал: «Благодаря богатству и разнообразию форм якутского языка можно выразить на нем мысль легко и свободно...».
    Торжеством неисчерпаемого богатства якутского языка стал перевод на него в начале XXI в. всех книг Нового Завета, выполненный группой талантливых якутских переводчиков под редакцией народного писателя Якутии, светлой памяти духовного лидера нации, Дмитрия Кононовича Сивцева—Суорун Омоллона. Вспоминая его уроки, мы начинаем понимать, что язык и жизнь — понятия глубоко однородные и совместимые. Как и в жизни, в языке всё живет, всё течет, всё движется.
    Изучение якутского языка, проникновение с помощью этого Словаря в его глубины и просторы — это всегда и наполнение самой галактики языка жизнью вечной.
    Новое издание книги станет достойным вкладом Республики Саха (Якутия) в обширную программу Международного года языков народов мира, которому ЮНЕСКО посвящает 2008 год.
    М. Е. Николаев
    /Пекарский Э. К.  Словарь якутского языка. В трех томах. Том 1. Выпуски 1-4. 3-е издание исправленное и дополненное. Санкт-Петербург. 2008. С. V-VII./


    К. К. Ильковский
    Генеральный директор ОАО АК «Якутскэнерго»,
    народный депутат Республики Саха (Якутия)
                                                 СВЕТ ЭДУАРДА КАРЛОВИЧА ПЕКАРСКОГО
    Человеческая жизнь конечна, и так же преходяще то, что делается нами на земле. Неподвластны времени лишь культурные ценности, ставшие мировым достоянием. Именно они способны заставить трепетать человеческую душу, зажечь ее творческим, созидательным огнем.
    Одним из таких письменных памятников культуры, несомненно, является «Словарь якутского языка» великого языковеда, этнографа, фольклориста, почетного академика АН СССР Эдуарда Карловича Пекарского.
    Сосланный в 1881 г. в Якутию за участие в народническом движении, Пекарский почти 40 лет работал над созданием словаря. Ученый собрал 25 тыс. слов. В этой работе ему помогали местные знатоки якутского языка: протоиерей Д. Д. Попов, олонхосут М. Н. Андросова-Ионова, позже — лингвист С. А. Новгородов, а также многие другие, в той или иной мере участвовавшие в собирании материалов.
    В эпиграфе к первому изданию «Словаря якутского языка» автор писал: «Язык племени — это выражение всей его жизни, это музей, в котором собраны все сокровища его культурной и высшей умственной жизни». А видный деятель духовности, миссионер и просветитель протоиерей Д. Д. Попов, говоря о якутском языке, добавлял: «Он неисчерпаем, как море».
    Спустя семь с лишним десятилетий после смерти Эдуарда Карловича Пекарского проведена реставрация места его захоронения. 7 декабря 2007 г., в год празднования 375-летия вхождения Якутии в состав Российского государства, на Смоленском лютеранском кладбище города Санкт-Петербурга был торжественно открыт восстановленный памятник.
    Это значимое событие состоялось в том числе благодаря ОАО АК «Якутскэнерго». Так работники компании отдали дань памяти ученому-интернационалисту, чей груд невозможно переоценить.
    Еще одним выражением безмерной благодарности Якутии талантливому этнографу-энтузиасту стало переиздание его «Словаря якутского языка», причем в той же типографии Академии наук, где вышли в свет первые тома.
    Этот фолиант, который вы сейчас держите в руках, — энергетический подарок к 150-летию со дня рождения нашего «коллеги», ведь, по сути, великий языковед, как и энергетики, несет людям свет. Свет знаний.
    Наверное, именно в этом — высший смысл жизни: оставить после себя то, что будет вечным. Эдуарду Карловичу Пекарскому это удалось.
    К. К. Ильковский
     /Пекарский Э. К.  Словарь якутского языка. В трех томах. Том 1. Выпуски 1-4. 3-е издание исправленное и дополненное. Санкт-Петербург. 2008. С. VIIІ-ІХ./


    Н. Н. Казанский
    Директор Института лингвистических исследований РАН,
    академик РАН
                                                                       ПРЕДИСЛОВИЕ
    Каждый язык на территории Российской Федерации представляет собой национальное достояние России. Язык — среда нашего естественного обитания не в меньшей мере, чем природное окружение. Унаследованный от предков, язык отражает разные этапы истории, обычаи и особенности жизненного уклада. Но самое важное — это то, что язык подсказывает нам логику построения мысли, в которой мы чувствуем себя свободно и уютно, имея возможность точно, ясно, красиво и со вкусом выразить свою мысль, чувство и оценку.
    Происходящая в настоящий момент глобализация ставит под удар очень многие из почти полутора сотен языков, на которых думают, говорят и выражают свои чувства граждане Российской Федерации. Среди языков, которым, слава Богу, ничто не угрожает, особое место занимает якутский язык, который в Республике Саха (Якутия) имеет статус государственного языка наряду с русским языком как государственным языком Российской Федерации.
    Роль языка в сохранении своеобразия и само идентификации народа не ограничивается газетами и телевизионными программами. Только обращение ко всему накопленному за многие века языковому богатству позволяет поддерживать ту высокую свободу выражения мысли, которую человек обретает в родном языке, и тот творческий импульс, который лежит в основе любой человеческой деятельности, в том числе в основе такого обычного для нас дела, как общение на родном языке.
    Выпуская уже третье издание «Словаря якутского языка», составленного Эдуардом Карловичем Пекарским, издатели имели в виду в первую очередь способствовать сохранению самобытной культуры якутского народа. Словарь Э. К. Пекарского подтверждает в том числе и мысль о том, что для всех граждан России бережное отношение к национальным культурам и их развитие — каких бы языков и регионов это ни касалось — представляет собой общественно важную задачу. Подвижнический труд Э. К. Пекарского, начатый автором в условиях ссылки, подробно исследован в научной литературе. Но лишь сейчас, в этом новом издании Словаря впервые в полном объеме будут опубликованы воспоминания Э. К. Пекарского (см. раздел «Э. К. Пекарский. Автобиографические наброски»), посвященные обстоятельствам работы над Словарем и годам, проведенным в Якутии. Антонина Николаевна Анфертьева подготовила текст архивной рукописи к публикации, снабдив его подробными примечаниями, которые позволят значительно расширить список имен якутских и русских интеллигентов, кто был связан с Якутией в конце XIX в.
    Второе, что хотелось сделать при подготовке нового издания Словаря, это написать, по возможности просто и ясно, об уникальности якутского языка — его особенностях и отличиях от родственных ему языков тюркской семьи. Такой очерк подготовлен специально для этого издания доктором филологических наук Александром Михайловичем Певновым и кандидатом филологических наук Анной Юрьевной Урманчиевой. Сравнительно-исторический метод в языкознании позволяет во многом осветить важнейшие этапы формирования языка, прослеживая сходства и отличия по сравнению с родственными языками.
    Разумеется, мы не должны забывать о том недавнем времени, когда якутский развивался в условиях интенсивного взаимодействия с русским языком. Именно в этот период якутский язык стал языком литературным, именно в последние годы особенно расширились работы по публикации якутского фольклора, началась обработка архивов местных радио- и телевизионных станций, по которым можно проследить изменения, происходившие в якутском языке за последние десятилетия.
    Выпуская в 2008 г. Словарь Э. К. Пекарского, российская общественность отдает дань глубокого уважения этому замечательному исследователю, благодаря труду которого Россия обрела бесценный памятник якутского языка. Институт лингвистических исследований РАН, беря на себя задачу по подготовке нового издания Словаря Э. К. Пекарского, ставил перед собой в качестве основной цели способствовать развитию якутского языка и дать наиболее достоверный материал для биографии Э. К. Пекарского, а также полезный и яркий очерк о самом якутском языке.
    Книга открывается Предисловием, которое написал Первый Президент Республики Саха (Якутия), заместитель председателя Совета Федерации Федерального Собрания Российской Федерации М. Е. Николаев.
    Н. Н. Казанский
    /Пекарский Э. К.  Словарь якутского языка. В трех томах. Том 1. Выпуски 1-4. 3-е издание исправленное и дополненное. Санкт-Петербург. 2008. С. Х-ХІ./


    Петр Слепцов,
    доктор филологических наук, профессор
                                                            СЛОВАРЬ ВСЕЙ ЖИЗНИ
                                                     К 150-летию Эдуарда Пекарского
    Этот фундаментальный труд пользуется непререкаемым мировым авторитетом и по справедливости считается подлинной энциклопедией жизни якутского народа ХIХ-начала XX вв. Специалисты находят в нем исходный материал для исследования всех вопросов якутской филологии и культуры. Научное значение «Словаря» в этом отношении будет еще более возрастать.
    Декабрьским морозным днем 1881 года в глухой наслег Ботурусского улуса в сопровождении конвоя казаков был привезен «государственный преступник» и выдворен для «вящего наблюдения» за ним в юрту наслежного схода. Это был двадцатитрехлетний Э. К.Пекарский. Он родился 25 октября 1858 г. в Игуменском уезде Минской губернии в семье разорившихся дворян. С конца 1878 г. Э. К. Пекарский состоял членом революционного общества «Земля и воля», вел активную пропаганду в народническом духе. В конце 1879 г. его арестовывают по обвинению в распространении книг революционного содержания и в принадлежности к партии социалистов-революционеров, имеющей целью ниспровержение существующего государственного и общественного строя. Так с клеймом «государственного преступника» молодой Пекарский прибыл в далекую Якутскую область.
    Э. К. Пекарский быстро приспособился к тяжелым условиям ссылки и сдружился с местным населением. Женился на якутке из бедной семьи, имел детей, в совершенстве овладел якутским языком. О нем говорили, что «он для богачей как смерть, а для бедняков как бог». Бедняки любовно и уважительно звали его «Хаарылабыс» («Карлович»).
    Пекарский вошел в историю отечественной и мировой тюркологии прежде всего как создатель фундаментального «Словаря якутского языка». Вся плодотворная работа по собиранию, исследованию и редактированию этнографических, фольклорных и других материалов была подчинена главной цели его жизни - созданию «Словаря». Этот выдающийся труд стал итогом 50-летнего беспрестанного, кропотливого труда.
    Корифеи российского и мирового востоковедения высоко оценивали сей труд. Академик А. Н. Самойлович в 1934 г. определил место словаря в тюркологии так: «И поныне еще ни один язык тюркской системы не получил в законченном печатном виде столь полного словаря, как «Словарь якутского языка» Э. К. Пекарского».
    Выдающийся академик В. В. Радлов, принимавший участие в просмотре корректурных листов, подчеркивал, что такой полный словарь мог составить только человек, который всесторонне и глубоко изучил язык, фольклор, этнографию якутского народа и его духовную жизнь. «Я не знал ни одного языка, не имеющего письменности, - писал В. В. Радлов, - который может сравниться по полноте своей и тщательности обработки с этим истинным thesaurus (сокровище) linguae Jakutorum, да и для многих литературных языков подобный словарь, к сожалению, остается еще надолго pium desiderium» (благим пожеланием). На заседании Президиума Академии наук в честь избрания Э. К. Пекарского членом-корреспондентом АН СССР в 1927 г. выступил с речью президент АН СССР, академик А Карпинский, определивший место «Словаря» среди значительных работ академии следующими словами: «По мнению специалистов, словарь Пекарского достоин занять место рядом с другими созданиями нашей академии, которой именно в этой области принадлежит одно из почетных мест в кругу европейских академий».
    Известный тюрколог Е. И. Убрятова, отмечая мировую известность «Словаря» как необходимого пособия для советских и зарубежных востоковедов, писала: «Без преувеличения можно сказать, что сейчас «Словарь» позволяет исследователю, работающему, над якутским языком, поставить и разработать любой вопрос из области фонетики, морфологии, синтаксиса, лексики и даже истории и диалектологии якутского языка». Польский востоковед, профессор Варшавского университета Станислав Калужинский отмечает, что обширнейший материал «Словаря» обработан «с необычайной скрупулезностью». Он особо выделяет превосходное знание Э. К. Пекарским религиозных воззрений якутов и считает, что его «Словарь» является источником, на который «ссылаются все серьезные исследователи сибирского шаманизма».
    Мы полностью присоединяемся к следующим словам нашего учителя, крупнейшего тюрколога-якутоведа профессора Л. Н. Харитонова: «Лексикография как особая область языкознания непрерывно развивается. Изменяются принципы учета и методы обработки лексического материала, улучшается техника составления словарей. Однако это обстоятельство ни в какой мере не может уменьшить научного значения словаря Э. К. Пекарского как замечательного исторического памятника языка и культуры якутского народа».
    Такова общая оценка «Словаря» тюркологами и всеми якутоведами. В наше время авторы фундаментальной многотомной сравнительно-исторической грамматики тюркских языков обнаружили еще одну грань этого великого труда и на этом основании признали Э. К. Пекарского «одним из проницательных отечественных тюркологов-лексикографов, предвосхитившим современные сравнительно-исторические и этимологические исследования. Историческая грамматика якутского языка, особенно морфология, до сих пор не подвергалась специальному исследованию. В разработке этой проблемы «Словарь якутского языка» Э. К. Пекарского будет иметь огромное, основополагающее значение». Огромный трехтомный труд Э. К. Пекарского ныне стал библиографической редкостью. Отрадно, что «Словарь» в эти дни переиздан благодаря спонсорской помощи генерального директора ОАО «Якутскэнерго» К. К. Ильковского.
    «Образцы народной литературы якутов» - три тома в восьми выпусках содержат около тысячи страниц якутского текста и до сих пор остаются крупнейшим фольклорным изданием, заложившим прочный фундамент якутской фольклористики. Это, безусловно, самое богатое по содержанию и образцовое по исполнению дореволюционное издание на якутском языке. В «Образцах» представлены почти все жанры якутского фольклора, среди которых, естественно, основное место заняли Олонхо, записанные со слов выдающихся олонхосутов, составлявших гордость народа: Т. В. Захарова-Чээбия, И. Г. Теплоухова-Тимофеева, М. Н. Андросовой-Ионовой, Н. Абрамова-Кынат и других. Недаром такие знаменитые Олонхо, как «Нюргун Боотур», «Кулун Куллустуур», в наше время переизданы (второй – дважды) и переведены на русский и другие языки.
    Э. К. Пекарский со свойственной ему скрупулёзностью выполнил огромную и кропотливую текстологическую и редакторскую работу по подготовке фольклорных текстов к печати: исправил бессчетное количество фактических ошибок тогдашних полуграмотных собирателей, уточнил, скрупулезно выискивая подлинные формы и смысл многочисленных «неизвестных и сомнительных слов, необычных оборотов и своеобразных форм». Великолепно зная язык фольклора, Э. К. Пекарский иногда даже вторгался в текст подлинника, предлагая свои варианты, как правило, в смысловом отношении более точные, в стилистическом - более уместные. При большом числе слов, форм даны параллели или исправления - в тексте или выносках с непременным сохранением формы оригинала. В одном только Олонхо «Строптивый Кулун Куллустуур» Э. К. Пекарский сделал свыше 900 различных исправлений, замечаний, вариантов. В тех условиях это был наиболее приемлемый, оптимальный вариант записи и публикации образцов фольклора. На обширном материале поставлена и решена важнейшая проблема фольклорной текстологии.
    Э. К. Пекарский является и общепризнанным этнографом, давшим в этой области ряд ценных и интересных работ. Так в первой из них, написанной с Г. Осмоловским, «Якутский род до и после прихода русских» впервые показана возможность использования хорошо подобранных фольклорных, этнографических и языковых материалов в качестве первоисточников для описания общественной жизни бесписьменного народа. Э. К. Пекарский совместно с И. И. Майковым разработал «Программу для исследования домашнего и семейного быта якутов», состоящую из десяти разделов. Программа была широко использована и опубликована в 1897 г. Она не потеряла своего методологическою значения и по сей день.
    В 1903 г. Э. К. Пекарский изучил жизнь и быт приаянских тунгусов, собрал большое количество коллекций. Результаты исследования были изданы отдельной книгой. Впервые детально описано назначение отдельных частей и деталей шаманского костюма, бубна и колотушки. В статье «Среди якутов» представлена весьма ценная сводка материалов о космогонических, антропологических и зоологических понятий якутов. Все этнографические работы Э. К. Пекарского несут в себе всю прелесть первозданной новизны фактического материала.
    Вклад Э. К. Пекарского в якутскую филологию трудно переоценить. А если принять во внимание и то, что он является крупным этнографом и одним из первых теоретиков якутского языка и фольклора, то следует признать, Эдуард Карлович занимает особое место в якутоведении и тюркологии в целом. Научные заслуги выдающегося ученого Академия наук России отметила его избранием членом-корреспондентом, затем своим почетным членом.
    /Якутия. Якутск. 24 октября 2008. С. 16./




    Владимир Дмитриевич Монастырев,
    к.ф.н., завсектором ИГИиПМНС СОРАН.
                                                 Э. К. ПЕКАРСКАЙ УОННА САХА СИРЭ*
                                                        [* Публикуется в редакции автора.]
    Саха тылын историятын чинчийиини барыллаан үс кэрдиис кэмҥэ араараллар. Маҥнайгы кэрдиис кэм — 17-с үйэттэн 19-с үйэ ортотугар диэри, иккис — 19-с үйэ ортотут-тан Октябрьскай революцияҕа диэри, үһүс — Октябрьскай революция кэннинээҕи кэм (1). Бу кэрдиис кэмнэр саха тылын чинчийиигэ бэйэлэрин кэмнэригэр эппиэттиир уһулуччу ситиһиилэрдээхтэр уонна чопчу чинчийээччилэр ааттарын кытта ыкса сибээстээхтэр. Ол курдук, 17-с үйэттэн саҕалаан Европа биллиилээх учуонайдара, чинчийээччилэрэ сахалар олохторун-дьаһахтарын уонна тылларын туһунан аан маҥнайгы кэтээн көрүүлэрин, сибидиэнньэлэрин научнай литератураҕа бэчээттэппиттэрэ, аан дойду эйгэтигэр таһаарбыттара. Төрөөбүт тылбытын чинчийиигэ улахан кылааты киллэрбит, бөдөҥ тюрколог учуонай Е. И. Убрятова «Революция иннинээҕи кэмҥэ саха тыла оччотооҕу Россия норуоттарын тылларын үөрэтиини кытта тэҥнээтэххэ ураты миэстэни ылар дьоллоох тыл этэ», — диэн олус сөпкө бэлиэтээн турар (2). Чуолаан 19-с үйэҕэ, 20-с үйэ саҕаланыытыгар Саха сиригэр араас экспедициялар сылдьан, прогрессивнай өйдөөх-санаа-лаах, үөрэхтээх политсыылы-найдар кэлэн олорон, айан ааспытгара. Саха норуотун ты-лын, историятын, культуратын туһунан баай, билигин даҕаны научнай суолталарын сүтэрэ илик сыаналаах суруйуулары, үлэлэри хааллартаабыттара. Олор истэригэр Адам Шиманскай (1852-1916), С. В. Ястремскай (1857-1931), В. Л. Серошевскай (1857-1945), Э. К.Пекарскай (1858-1934) курдук поляк норуотун чулуу бэрэстэбиитэллэрэ Саха сиригэр кэлэн олорон, үлэлээй-хамсаан барбыт кэмнэрэ биһиги норуоппут историятыгар уһулуччу миэстэни ылар. Бу дьонтон баара суоҕа 23 саастааҕар 1881 сыллаахха Саха сиригэр сыылкаҕа кэлэн, уопсайа 25 сыл кэриҥэ олорон барбыт уустук дьылҕалаах Эдуард Карлович Пекарскайы ааттыахха сөп.
    Саха сиригэр олорбут кэмэ Эдуард Карлович олоҕун сыалын тосту уларыппыта, аан дойдуга биллэр учуонай буола үүнэригэр улахан төһүү буолбута. Кини научнай үлэлэрин туһунан сиһилии чахчылары академиктар В. Л. Котвич, А. Н. Самойлович, Н. Н. Поппе, биллиилээх фольклорист И. В. Пухов, наука доктордара Е. И. Убрятова, Л. Н. Харитонов, кэлин Е. И. Оконешников, П. А. Слепцов о.д.а. суруйбуттара.

    Эдуард Карлович Пекар-скай алтынньы ый 25 күнүгэр 1858 сыллаахха Минскэй губерния Игуменскай ороиуонун Петровичи хуторьҥар төрөөбүтэ. Аҕата эрдэ огдообо хаалан Эдуард Карловиһы аймаҕар Ромуальд Пекарскайга ииттэрэ биэрбитэ.
    Эдуард Карлович олоҕун, научнай үлэтин дириҥник чинчийбит наука доктора Е. И. Оконешников суруйарынан, кини эрдэтээҕи оҕо сааһын көрдөрөр ханнык да сиһилии чахчылар суохтар (3). Арай иитиэххэ сылдьан Мозырскай, Минскэй, Таганрогскай, кэлин Черниговскай гимназияларыгар үөрэммитэ биллэр. Бу кэмҥэ кини бииргэ үөрэнэр доҕотторун кытта В. Белинскэй, А. Герцен, Н. Чернышевскай бобуулаах үлэлэрин аан бастаан ааҕан, революционнай өйгө-санааҕа уһуллубута. 1877 сыллаахха Харьков куоракка ветеринарнай институкка үөрэххэ киирбитэ. Институт студеннарын хамсааһыннарыгар кыттан барбыта, народниктар идеяларын тарҕатар бөлөх, бобуулаах «Земля и воля» диэн уопсастыба актыыбынай чилиэнинэн буолбута. Онон 1878 сыллаахха үөрэҕиттэн уһуллубута. Суут бириигэбэриттэн куотунан, атын ааттанан сылдьыбыта. Кэлин тутуллан хат сууттанан, тимир рудатын хостооһуҥҥа 15 сыл хаатырга үлэтигэр бириигэбэрдэммитэ. Москва генерал-губернатора Э. К. Пекарскайы эдэрин, доруобуйата мөлтөҕүн учуоттаан, бириигэбэрин сымнатан, туох баар быраабын сарбыйан туран, Сибииргэ сыылкаҕа ыытарга быһаарбыта. Онон 1881 сыл кыһыныгар Э. К. Пекарскай «государственнай буруйу оҥорооччу» дьарылыгын кэтэн, Саха сирин Боотуруускай улууһун Игидэй нэһилиэгэр сыылкаҕа көһөрүллэн кэлбитэ.
    Төһө да дойдутуттан ыраах тыйыс дойдуга түбэстэр, Э. К. Пекарскай модун санаатын булгуруппатаҕа: «Саха норуота Россия норуотун сорҕото, онон мин Россияҕа тугунан дьарыктаммытым да, онон дьарыктаныам, салҕыы революционнай идеялары тарҕатыам», — диэн бигэтик санаммыта. Олохтоох дьону кытта балайда түргэнник бодоруһан, саха тылынан көҥүллүк быһаарсарга үөрэм-митэ. Нэһилиэк общественнай-хаһаайыстыбаннай олоҕор актыыбынайдык кыттыбыта. Араас аакталары, боротокуоллары, суут, мунньах уураахтарын, официальнай докумуоннары толорууга нэһилиэк суруксутугар көмөлөһөрө. Кэлин олохтоохтор наадаларынан үҥсүү да, көрдөһүү да суруктары суруйан биэрэрэ, нэһилиэк суруксута кытта буолбута. Үҥсүү суруктар сүрүннээн сир түҥэтигэр сыһыаннаахтара уонна Эдуард Карлович көмөтүнэн үҥсээччи туһатыгар быһаарыллаллара. Онон кыра-хара, батгаммыт-үктэммит дьон быыстала суох сүбэ-ама көрдүү киниэхэ кэлэллэрэ. 1897 сылаахха 1-гы, 2-с Игидэй нэһилиэк-тэригэр биэрэпиһи тэрийэн, салайан ыытыыга актыыбынай кыттыыны ылбыта.
    Эдуард Карлович политсыылынайдартан Саха сиригэр саамай уһуннук олорбут киһи. Кини Боотуруускай улууһугар кэлин Дьокуускайга 1899 сыллаахха көһүөр диэри 18 сыл олорбута. Анна Шестакова диэн саха дьахтарын кэргэн ылан, Сусанна уонна Николай диэн оҕолордонон, тус сирдэнэн, оҕуруот үүннэриитинэн, сахалыы сүөһүлэнэн-астанан 1897 сыллаахха диэри бииргэ олорбуттара. Уопсайа Саха сиригэр олорор кэмигэр Э. К. Пекарскай үстэ кэргэннэммитэ.
    Саха сиригэр уһуннук сыылкаҕа олорбут кэмигэр Эдуард Карлович Пекарскай саха норуотун тылынан уус-уран айымньытын дириҥник үөрэппитэ, фольклорга, этнографияҕа, тылга, саха олоҕун-дьаһаҕын бары өтгүттэн киэнник көрдөрөр баай ис хоһоонноох матырыйаалы хомуйбута. 1894-1896 сылларга Саха сиринээҕи Сибиряковскай экспедицияҕа кыттыыта кини норуот тылынан уус-уран айамньытын баай матырыйаалын хомуйарыгар улахан оруоллаах буолбута. Манна Эдуард Карлович тыл лексиката норуот материальнай уонна духовнай баайын көрдөрөр матырыйаал диэн өйдөөн, тылы хомуйан, түмэн, Тылдьыт оҥоруутун сүрүн соругун курдук өйдөөн үлэлээбитэ. Кини сүрүн сыала «норуот дууһатын» көрдөрүү этэ (4). Тылга матырыйаал быһыытынан сүрүн тирэх буолбут үлэлэринэн миссионердар саха тылыгар тылбаастаммыт үлэлэрэ, Д. Хитров «Краткая грамматика якутского языка» (1858), Казань куоракка тахсыталаабыт «Букварь для якутов» (1895, 1897, 1898), «Первоначальный учебник русского языка для якутов» (1895, 1900) буолуталаабыттара. Маны таһынан, оччолорго Саха сиригэр сахалыы да, нууччалыы да бэчээттэммит үлэлэри барыларын кэриэтэ киэҥник туһаммыта.
    Э. К. Пекарскай Тыддьытыгар элбэх дьону түмэн, салайан үлэлэппитэ биллэр. Ол гынан баран үлэ бу өттө үчүгэйдик сырдатыллыбатах буолан, куруук даҕаны дьон интэриэһин тардара. Бу туһунан Е. И. Оконешников соторутааҕыта таһаарбыт интэриэһинэй ис хоһоонноох, урукку өттүгэр өссө да сырдатылла илик элбэх чахчылардаах «Якутский феномен Э. К. Пекарского» (2008) диэн үлэтигэр сиһилии билсиһиэххитин сөп. Биллэрин курдук, олохтоох интеллигенция бэрэстэбиитэллэрэ фольклорга, тылга бэйэлэрэ хомуйбут матырыйаалларын Э. К. Пекарскайга биэртэлээбиттэрэ. Олор истэриттэн протоиерей Д. Д. Попов, төрөөбүт тылын дириҥник билэр, аатырбыт олонхоһут М. Н. Андросова-Ионова, биллиилээх фольклорист П. Ф. Порядин, Бүлүүттэн Я. С. Еремисов о.д.а. баай матырыйааллара киэҥник туһаныллыбыттара. М. Н. Ионова-Андросова кэлин тылдьыт тахсарыгар даҕаны Э. К. Пекарскайга улахан көмөнү оҥорбута. Кини 1894 сыллаахтан 1930 сыллаахха Тылдьыт бүтэһиктуома тахсыар диэри үлэлэспитэ. Тылдьыкка анаан олонхолору айан суруйтарбыта. Бу олонхолоро кэлин «Образцы народной литературы якутов» бастакы туомугар бэчээттэммиттэрэ. Атын «Дьыл кэлиитин ырыата», «Аан дойду айыллыбыт ырыата» о.д.а. олонхолоро, баай ис хоһоонноох этнографическай үлэлэрэ, «Саха таабырыннара» диэн улахан ыстатыйата тахсыталаабыттара. Кэлин 1925 сыллаахха М. Н. Ионова-Андросова тылдьыкка үлэтин иһин Россия географическай уопсастыбатын кыһыл көмүс мэтээлинэн наҕараадаламмыта. Е. И. Оконешников М. Н. Ионова-Андросованы «саха дьахталларыттан маҥнайгы учуонай уонна саха уус-уран литературатын төрүттээччи», — диэн сөпкө сыаналаабыта (5). Э. К. Пекарскай Тылдьыта тахсыытыгар, корректуратын көрүүгэ саха интеллигенциятын бэрэстэбии-тэллэрэ В. В. Никифоров, С. А. Новгородов, Г. В. Баишев, А. Н. Никифоров о.д.а. үлэлэспиттэрэ. Эдэр Саха Республиката оччолорго төһө да ыарахан кэмҥэ олордор, М. К. Аммосов Тылдьыт суолтатын өйдөөн, өйөөн, 1925 сыллаахтан бүтэһик 13-с таһаарыы 1930 сыллааха бэ-чээттэниэр диэри үбүлээһини бэйэтигэр ылыммыта. Кэлин Эдуард Карлович 100 сааһын туоларыгар кини сүрүн үлэтэ — Тылдьыта 1959 сыллаахха Венгрияҕа 38 тыһыынча тыллаах үс туомунан хат бэчээттэнэн тахсыбыта.
    Э. К. Пекарскай Тылдьытын сүрүн уратыта норуот уус уран айымньытын тылын-өһүн, чуолаан олонхо тылын баайын төһө кыалларынан толорутук көрдөрүүтэ буолар. Кини тылдьытыгар отуттан тахса олоҥхону туһаммыта. Оччотооҕу революция иннинээҕи сахалар тылларын-өстөрүн хайдах баарынан көрдөрбүтэ, баай этно-графическай уонна атын тыллары кытта тэҥниир матырыйаалы киллэрбитэ.
    Э. К. Пекарскай Тыддьытын таһынан норуот уус-уран айымньытын, чуолаан олоҥхолору хомуйан, түмэн, эрэдээксийэлээн, олору бэчээттээн таһаарыыга оруола уонна кылаата олус улахан. Ол курдук, 1907 сылтан 1916 сылга диэри «Образцы народной литературы якутов» 1-гы туома 3 таһаарыынан, 2-с туома 2 таһаарынан, 3-с туома 1 таһаарынан тахсыбыттара. Уопсайа 20 олоҥхону, олор истэригэр «Дьулуруйар Ньургун Боотур» олоҥхону К. Г. Оросин тылыттан, Н. Абрамов-Кынаттан «Удаҕаттар Уолумар Айгыр икки», М. Н. Андросова-Ионоваттан «Үрүҥ айыы тойон ыччаттара», И. Г. Тимофеев-Теплоуховтан «Куруубай хааннаах «Кулун Куллустуур» о.д.а. норуокка киэҥҥик биллэр олонхолору суруйан, үйэтитэн, кэлэр көлүөнэлэргэ хаалларбыт өҥөлөөх. Сахалар материальнай, духовнай культураларын чинчийиигэ элбэх сыратын биэрбитэ, онно сыһыаннаах «Якутский род до и после прихода русских» (1895),
    «Заметки по поводу редакции «Верхоянского сборника» И. А. Худякова» (1898), «Земельный вопрос у якутов» (1908), «Плащ и бубен якутского шамана» (1910) о.д.а. бэйэтэ, атын да ааптардары кытта бииргэ суруйбут ыстатыйаларын араас кэмнэргэ бэчээттэшштэ.
    Маны таһынан, Э. К. Пекарскай научнай эрэдээктэр быһыытынан эмиэ киэҥ үлэни оҥорбута биллэр. Кини эрэдээксийэтинэн 10-тан тахса үлэ бэчээттэнэн тахсыбыта, холобур, С. В. Ястремскай «Грамматика якутского языка» (1900), В. Ф. Трощанскай «Эволюция черной веры (шаманства) у якутов» (1902), «Якуты в их домашней обстановке» (1908), С. В. Ястремскай «Образцы народной литературы якутов» (1929) курдук сахалар былыргы историяларын үөрэтиигэ билигин даҕаны наукаҕа улаханнык сыаналанар үлэлэр.
    Онон, Э. К. Пекарскай 1881 сыллаахтан 1905 сылга диэри Саха сиригэр олорбут кэмин саха норуотун олоҕун-дьаһаҕын, тылын-өһүн наука өттүттэн күүскэ чинчийиигэ биир саамай таһаарыылаах кэминэн ааҕыахха сөп. Саха сириттэн бардар даҕаны, Эдуард Карлович хара өлүөр диэри хомуйбут баай ис хоһоонноох матырыйаалын наука туһатыгар таһаарарга туруулаһан туран үлэлээбитэ. Бу оҥорбут үлэтэ барыта үрдүктүк сыаналанан, кинини Нуучча Географическай уопсастыбата биир саамай бочуоттаах наҕараадатынан — Улахан кыһыл көмүс мэтээлинэн наҕараадалаабыта. 1927 сыллаахха Тылдьыта түмүктэнэн ССРС наукаларын Академиятын чилиэн-корреспонденьшан талыл-лыбыта, 1931 сыллаааха түүр тылларын чинчийиигэ уһулуч-чулаах кылааты киллэрбитин иһин ССРС наукаларын Академиятын бочуоттаах чилиэнэ буолбута. 1934 сыллаахха, олоҕун тиһэх күннэригэр диэри Ленинградка илиҥҥи тыллары үөрэтэр институкка үлэлээбитэ.
                                           ТУҺАНЫЛЛЫБЫТ ЛИТЕРАТУРА
    1. Слепцов П. А. Саха тылын историята. — Дьокуускай, 1983. — С. 12.
    2. Убрятова Е.И. Исследования по синтаксису якутского языка. 1: Простое предложение. — М.; Л: Изд-во АН ССР, 1950. — С. 9.
    3. Оконешников Е. И. Якутский феномен Эдуарда Карловича Пекарского. — Якутск, 2008. — С. 5.
    4. Афанасьев П. С. Саха лексикографията. — Якутск, 1976. — С. 21.
    5. Оконешников ЕИ. Указ. соч. — С. 71.
    /Якутский архив. № 4. Якутск. 2008. С. 46-49./


    Егор Иннокентьевич Оконешников,
    д.ф.н., с.н.с. ИГИиПМНС СО РАН.
                                               «СВОЕОБРАЗНАЯ ЭНЦИКЛОПЕДИЯ
                                          БЫТА И КУЛЬТУРЫ ЯКУТСКОГО НАРОДА»
    Эдуард Карлович Пекарский родился 25 октября 1858 г. на хуторе Петровичи Игуменского уезда Минской губернии в семье разорившихся дворян-поляков (1). Отец, управляющий имением одного из местных помещиков, рано овдовел и отдал ребенка на воспитание двоюродному деду Ромуальду Пекарскому. Об его детских годах подробных сведений не сохранилось, имеем лишь отрывочные воспоминания самого Пекарского. Находясь на иждивении деда, он сначала учился в Мозырской, Минской и Таганрогской гимназиях, а затем в Черниговской.
    В Черниговской гимназии Э. Пекарский состоял в тайном кружке учащихся и вместе с другими его членами распространял среди гимназистов сочинения Д. И. Писарева, Н. Г. Чернышевского, народническую газету «Вперед», журналы «Современник» и «Русское слово». В феврале 1877 г. он со своими близкими друзьями покинул гимназию, чтобы «идти в народ», т.е. просвещать народ в революционном духе.
    Осенью того же года Э. Пекарский поступает в Харьковский ветеринарный институт. В Харькове Э. Пекарский, будучи членом тайного кружка прогрессивной студенческой молодежи, активно занимался пропагандой народнических идей. В конце 1878 г. он примкнул к обществу «Земля и воля». К тому времени вспыхнули студенческие волнения, за активное участие в которых Пекарского исключили из института без права поступления в высшие учебные заведения. Харьковский окружной суд приговорил его к административной ссылке в Архангельскую губернию. Однако приговор не был исполнен, так как Пекарский с помощью товарищей скрылся. В журнале «Каторга и ссылка» он напечатал отрывки из воспоминаний о товарищах тех лет по обществу «Земля и воля», которые помогли ему скрыться и устроиться на работу в Тамбовской губернии (2). Узнав о предстоящем аресте, он под вымышленной фамилией уезжает в Москву. Под именем Николая Ивановича Полунина он жил нелегально в дачных домиках со студентами Петровско-Разумовской (ныне Тимирязевской) сельскохозяйственной академии. 24 декабря 1879 г. по доносу Пекарский был арестован и около года просидел в одиночной камере Бутырской тюрьмы.
    Дело его разбиралось в Московском военно-окружном суде. Обвинительный акт по делу Пекарского был напечатан в «Московских ведомостях» (1881 г. от 12 января, № 12), где говорится: «10 и 11 января рассматривалось дело дворянина Эдуарда Карловича Пекарского, обвиняемого в принадлежности к противозаконному обществу, имеющему целью ниспровержение существующего государственного и общественного порядка, распространении книг преступного содержания, а также в том, что состоял в преступных сношениях с государственными преступниками Л. Н. Гартмоном и Черниговским». Московский военно-окружной суд приговорил Пекарского к 15 годам каторжных работ на рудниках и одновременно обратился с ходатайством к московскому генерал-губернатору о смягчении приговора суда на 4 года. Московский генерал-губернатор, принимая во внимание молодость, легкомыслие и болезненное состояние подсудимого, заменил каторжные работы ссылкой «на поселение в отдаленные места Сибири с лишением всех прав и состояния». В феврале того же года Пекарского перевели в Вышневолоцкую этапную тюрьму, оттуда он под конвоем пошел обычной дорогой осужденных в Сибирь. Только по прибытии в Иркутск узнал, что его направляют в Якутскую область.
    Морозным декабрьским днем 1881 г. в далекий наслег Ботурусского улуса в сопровождении конвоя казаков был привезен «государственный преступник» и водворен для «вящего наблюдения» за ним в юрту наслежного схода. Это и был двадцатитрехлетний Эдуард Пекарский.
    Неожиданные перемены в жизни молодого Пекарского не сломили его. Первоначально его поместили в юрту, где жил содержатель междворной станции 1-го Игидейского наслега. Через год построили ему отдельную юрту в местности Дьиэрэннээх. Домработницей у него служила молодая девушка Анна Шестакова, а переводчиком — дьячок Гурьев. Первым учителем якутского языка был, по признанию самого Пекарского, слепой старик по прозвищу Очокун — отец содержателя вышеназванной междворной станции. Старик с большим усердием сообщал ему названия предметов домашней утвари.
    Э. К. Пекарский сравнительно быстро приспособился к непривычным для него условиям ссылки. За короткое время успел подружиться со многими местными жителями. В этом решающую роль сыграла его преданность идеалам русских революционеров-народников того времени, боровшихся за интересы всего трудового народа необъятной России. «Я думал, — писал он, — что, ведь, якутский народ — это часть российского народа, и я буду продолжать делать то, что делал в России, т.е. вести пропаганду» (3). В самом деле, он продолжал борьбу против угнетения и бесправия, чем быстро завоевал популярность среди простого народа. Через полгода стал свободно объясняться на якутском языке.
    Популярность его как делового человека распространялась за пределы наслега и улуса. Местные к нему стали относиться с доверием и со временем стали считать его полноправным гражданином наслега. Так, Э. К. Пекарский пользовался наделом земли, был обложен податями по первому классу, наравне с другими местными отбывал гоньбу, кормил русских поселенцев и якутских кумаланов. Женился на своей домработнице Анне Шестаковой. У них 4 июня 1894 г. родилась дочь Сусанна, через год 14 ноября 1895 г. родился сын Николай.
    1881 г. — год приезда Э. К. Пекарского в Игидейский наслег Ботурусского улуса Якутской области традиционно считается началом работы над «Словарем», в «Предисловии» к первому выпуску об этом писал сам автор.
    Первоначальные занятия якутским языком преследовали сугубо практическую цель: сама обстановка вынуждала к общению с местными, не знавшими русского языка. Пекарский завел себе две тетради: в одну стал выписывать якутские слова и их значения, в другую — русские слова с переводом на якутский язык. Заносил в свои тетради слова преимущественно из книг, изданных миссионерами в переводе на якутский язык. Выписывал слова и поясняющие примеры из «Краткой грамматики якутского языка», протоиерея Д. Хитрова, «Первоначального учебника русского языка для якутов» и «Букваря для якутов», изданных в Казани. Эти же тетради, по существу, стали первоначальной картотечной базой и постоянно пополнялись в последующие годы. Он использовал почти все, что было опубликовано в то время на якутском языке, а также все, что печаталось о Якутии на русском языке. Со многими трудами политических ссыльных был знаком еще в рукописи. Первые записи слов делались, чтобы их лучше запомнить и пользоваться ими при разговоре. При разговоре с окружающими не забывал заносить слова на отдельные бумажки.
    Большое значение для успешных занятий языком имела встреча Э. К. Пекарского с местным знатоком якутского языка протоиереем Дм. Дм. Поповым, впоследствии ставшим одним из соавторов «Словаря». Он, как большой знаток и исследователь языка, оказывал, по словам Пекарского, «совершенно бескорыстную помощь» в течение тринадцати лет. Известный ученый-этнограф В. М. Ионов предоставил Пекарскому свой этнографический, фольклорный и языковой материал, собранный им на протяжении десятков лет, и до конца своей жизни принимал самое деятельное участие в составлении «Словаря» в качестве соавтора и редактора. Они, будучи знатоками языка и культуры якутского народа, смогли убедить Пекарского в том, что накопленный им материал может иметь не только практическое, но и большое научное значение. Решающей была роль В. М. Ионова в обогащении словника «Словаря» богатой лексикой устного народного творчества якутов и в окончательной выработке транскрипции «Словаря» на основе академического алфавита О. Н. Бетлингка. До этого Э. К. Пекарский пользовался распространенным тогда правописанием на основе русских букв.
    Стороной узнав об усердных занятиях Пекарского якутским языком, многие старались ему помочь. Так, местные политссыльные давали ему небольшие русско-якутские, якутско-русские словарики (Альбов, Натансон, Аптекман и др.).
    В 1894 г. на средства иркутского золотопромышленника была организована Якутская Сибиряковская экспедиция, к работе которой были привлечены, наряду с местной интеллигенцией, и политссыльные. Руководителем экспедиции был назначен революционер-народоволец, известный этнограф и археолог Д. А. Клеменц. Программа экспедиции была весьма обширна, охватывала все стороны хозяйственной, культурной жизни якутов и их демографического состояния. В обязанности Э. К. Пекарского входило ведение обширной переписки в качестве посредника между участниками экспедиции, Якутским статистическим комитетом и Распределительным комитетом ВСОРГО. Благодаря Д. А. Клеменцу, организатору экспедиции, началась его постоянная связь с этими двумя научными учреждениями. Но главным занятием оставалась обработка накапливаемого словарного материала.
    При содействии организатора экспедиции Д. А. Клеменца Пекарский получил якутские тексты «Верхоянского сборника» И. А. Худякова и «Якутско-русский словарь» П. Ф. Порядина. Прокопий Филиппович Порядин — уроженец Восточно-Кангаласского улуса Якутской области. Окончил фельдшерскую школу в Казани. В апреле 1877 г. он выехал из Петербурга в Якутск, «желая заниматься самостоятельно в Якутской области этнографическими, антропологическими и статистическими исследованиями края и его народов». Он состоял членом-сотрудником этнографического отдела Русского географического общества. О последующих годах его жизни мы, к сожалению, ничего не знаем, кроме того, что он «умер в Санкт-Петербурге примерно в 1884 г.» (4). Рукописный «Якутско-русский словарь» П. Ф. Порядина содержит 7051 заглавное слово, транскрибированное русскими буквами со своеобразными обозначениями якутских специфических звуков. Наряду с основой в виде заглавных слов параллельно приводятся и производные от нее. Поэтому в словаре П. Ф. Порядина зафиксировано намного больше слов, чем указано.
    По распоряжению Д. А. Клеменца фольклорные, языковые и этнографические материалы поступали Пекарскому от всех членов экспедиции.
    Еще до этого Э. К. Пекарский с помощью друзей-единомышленников собрал вокруг себя знатоков родного языка, народных мудрецов и талантливых олонхосутов. Большое значение он придавал языку олонхо. Ему принадлежат общепризнанные заслуги в деле сбора и издания произведений якутского устного народного творчества, прежде всего его монументального жанра олонхо. Э. К. Пекарский является составителем и редактором академического издания серии «Образцы народной литературы якутов»: Т. I, выпуск 1 (1907); выпуск 2 (1908); выпуск 3 (1909); выпуск 4 (1910); выпуск 5 (1911); Т. II, выпуск 1 (1913); выпуск 2 (1918); Т. III, выпуск 1 (1916). Благодаря выработанной на протяжении многих лет методике текстологической работы, ему удалось добиться точности и научной достоверности в передаче оригинала текстов. В одном только олонхо «Куруубай хааннаах Кулун Куллустуур» («Строптивый Кулун Куллустуур») Э. Пекарский сделал, по подсчетам И. В. Пухова, свыше 900 различных исправлений, как правило, «более точных в смысловом, более звучных в стилистическом отношении». Весьма высокую оценку «Образцам народной литературы якутов» Э. К. Пекарского давали видный эпосовед И. В. Пухов, известный фольклорист Г. У. Эргис (5). «Образцы народной литературы якутов» в трех томах, в восьми выпусках, изданные еще в дореволюционное время, несомненно, сыграли свою положительную роль в провозглашении ЮНЕСКО якутского олонхо в 2005 г. шедевром устного нематериального культурного наследия человечества.
    Э. К. Пекарский много сил и труда вложил в исследование материальной, духовной и культурной жизни якутов. Круг его интересов как этнографа был обширен: общественный строй якутов, домашний и семейный быт, юридическое и обычное право, земельные отношения, обряды и традиции. В своих статьях он фиксировал богатый, добротный фактический материал, к которому неизменно обращаются современные исследователи-этнографы. В них он выступает с позиции своего революционного мировоззрения, поднимая наиболее актуальные, жизненно-важные острые вопросы, могущие облегчить тяжелую жизнь простых слоев якутского и тунгусского населения.
    Вся его плодотворная работа по собиранию и исследованию этнографических, фольклорных и языковых материалов была подчинена главной цели жизни — созданию многотомного «Словаря якутского языка» (в дальнейшем — «Словарь»).
    Через три или четыре года после работы над «Словарем» в руки Пекарского попал «Якутско-немецкий словарь» (1851) акад. О. Н. Бетлингка. При сверке с его материалами оказалось, что многие слова, в том числе и общеупотребительные, не зафиксированы в словаре О. Н. Бетлингка и не показаны все значения заглавных слов. Благодаря О. Н. Бетлингку он сумел усвоить алфавитный принцип расположения слов и поближе ознакомиться с грамматическим строем якутского языка.
    Положив в основу принципы и методы «Якутско-немецкого словаря» О. Н. Бетлингка, Пекарский продолжал фиксировать слова и выражения преимущественно из произведений устного народного творчества и разговорного языка. С накоплением все большего количества слов еще труднее становилась их словарная обработка. Не могли не сказываться отсутствие опыта и недостаточное знание методики лексикографии. Составитель узнал о картотечной системе работы намного позже, прочитав о ней в предисловии «Толкового словаря живого великорусского языка» В. И. Даля. Попытка Э. К. Пекарского и В. М. Ионова получить советы у О. Н. Бетлингка по волнующим их вопросам лексикографии окончилась неудачей из-за отъезда последнего в Лейпциг. «Часто не хватало письменных принадлежностей, — вспоминает Э.К.Пекарский о ходе работы над «Словарем», — приходилось пользоваться каждой осьмушкой бумаги, у которой одна сторона была чистая. Не хватало свечей и приходилось читать, а иногда и писать при свете якутского камина с риском испортить себе глаза. Денег в нашем распоряжении было очень мало, так как приходилось ограничиваться, при отсутствии заработка, скудным казенным пособием в 6 рублей в месяц, а потом — 12 рублей» (6).
    Несмотря на трудности первичную обработку наличного материала Пекарский закончил к концу 1889 г., весь материал в обработанном виде переписал в две толстые переплетенные книги, оставляя обратную сторону листа для возможных дополнений и исправлений. Оттуда наиболее трудные для определения слова и словосочетания заносил еще в один реестр, предназначенный специально для своих редакторов — Дм. Дм. Попова и В. М. Ионова.


    В течение тринадцати лет, по словам самого Пекарского, «совершенно бескорыстную помощь» в работе со «Словарем» оказывал известный знаток якутского языка, фольклора и этнографии Димитриан Димитриевич Попов. Другим ближайшим помощником и редактором был известный ученый-этнограф Всеволод Михайлович Ионов (7).
    Изданию первого выпуска «Словаря» способствовала организация Якутской Сибиряковской экспедиции ВСОРГО. Участники этой экспедиции единодушно заявили, что «Словарь» — самая капитальная работа по Якутской области и его необходимо издать в первую очередь. Руководитель экспедиции Д. А. Клеменц считал «Словарь» Пекарского «тем конем, на котором можно будет выехать в случае, если экспедиция не даст ожидаемых от нее результатов». По его просьбе на издание «Словаря» было ассигновано 2000 руб. Он же вел по этому вопросу переговоры с Якутской областной типографией. Для того, чтобы приступить к делу, нужен был якутский шрифт и его заказали в словолитне Санкт-Петербурга за счет средств экспедиции. Шрифт был доставлен в Якутск в конце августа 1895 г. Переговоры об издании 1-го выпуска «Словаря» велись целых десять лет, и лишь в 1899 г. он вышел в свет в Якутске. Дальнейшее издание «Словаря» прекратилось из-за отсутствия средств.
    За длительное время пребывания в Якутской области Э.К.Пекарским собран громадный фольклорный, этнографический и языковой материал, охватывающий все стороны жизни якутского народа. Условия жизни не позволяли успешно заниматься обработкой собранного материала, а об издании и речи быть не могло. Заручавшись поддержкой со стороны ВСОРГО, инициативу переговоров с Российской академией наук взял на себя Д. А. Клеменц. Академия наук в лице Русского комитета по изучению Средней и Восточной Азии, возглавляемого академиком В. В. Радловым, приняла издание «Словаря» на себя. «Словарь» Э. К. Пекарского, составленный вдалеке от научных центров в условиях ссылки, благодаря обширности собранного в нем материала и скрупулезности лексикографического исполнения, вызвал искреннюю заинтересованность в его издании крупнейших специалистов-востоковедов. В связи с необходимостью издания «Словаря» в полном объеме акад. В. В. Радлов смог добиться досрочного вызволения Э. К. Пекарского из Якутской ссылки.
    Переиздание 1-го, якутского, выпуска «Словаря» было осуществлено под руководством известного ираниста-тюрколога академика К. Г. Залемана. В соответствии с академическими требованиями были изменены шрифт, формат, бумага и переплет. В декабре 1907 г. на заседании конкурсной комиссии по премиям Императорской Академии наук он выступил с весьма положительным отзывом о первом академическом выпуске «Словаря». По ходатайству академика К. Г. Залемана первый академический выпуск «Словаря» был удостоен почетной золотой медали и премии Д. А. Толстого по гуманитарным наукам.
    Академик В. В. Радлов, как крупнейший тюрколог и лексикограф, давал много ценных советов по общим принципиальным и частным вопросам работы над «Словарем». Каждое воскресенье Э. К. Пекарский занимался у В. В. Радлова. Их совместные занятия по «Словарю» продолжались до 1913 г. По предложению В. В. Радлова, начиная с третьего листа академического издания «Словаря», стали даваться иноязычные тюркско-монгольские параллели.
    После выхода 2-го выпуска «Словаря», В. В. Радлов в «Отчете Императорского Русского географического общества за 1911 год» (СПб., 1912. - С. 77-80) напечатал отзыв о трудах Э. К. Пекарского, где назвал «Словарь» «капитальным вкладом в лингвистическую литературу». «Я не знаю ни одного языка, не имеющего письменности, — продолжает он, — который может сравниться по полноте своей и тщательности обработки с этим истинным thesaurus linguae yakutozum, да и для многих литературных языков, к сожалению, остается еще надолго prium desiderium». В 1912 г. Э. К. Пекарский за труды «Словарь якутского языка» и «Образцы народной литературы якутов» был награжден Большой золотой медалью Отделения этнографии — одной из самых почетных наград Императорского Русского географического общества.
    Оказывал продолжительную помощь Пекарскому и арабист-тюрколог академик В. В. Бартольд. Он просмотрел корректурные листы, начиная с 8-го выпуска. Особенно тщательно проверял сравнения с тюркскими и монгольскими языками.
    Монголист-тюрколог Б. Я. Владимирцов давал сравнения по монгольским языкам с февраля 1910 г., т.е. после 45-го листа «Словаря». Его последние записки к Пекарскому датированы 1929 г.
    Известный польский алтаист В. Л. Котвич проверял монгольские сопоставления в «Словаре» и не мог не удивляться многочисленности монголизмов в якутском языке. По просьбе Пекарского Л. В. Котвич перевел на польский язык якутские пословицы и поговорки. С его помощью Э. К. Пекарский напечатал на польском языке «Якутские тексты», собранные М. Припузовым (1922), «Якутские загадки» (1927, 1928).
    Э. К. Пекарский был в близких отношениях с известным тюркологом и монголистом профессором Казанского университета Н. Ф. Катановым. Он приступил к просмотру корректурных листов «Словаря» с января 1908 г. В основном следил за монгольскими параллелями. По предложению Н. Ф. Катанова стали приводиться в «Словаре» и тунгусо-маньчжурские сопоставления.
    Продолжительную разностороннюю плодотворную заботу о Пекарском и его «Словаре» проявлял академик С. Ф. Ольденбург. Он, будучи непременным секретарем Российской академии наук, лично руководил подготовкой к печати «Словаря», начиная с 3-го выпуска, кончая последним — тринадцатым. Для того, чтобы обеспечить беспрерывное печатание «Словаря», С. Ф. Ольденбург добился специального решения Президиума АН СССР о выделении штата сотрудников в помощь Пекарскому. По его же инициативе Академия наук в тяжелом для страны 1921 г. обратилась с ходатайством в Государственное издательство СССР о скорейшем издании «Словаря» в связи с болезнью автора.
    С. Ф. Ольденбург писал «Послесловие» к последнему выпуску. В нем, в частности, говорится: «Заканчивается большое научное дело, имеющее и широкое практическое применение. Якутский народ получает прекрасный, вполне научно обработанный словарь, достигающий объемом до 25000 слов. Немного народов Востока имеют еще такие словари». Кстати заметим, что во всей последующей литературе о «Словаре» неизменно указывается перенесенная из «Послесловия» цифра 25 тыс. слов. На самом деле, в «Словаре» содержится намного больше лексических единиц и терминологических словосочетаний (8).
    С 1914 г. начал проверять тюркские параллели академик А. Н. Самойлович, в 1930-е годы он это делал попеременно с С. Е. Маловым и К. К. Юдахиным.
    Член-корреспондент АН СССР С. Е. Малов читал корректурные листы с 1925 г. по 1928 г. В некрологе «Памяти Э. К. Пекарского» он отмечает, что «Э. К. Пекарский известен и за границей, особенно в Германии, Польше и Турции, своими... исследованиями о якутах и эвенках, а главным образом, своим «Якутско-русским словарем». Академик АН Киргизской ССР К. К. Юдахин давал сравнения с тюркскими параллелями. На его участие в работе над «Словарем» Пекарский указывает в приложении к 13-му выпуску «Словаря» «Источники и пособия для словаря якутского языка».
    Э. К. Пекарский дважды выразил глубокую благодарность профессору А. А. Бялыницкому-Бируле за участие в работе над «Словарем». Член-корреспондент АН СССР А. А. Бялыницкий-Бируля проверил и дополнил латинские названия насекомых, птиц и зверей. По его совету и с его помощью Пекарский получил возможность проверить и дополнить латинские названия ботанических терминов в Петербургском ботаническом музее. Известный биолог, географ и ихтиолог профессор Л. С. Берг помог Пекарскому в транскрибировании латинских названий якутских рыб.
    Столь широкое участие всемирно известных авторитетов в создании «Словаря» предопределило ее научную и практическую значимость, а также его лексикографические особенности.
    Э. К. Пекарский мог повторить слова великого поэта А. С. Пушкина: «Миг вожделений настал: окончен наш труд многолетний». В конце октября 1926 г. он поставил последнюю точку в рукописи «Словаря». Об этом телеграфировал, как договаривались заранее, Председателю СНК Якутии М. К. Аммосову. По его распоряжению Якутское представительство в Москве совместно с Ленинградским обществом политкаторжан организовало чествование автора «Словаря» Э. К. Пекарского в связи с 45-летием его научной и общественной деятельности. «Приветственный адрес» от благодарного якутского народа зачитал Г. В. Баишев. В нем содержатся, в частности, такие слова: «Эдуард Карлович, позвольте заверить Вас, что плоды Ваших трудов для нашего народа настолько дороги, настолько ценны, что они будут незабвенны и для будущих молодых поколений сахаларов, пока еще будут саха-уранхайцы существовать в этом мире» (9). Об этом событии информацию давали газеты «Ленинградская правда» от 3 ноября 1926 г., «Вечерняя Москва» от 30 ноября 1926 г., «Автономная Якутия» от 26 ноября 1926 г., «Варшавский ежегодник» от 26 марта 1927 г., «Красная газета» в нескольких номерах.
    Юбилейные торжества явились достойным венцом признания разносторонней научно-общественной деятельности и выдающихся заслуг Э. К. Пекарского в развитии отечественной тюркологии со стороны крупных исследователей-тюркологов, широкой общественности и бесконечно благодарного якутского народа.
    По представлению академиков В. В. Бартольда, С. Ф. Ольденбурга и И. Ю. Крачковского, 15 января 1927 г. Э. К. Пекарский был избран членом-корреспондентом АН СССР. 6 марта 1927 г. состоялось заседание президиума Академии наук в честь окончания «Словаря» и избрания Эдуарда Карловича в члены-корреспонденты АН СССР, академик А. П. Карпинский сказал: «Избрав Вас своим членом-корреспондентом, Академия наук выразила свое отношение к такому крупному событию в жизни русской науки, как окончание монументального «Словаря якутского языка»... По мнению специалистов, «Словарь» Пекарского достоин занять место рядом с другими созданиями нашей Академии, которой именно в этой области принадлежит одно из почетных мест в кругу европейских Академий» (10).
    Работа Э.К.Пекарского над «Словарем» находилась в поле зрения якутской общественности. В начале ее он, как хороший организатор, привлек многих грамотных и полуграмотных людей, которые по его заданию и под его руководством оказывали ему посильную помощь.

    Представители якутской интеллигенции продолжительное время сотрудничали с Э. К. Пекарским в работе над «Словарем». Прежде всего назовем крупного знатока родного языка, талантливого сказителя-олонхосута М. Н. Адросову-Ионову. Ее сотрудничество продолжалось до 1930 г., вплоть до выхода в свет последнего тринадцатого выпуска «Словаря». В высокой оценке достоверности и подробности толкований значений слов в «Словаре» есть несомненная заслуга Марии Николаевны. При окончательной корректуре «Словаря» Пекарский вносил исправления лишь после согласования с М. Н. Андросовой-Ионовой. Она в 1925 г. за активное участие в создании «Словаря» Э. К. Пекарского и оригинальные труды по этнографии была награждена Малой золотой медалью Русского географического общества.
    В качестве сотрудников Академии наук помогали в течение продолжительного времени историк-юрист А. Н. Никифоров, основоположник якутской национальной письменности С. А. Новгородов, поэт-лингвист Г. В. Баишев-Алтан Сарын и др. (11) Многолетнюю большую моральную поддержку Э. К. Пекарскому оказывали В. В. Никифоров-Кюлюмнюр, Г. В. Ксенофонтов, А. Е. Кулаковский, П. Н. Сокольников. Сугубо деловые связи с Э. К. Пекарским имел М. К. Аммосов. Его письма и телеграммы (1924-1934) пронизаны заботой, вниманием и готовностью оказать разностороннюю помощь Э. К. Пекарскому в его занятиях по языку, в издании выпусков «Словаря».
    Э.К.Пекарский при создании «Словаря» не придерживался какой-либо одной языковой, тем более лексикографической концепции. Он видел свою задачу в том, чтобы объективно и беспристрастно регистрировать столько слов, сколько он мог собрать из текстов печатных изданий и обиходной речи носителей, не выбрасывая ни одного слова и не пытаясь вынести личный приговор относительно их нормативного статуса.
    Многочисленные фонетические, морфологические и лексические варианты слов, зарегистрированные в «Словаре», свидетельствуют об отсутствии каких-либо ограничительных установок в подборе слов.
    Заглавные слова сопровождаются подробной грамматической характеристикой, научная разработка которой большей частью принадлежит автору. Ему помогали на первых порах С. В Ястремский и Дм. Дм. Попов, В. М. Ионов. В производных словах указываются, как правило, основа и словообразующий аффикс.
    Наряду с общераспространенной лексикой в «Словарь» попали и малоупотребительные редкие слова и словоформы, характерные для обиходной речи или какого-нибудь жанра устного народного творчества. Русские заимствования непременно снабжаются специальной пометой.
    Э. К. Пекарский по предложению акад. В. В. Радлова и с его помощью вводил в «Словарь» этимологические сравнения якутских слов со словами тюркских, монгольских и тунгусо-маньчжурских языков. Сравнительный материал подобран к 3017 корневым словам, в основном к терминам родства, скотоводства, коневодства, предметов домашнего обихода, пищи, жилых и нежилых строений, времен года, охоты и рыболовства, названий животных, птиц и т.п.
    Другой особенностью «Словаря» является подача в нем топонимов и широко распространенных якутских прозвищ — собственных имен. (В современных словарях географические названия даются в виде приложения к словарю). Что касается подачи в «Словаре» якутских прозвищ и собственных имен, то они представляют интерес не только в лингвистическом, но и в культурологическом плане.
    Ко многим общеупотребительным словам, обозначающим названия видов флоры и фауны, параллельно подобраны их латинские наименования (Латинские названия обычно приводятся только в специальных терминологических словарях по ботанике, зоологии и т.д.).
    В словнике «Словаря» в целом ясно проявилось стремление автора охватите все слова без исключения: как однажды им услышанные, так и зарегистрированные в печатных и рукописных источниках. «Исходя из того простого положения, — объяснял автор в «Предисловии» к 1-му выпуску «Словаря», — что «в языке народа всего полнее отражается его душа», я думал, что чем больше будет собрано мною якутских слов, чем точнее будет объяснено каждое из них, тем более ценный материал я буду в состоянии дать другим исследователям для понимания «души» якутского народа».
    С целью исчерпывающей и наиболее точной характеристики семантики слова-оригинала он приводил под каждой заглавной единицей весь собранный языковой материал, относящийся к данному слову. Он делал это, разумеется, в той мере, насколько позволяли ему источники. Не проверенные им лично слова и их толкования обязательно сопровождал указаниями точных источников. В качестве иллюстративных примеров он сознательно широко давал наряду с языковым этнографический, мифологический, религиозный материал для лучшего понимания души якутского народа. По справедливому утверждению известного тюрколога, профессора М. К. Мусаева, «Пекарский не считал себя принадлежащим к какой-либо школе, не находился в сетях определенной доктрины. Он был внутренне убежден, что словари — достояние народа, их нельзя создавать в угоду какой-либо концепции» (12).
    В общей сложности в «Словаре» собрано все, что наглядно раскрывает культуру, быт, национальный характер, духовный облик народа саха. Составитель к этому стремился сознательно для того, чтобы дать богатый и достоверный материал «другим исследователям для понимания души якутского народа». Итак, по принципам неограниченной регистрации слов для словника, методам максимально полной их семантической характеристики и по системе подачи обширного иллюстративного материала «Словарь» Э. К. Пекарского несомненно относится к большому словарю, словарю-сокровищнице, словаре-копилке типа тезауруса.
    На основании двуязычности «Словарь» Пекарского считать переводным было бы недостаточно обоснованно. В переводном словаре дается не описание значения заглавного слова, а эквивалент или частичный эквивалент, пригодный для использования в переводном контексте. Подобным переводным методом установлено в «Словаре» сравнительно небольшое количество терминологической лексики. Все это говорит о том, что «Словарь» не может быть отнесен к типу переводных словарей.
    Для семантической характеристики многих якутских слов автор использовал метод развернутого толкования. В таких статьях описательного характера делаются этнографические экскурсы, а в некоторые из них вводятся и элементы энциклопедизма. По этим мотивам невозможно «Словарь» однозначно отнести к типу толковых словарей.
    При определении значительного количества слов автор не ограничивается общим толкованием их значений. В дополнение к толкованию приводит подробные описания предмета или явления. Применение энциклопедического толкования слов исходило из его основных целей — наряду с определением значений слова давать как можно больше детальных фактических данных по этнографии, мифологии и фольклору. Тем не менее, «Словарь» Пекарского не относится к энциклопедическому типу словарей. Он, безусловно, относится к типу филологических словарей, объектом которого является язык народа саха.
    Таким образом, перед нами «Словарь» не переводной, не толковый, не этимологический и не энциклопедический, хотя ему присущи лексикографические признаки всех этих типов словарей. Трудно подобрать «Словарю» Э. К. Пекарского аналогию из современной мировой лексикографии, и в будущем, вероятно, не появятся подобные ему словари. «Словарь» Э.К.Пекарского остается в истории науки неповторимым, уникальным трудом, где автор сумел с необыкновенной полнотой глубоко раскрыть душу и сознание якутского народа через его родной язык. Только такой тип словаря-сокровищницы мог достаточно полно и точно отразить в синхронном срезе бесписьменное состояние живого народного языка в том виде, в каком он бытовал в устах его носителей в XIX и начале XX столетий.
    Научные достоинства «Словаря» предопределены участием в его создании крупных знатоков якутского языка и выдающихся ученых-востоковедов. В известном смысле можно считать, что «Словарь» — это результат коллективного труда, яркий пример интеграции усилий ученых разных специальностей.
                                                           ЛИТЕРАТУРА И ИСТОЧНИКИ
    1. Во всех источниках дата рождения Э. К. Пекарского приводится по новому стилю — 25 октября 1858 г., кроме работы Витольда Армона, где датой его рождения указывается 26 октября 1858 г. (см.: Армон В. Польские исследователи культуры якутов. — С. 99).
    2. Об этом см.: Пекарский Э. К. Отрывки из воспоминаний // Каторга и ссылка: историко-революционный вестник. — М., 1924. — Кн. 11. — № 4.
    3. ПФА РАН. Ф. 202. Оп. 1. Д. 107. Л. 140.
    4. Там же. Д. 61. Л. 28.
    5. Оконешников Е. И. Якутский феномен Эдуарда Карловича Пекарского. К 150-летию со дня рождения. — Якутск, 2008. — С. 46-47.
    6. ПФА РАН. Ф. 202. Оп. 1. Д. 57. Л. 187.
    7. Об их конкретной помощи см.: Оконешников Е. И. Э.К.Пекарский как лексикограф. — Новосибирск: Наука, 1982. — С. 20-24.
    8. Там же. — С. 39-73.
    9. ПФА РАН. Ф. 202. Оп. 1. Д. 135. Л. 6-14.
    10. Там же. Оп. 2. Д. 534. Л. 90.
    11. Об их конкретной помощи см.: Оконешников Е. И. Э. К. Пекарский как лексикограф. — С. 24-28.
    12. Мусаев К. М. Э. К.Пекарский — создатель фундаментального словаря якутского языка // Россия и Польша. Историко-культурные контакты (сибирский феномен). — Новосибирск: Наука, 2001. — С. 163.
    /Якутский архив. № 4. Якутск. 2008. С. 50-58./



                 «Я стараюсь относиться к разным печатаниям о Востоке со всей душой»
                                           (Письма Н. Ф. Катанова Э. К. Пекарскому).
    Неоценимы научные и просветительские заслуги Э. К. Пекарского и Н. Ф. Катанова в истории российской тюркологии.
    Эдуард Карлович Пекарский (1858-1934) известен как революционер-народник, выдающийся ученый-тюрколог и языковед, крупный исследователь-этнограф. Сосланный на поселение в Якутскую область, он стал заниматься изучением языка, фольклора и этнографии якутского народа. Он вошел в историю мировой и отечественной тюркологии фундаментальным трудом — «Словарь якутского языка», являлся составителем и редактором академического издания серии «Образцы народной литературы якутов». Его участие в экспедиции, организованной в 1894-1896 гг. Восточно-Сибирским отделением Русского географического общества, сыграло исключительную роль в сборе лингвистических, этнографических и фольклорных материалов якутского народа.
    С 1905 г. Э. К. Пекарский жил в Санкт-Петербурге. Здесь он работал в этнографическом отделе Русского музея императора Александра III (1905-1910 гг.) и в Музее антропологии и этнографии им. Петра Великого. Также в 1914-1917 гг. он был секретарем отделения Русского географического общества и редактором журнала «Живая старина». В 1927 г. Э. К. Пекарский был избран членом-корреспондентом АН СССР, в 1931 г. — почетным академиком.
    Педагогическая и научная деятельность Николая Федоровича Катанова — это неоспоримое свидетельство крупных достижений российской тюркологии, развития отечественных гуманитарных исследований и школ на рубеже ХIХ-ХХ вв.
    Как известно, важным вкладом в российскую тюркологию стало научное путешествие Н. Ф. Катанова в Центральную Азию с целью изучения языков и этнографии тюркских народов, организованное и поддержанное Русским географическим обществом, Петербургской академией наук и Министерством народного просвещения. Эта экспедиция по значимости общегеографических, лингвистических и историко-культурных материалов стоит в ряду известных путешествий в Среднюю Азию, Монголию, Сибирь и Восточный Туркестан, осуществленных во второй половине ХIХ — начале ХХ в.
Назначение Н. Ф. Катанова 9 ноября 1893 г. преподавателем восточных языков Императорского Казанского университета обозначило следующий значимый период его научно-педагогической и общественной деятельности [* Центральный государственный исторический архив, ф. 14, оп. 1, д. 8933, л. 50; НА РТ, ф. 977, оп. Совет, д. 8904.].
    В целом заслуги Н. Ф. Катанова студенческих лет в Санкт-Петербурге (1884-1888), основных периодов экспедиции в Южную Сибирь и Восточный Туркестан (1889-1892) и преподавательской работы в Казани (1894-1922) связаны с исследованием языков, традиционных и новых форм экономической и социальной жизни, быта, фольклора и духовной жизни тюркских народов Саяно-Алтая, Синьцзяна, Поволжья и Приуралья.
    Мы предлагаем вниманию читателей письма Н. Ф. Катанова Э. К. Пекарскому, написанные в 1900-1916 гг., которые имеют важное значение для истории российской тюркологии. Эти оригинальные материалы станут определенным вкладом в развитие комплексной историко-научной и источниковедческой работы по введению в научный оборот эпистолярного наследия Н. Ф. Катанова.
                                            Письма Н. Ф. Катанова Э. К. Пекарскому
                                                                            № 1.
    22 мая 1900 г.
    г. Казань.
    В город Якутск, Его высокородию Э. К. Пекарскому.
    Извещая о получении Вашего прекрасного во всех отношениях «Словаря якутского языка» (Якутск, 1899), содержащего слова на букву «а», а — ахсат (стр. 1-128), имею честь выразить Вам за присылку сего ценного издания сердечнейшую благодарность.
    Жаль только, что печатание его тянется так долго и что Академия наук не взялась за его издание, тогда как словарь и по замыслу, и по исполнению заслуживает полной похвалы и всяческого поощрения.
    Чтобы отблагодарить Вас за внимание, посылаю Вам со своим близким знакомым иеромонахом Алексием (в мире Оконешниковым), природным якутом, часть своих трудов, печатанных в Казани и Сибири. Не могу послать своих казанских изданий, уже разошедшихся, и изданий столичных, которых также теперь нет. Прошу принять посылаемое в дар и знак признательности за Ваше внимание.
    Если бы Вы пожелали печатать у нас в Казани какие-либо статьи по истории или этнографии якутов и др[угих] инородцев, для Ваших этих статей места нашлось бы везде много, напр[имер]: в «Учен[ых] записк[ах] Казан[ского] унив[ерситета]» или «Известиях» Общ[ества] арх[еологии], ист[ории] и этн[ографии], председателем которого я состою.
    Свидетельствуя Вам свое почтение и преданность, остаюсь Вашим покорным слугой.
    Н. Катанов.
    Санкт-Петербургский филиал Архива РАН, ф. 202, оп. 2, д. 195, л. 1-2.
                                                                            № 2.
    30 ноября 1901 г.
    г. Казань.
    Многоуважаемый Эдуард Карлович!
    Сим имею честь уведомить Вас, что и статья В. Ф. Трощанского (I) «Эволюция черной веры у якутов», и сопроводительное к ней Ваше письмо от 26 октября с[его] г[ода] мною вчера в исправности получены. Ожидая от Вас присылки остальных ⅔ работы Трощанского, пока займусь чтением присланной вчера части. Меня очень интересовала его программа, которую я печатал и корректировал несколько лет тому назад в «Известиях» Общества археологии, истории и этнографии, где я состою председателем. Настоящая работа покойного В[асилия] Ф[илипповича], по-видимому, меня заинтересует еще больше, так как в ней я нахожу много сходного с чертами шаманства южно-сиб[ирских] тюрков и урянхайцев Сев[ерной] Монголии, быт, язык и верования которых я исследовал в 1889-1892 годах.
    Так как Вы вполне научно и основательно занимаетесь якут[ским] яз[ыком], то мне будет весьма приятно принести Вам весной, а может и раньше, в дар мое обширное исследование об урянхайском языке (II), который, по мнению моему, вместе с карагасским (III) сходен с якутским, а потому мое исследование будет Вам, быть может, не бесполезно (IV) и для тюркологии не бесследно, так как Вы можете, глядя на него, многое осветить иначе, ибо Вы стоите у источника, мало исчерпанного, и к тому, чтобы черпать из него, обладаете лучшими средствами, чем многие наши рус[ские] ученые.
    Что Вам не отвечают из С[анкт]-П[етер]б[ургской] академии наук, то для меня ничуть не удивительно, ибо, как я могу судить по случаям, бывшим неоднократно и со мной, людям дорога своя копейка, свой досуг и свой труд, а до других им мало дела. Несмотря на это, Вы не отчаивайтесь и не бросайте дела, так хорошо начатого. Мне в качестве председателя приходится вести упорную борьбу с общепринятым здесь мнением, что инородцы обречены на вымирание, а потому (!) не следует ими заниматься. Зато честь и слава иностранцам, к[отор]ые беспристрастно и издавна изучают наших инородцев много лучше самих русские.
    Преданный Вам Н. Катанов.
    Санкт-Петербургский филиал Архива РАН, ф. 202, оп. 2, д. 195, л. 4-5 об.
    [I] Трощанский Василий Филиппович (1843-1898), деятель революционного движения в России, член центральной группы "Земля и воля», участник студенческих сходок в Санкт-Петербурге, в 1880 г. приговорен к лишению всех прав состояния и к ссылке на каторжные работы, в 1886 г. отправлен на поселение в Якутскую область, занимался исследованием быта и верований якутов (здесь и далее подстрочные примечания автора вступительной статьи).
    [II] Здесь приписка Пекарского Э. К: «Просить 1 экземпляр для В. М. Ионова». Ионов Всеволод Михайлович (1851-1922), революционер, с 1883 г. отбывал каторгу в поселении в Якутии, в ссылке близко сошелся с Э. К. Пекарским, в 1894-1896 гт. принимал участие в Якутской экспедиции Д. А. Клеменца, в 1900-1910 гг. - учитель начальной школы в Якутске, 1908-1910 гг. - редактор ряда газет в г. Якутске («Якутская мысль», «Якутский край» и др.), активный участник деятельности Якутского отделения Общества по изучению Сибири, оставил заметный след в истории отечественного якутоведения.
    [III] Карагасы - современный народ тофалары, тофаларский язык.
    [IV] Здесь приписка Пекарского Э. К.: «даже очень».
                                                                            № 3.
    8 января 1904 г.
    Многоуважаемый Эдуард Карлович!
    Уведомляя Вас о получении письма от 10 декабря 1903 г., благодарю Вас за него и за Ваше доброе расположение ко мне, радуясь, что Вы моим изданием сочинения Трощанского остались довольны. Ко всем сочинениям, которые я редактирую и которые в каком-либо отношении касаются любимой мною моей родины — Сибири, я прилагаю возможное старание, чтобы они вышли в свет получше. Так я действую в противовес Петербургу, в котором я не нашел приюта, благодаря старательным проискам некоторых ориенталистов, которые боялись найти во мне соперника. В. В. Радлов, как и всегда, обещался устроить мою судьбу получше, но не устроил.
    Теперь я должен служить за 2 000 руб. в Казани и иметь каких-н[ибудь] 2-4 слушателя с разных факультетов и только. В начале декабря я защищал на степень магистра турецко-татар[ской] словесности диссертацию и получил таковую, но надежды на переход в С[анкт]-П[етер]б[ург] никакой нет, хотя бы на ту же должность, как и здесь (VI класса). Там я виделся с Клеменцом, (V) Радловым (VI) и Залеманом (VII). Последние двое просят Вас прислать материалы словаря для печатания возможно больше, чтобы сразу печатать 10-12 печат[ных] листов, не меньше. Пока часть набирается, другая будет в дороге, а третья в корректуре у Вас. Радлов говорит, что Вам послано пособие около 500 руб., о получении коих Вы даже будто не известили никого. Я отстаивал крепко Ваши интересы и доказывал им, что такого знатока якут[ского] яз[ыка], как Вы, нигде нет и что если Вы не получите от них удовлетворения, я поищу для печатания другое место и надеюсь, что найду таковое легко, напр[имер], в Гельсингфорсе, Будапешете или Казани.
    Затем я резко говорил с ними о том, что они, петербургские ученые, свысока смотрят на провинциалов, эксплуатируют труды их под предлогом помощи им и никогда не принимают к сердцу чужих исследований, подлежащих к печати, если за это не будет особого вознаграждения, и доказал им это исторически, а затем выразил сожаление, что провинциалы зря обращаются к петербуржцам и тратят время на выжидание. Я лично был командирован Академией наук в разные страны Азии и собрал столь много материала, что за 15 лет Академия наук едва, при моих постоянных напоминаниях, напечатала 1/6 часть. На печатание остального понадобится еще 75 лет? Как Вам нравится? Собирал я 4 года, а будет печататься 90 лет. Из-за последнего я долго говорил с академиками, но не добился ничего кроме упрека, зачем я так много собирал. Тогда я заявил, что более в С[анкт]-П[етер]б[урге] печатать не буду.
    Вот почему я стараюсь относиться к разным печатаниям о Востоке со всей душой. Обо всем этом я сообщаю Вам для сведения и руководства. Если печатание всецело поручите петербуржцам, то Ваш словарь ожидает та же участь, что и мои материалы, т. е. 10-15 лет. Академикам я ставил в упрек, что они печатают такой, в сравнении с Вашим словарем, ничтожный материал, как записи гг. Мошкова и Рыбакова, не стоящие, по-моему, ни копейки.
    Дай Бог Вам успехов во всем! Если есть у Вас мелкие вещи, листов на 2-3-4, не более, то я с удовольствием проведу в печать сейчас же. Не откладывайте далеко того, что можно печатать сейчас же.
    Вышлите мне для академика В. Munkacsi (VIII) в Будапешт 1-ый вып[уск] «Словаря якут[ского] яз[ыка]» налож[енным] платежем, и я хочу сделать ему презент, так как он интересуется якут[ским] яз[ыком].
    Свою диссертацию об урянхайском языке я доставлю Вам сейчас же, как только получу из переплета. Прошу принять ее от меня в дар и в знак глубочайшей признательности Вам за образцовые, истинно академические исследования якут[ского] яз[ыка].
    Ваш Н. Катанов.
    Санкт-Петербургский филиал Архива РАН, ф. 202, оп. 2, д. 159, л. 20-24 об.
    [V] Клеменц Дмитрий Александрович (1848-1914), революционер, в 1879 г. сослан в Минусинск, занимался геологией, археологией, этнографией, историей Сибири, участник ряда экспедиций Академии наук в Центральную Азию, с 1897 г. - этнограф в Музее антропологии и этнографии, с 1903 г. заведующий этнографическим отделом Русского музея императора Александра III, с 1910 г. в отставке.
    [VI] Радлов Василий Васильевич (1837-1918), востоковед-тюрколог, этнограф, переводчик, один из основоположников сравнительно-исторического изучения тюркских языков.
    [VII] Залеман Карл Германович (1849-1916), иранист и тюрколог, адъюнкт Академии наук (1886), экстраординарный академик (1889), ординарный академик (1895), директор Азиатского музея (1890-1916 гг.).
    [VIII] Мункачи Бернарт (1860-1937), венгерский языковед и этнограф, академик Венгерской АН (1910). Основные труды в области сравнительно- исторического языкознания, тюркологии, иранистики и этнографии, изучал финно-угорские и тюркские народы Поволжья и Сибири.
                                                                            № 4.
    10 апреля 1910 г.
    Глубокоуважаемый Эдуард Карлович!
    Только что отправил Вам поздравительное письмо, как мне принесли первую корректуру статьи Трощанского «Наброски о якутах». Боясь, как бы чтение корректуры не затянулось, посылаю Вам корректуру и оригинал (последнего 14 страниц); надеюсь, что Вы прочтете и исправите корректуру на праздниках. След[ующую] корректуру я прочту сам согласно Вашим исправлениям. Дальнейший набор пойдет без замедления. Думаю, что с чтением корректуры и Вы не будете медлить.
    Еще раз желаю Вам и глубокоуважаемой Елене Андреевне (IX) провести праздник в отдыхе и радости.
    Как я желал видеть Вас здесь! Видно, не угодно судьбе. Проводя ст[атью] Трощанского чрез факультет, я указывал на то, что в прежнее время не мало появлялось в «Учен[ых] зап[исках]» статей о Востоке (Банзарова, Березина, Ковалевского и др.) и что поэтому ст[атья] Трощанского нисколько не будет лишней и т. д.; но на это мне был один смех с замечанием, что довольно нянчиться с инородцами и что таким статьям вовсе не место в «Учен[ых] зап[исках]». Если такое презрительное отношение Вы видите со стороны ученых, чего же требовать от грубых мужиков?
    Я думаю, что инородцами (бытом, языком, верованиями, правом и пр.), напротив, совсем мало интересуемся, а не то чтобы нянчиться с ними. Насколько силен в России интерес к инородческим языкам можете судить, напр[имер], потому, что своего «Опыта исследования урянх[айского] яз[ыка]» я продал в России 3 экз., в Германии 28 и в Англии 26. Так спрашиваются и словари инородч[еских] яз[ыков], издаваемые мисс[ионерским] о[бщест]вом. У меня во время путешествия по Азии набран материал для 11 тюрк[ских] диалектов. Если не найдутся издатели, придется или отправить в З[ападную] Европу, или бросить в печку.
    Будьте здравы и благодушны оба!
    Преданный Вам Н. Катанов.
    Санкт-Петербургский филиал Архива РАН, ф. 202, оп. 2, д. 159, л. 53-54 об.
    [IX] Кугаевская Елена Андреевна - супруга Э. К. Пекарского.
                                                                            № 5.
    10 июля 1916 г.
    г. Казань.
    Глубокоуважаемый Эдуард Карлович!
    От всего сердца благодарю Вас за дорогой Ваш подарок — «Краткий русско-якутский словарь», 2-е изд[ание] 1916 [г.] (242 стр. в 8 д. л.), в котором я нашел много интересного, что встречается только в языке урянхайцев (хотя бы, напр[имер], косун — костор). Благодарю Вас за память.
    Когда я виделся с Вами в 1907 году, Вы показывали мне поправки к миссионер[ским] изданиям на якут[ском] яз[ыке]. Не дадите ли мне эти поправки и другие, если есть, чтобы представить их от Вашего имени в переводческую комиссию прав[ления] миссионер[ского] о[бщест]ва для соответствующих изменений?
    Как поживаете и чем теперь занимаетесь? Много ли осталось до конца якут[ско]-рус[скому] словарю? Где проводите лето? Неужели все в городе? Как здоровье Елены Андреевны? Не скучаете ли, как моя жена, по Сибири?
    С 1 мая с[его] г[ода] я не состою уже ни граждан[ским] цензором, ни военным, а потому буду иметь много времени для занятий наукой. Не удастся ли побывать мне опять в Петрограде? Как бы хорошо было! Вы интересовались город[ским] музеем. Но без фотограф[ических] снимков трудно сделать что-л[ибо] для Вас, а при нашей бедности фотография — редкость. Знаете ли, что я основал истор[ико]-этн[ографический] музей и при Духов[ной] акад[емии], где я состою орд[инарным] проф[ессором]? Но у нас только вещи по исламу, буддизму и иудейству (идолы, снимки, рисунки, костюмы и пр.). С. Е. Малов (X) видел музей и может рассказать, что музей представляет из себя, по сравнению с этн[ографическим] музеем Акад[емии] наук 1/1 000 000 часть.
    Мое почтение Елене Андреевне и Вам. Как жаль, что я не видел здесь А. Н. Самойловича (XI) (я ездил в Симбирск).
    Уважающий Вас Н. Катанов.
    Санкт-Петербургский филиал Архива РАН, ф. 202, оп. 2, д. 159, л. 66-67 об.
    [X] Малов Серегей Ефимович (1880-1957), выдающийся тюрколог, знаток древнетюркских рунических и уйгурских памятников, совершил научные путешествия в Китай (1909-1911, 1913-1915 гг.).
    [XI] Самойлович Александр Николаевич (1880-1938), российский востоковед, академик АН СССР (1929). Труды по языку, литературе, фольклору, этнографии, общим вопросам и истории тюркологии. Участвовал в создании письменностей для языков народов СССР.
    Публикацию подготовил
    Рамиль Валеев,
    доктор исторических наук
     /Гасырлар авазы – Эхо веков. Научно - документальный журнал. №. 1. Казань. 2009. С. 131-135./

    Н. В. Богданова
                              ДАНЬ ПАМЯТИ ВЫДАЮЩИМСЯ ПОЛЬСКИМ УЧЕНЫМ
    5 ноября 2008 г. в Якутске, в здании Саха Академического театра им. П. Ойунского состоялось торжественное собрание представителей руководства республики, науки и широкой общественности, посвященное юбилеям известных в Якутии польских ученых - Эдуарда Пекарского и Вацлава Серошевского.

    Открывший торжественное собрание заместитель председателя Правительства РС(Я) Ю. С. Куприянов назвал их выдающимися деятелями науки. Вице-президент республики Е. И. Михайлова подчеркнула огромный масштаб личностей этих людей: «Они доказали на собственном примере, что поговорка «Один в поле не воин» - не верна, показав это своей жизнью, активной творческой деятельностью. Не по своей воле вынужденные жить в суровой Якутии, они уже по своей воле посвятили себя служению и просвещению народов Якутии, изучению их культуры и языка».
    На спонсорские средства компании «Золото Якутии» в 1992 г. был переиздан фундаментальный труд Вацлава Серошевского «Якуты. Опыт этнографического исследования». Поскольку В. Серошевский в советское время был причислен к буржуазным писателям, польским националистам, то это произошло лишь спустя 70 лет после первого издания. Бывший генеральный директор компании «Золото Якутии», Герой Социалистического Труда Т. Г. Десяткин в своем выступлении на собрании скромно признался: «Мы тогда лишь последовали примеру купчихи Анны Громовой - первое издание книги в начале XX в. вышло на ее средства. И хотя начало 90-х гг. для нашей компании, как и для других предприятий страны, было тяжелым в финансовом отношении, мы взглянули на это не с позиции сиюминутной выгоды, а с точки зрения вечности. Было издано 40 тыс. экземпляров книги В. Серошевского».

    Другой меценат, руководитель компании, на чьи средства уже в 2008 г. к юбилею Эдуарда Пекарского был переиздан трехтомный словарь якутского языка (экземпляр издания бесплатно разослан во все библиотеки и школы республики), генеральный директор АК «Якутскэнерго» К. К. Ильковский отметил, что «Пекарский являет собой пример толерантности, интернационализма: он хотел слушать, слышать и понимать жизнь народа. И именно язык отражает эту жизнь во всей полноте». К.К. Ильковский также признался, что и в их благом порыве есть преемственность меценатства: «Я девятнадцать лет проработал в компании «Золото Якутии» под руководством Т. Г. Десяткина. И, помню, очень тогда гордился тем, что наша компания стала меценатом в таком важном деле, как сохранение культуры народа. Но я не мог вообразить, что спустя годы мне представится возможность, будучи руководителем компании «Якутскнерго», по сути, повторить этот важный шаг - переиздать монументальный труд другого польского ученого, современника Вацлава Серошевского, - Эдуарда Пекарского. Думаю, что это символично».

     Открытие торжественного собрания, посвященного памяти известных в Якутии ученых Э. Пекарского и В. Серошевского. Слева направо: экс-президент компании «Золото Якутии» Т. Г. Десяткин; Чрезвычайный и Полномочный Посол Республики Польша в РФ Ежи Артур Бар; вице-президент Республики Саха (Якутия) Е. И. Михайлова; зам. председателя Правительства РС(Я) Ю. С. Куприянов; первый зам. главы Таттинского улуса А. Бочоруков; д.ф.н., акад. АН РС(Я) П. А. Слепцов; предс. нац.-культ. объединения «Полония» В. Шиманская.
    Доктор филологических наук, академик Академии наук РС(Я) П. А. Слепцов подробно остановился на научной деятельности Эдуарда Пекарского, подготовившего основу для развития якутской филологии, фольклористики и издавшего уникальный по своей полноте и точности словарь якутского языка. Как отметил П. А. Слепцов, «нужно было обладать поистине неувядаемым интересом к языку, чтобы вести этот скрупулезный труд на протяжении пятидесяти лет! Это выдающийся вклад не только в развитие якутской литературы и языка, но и в целом мировой литературы, что подтверждают восторженные оценки известных тюркологов и языковедов, образно так сравнивающих данное достижение с египетскими пирамидами: „подлинный памятник культуры - выше пирамид!”».

                                С докладом выступает доктор филологических наук,
                                            академик АН РС(Я) П.А. Слепцов.
    Первый заместитель главы Таттинского улуса Анатолий Бочоруков (в этом улусе длительное время, почти четверть века, жил Эдуард Пекарский) поведал некоторые подробности быта выдающегося ученого: «Благодаря поддержке крестьян-якутов, хозяйство у него было, можно сказать, зажиточным. Судите сами: ему помогли построить дом, выделили скот, сенокосные угодья вблизи жилища (по тем временам это было большое подспорье). Были даже собственные охотничьи угодья - два озера, где он охотился. До сих пор существует алас Пекарского». В то время было много талантливых певцов-олонхосутов, и якуты щедро делились с ученым своим фольклорным наследием. Даже спустя много лет, живя в Ленинграде, Э. Пекарский живо интересовался жизнью тех, с кем его свела судьба. Об этом свидетельствует его переписка.

     Выступление К. К. Ильковского - генерального директора акционерной компании «Якутскэнерго», на средства которой к юбилею Э. К. Пекарского был переиздан его трехтомный словарь якутского языка.
    Чрезвычайный и Полномочный Посол Польши в РФ Ежи Артур Бар, возглавивший польскую делегацию, прибывшую в Якутию по случаю торжеств, был весьма растроган таким теплым приемом якутян. В выступлении он выразил свои чувства весьма поэтично: «Поляков судьба разбросала по всему миру, почти четверть нации живет в разных странах, где они оставили свой след в культуре. Но удивительно то, что есть места, где поляки оставили память о себе в сердце народа. Ведь язык - это и есть сердце народа; пока жив язык - жив народ. Ссылка в Сибирь часто означала смерть, и эти люди тоже могли бы стать жертвами, но они с самого начала чувствовали благодарность. Эдуард Пекарский и Вацлав Серошевский доказали, что Сибирь - это жизнь, жизнь целого народа! Мы встретились в Якутии с феноменом памяти: здесь очень торжественно отмечают юбилей наших соотечественников. Это вызывает восхищение и одновременно чувство печали, потому что в Польше нет такого широкого празднования. Мы постараемся передать полякам частичку тепла, которое есть в ваших сердцах». Позднее в беседе с журналистами посол Польши признался, что на него произвело огромное впечатление то, как много сделано в Якутии для изучения жизни и деятельности Вацлава Серошевского и Эдуарда Пекарского. По-настоящему Ежи Артур Бар был поражен богатством якутской культуры, талантом артистов, художников, и рад, что ближе познакомился с Якутией. Он выразил твердое намерение по возвращению домой позаботиться о том, чтобы представители нашей республики посетили Польшу и собственными глазами увидели страну, которая открыта для сотрудничества и ищет своих друзей.

    Вручение памятного подарка Чрезвычайному и Полномочному Послу Республики Польша в РФ Ежи Артуру Бару.
    В рамках празднования юбилеев выдающихся ученых 5 ноября 2008 г. в Якутске состоялась Международная научная конференция «Польша в истории и культуре народов Сибири». Ее организаторами выступил Институт гуманитарных исследований и проблем малочисленных народов Севера СО РАН при содействии Правительства РС(Я), Министерства науки и профессионального образования РС(Я), Департамента по делам народов и федеративным отношениям РС(Я), Академии наук РС(Я) и Польского национально-культурного объединения в РС(Я) «Полония».
    В работе конференции приняли участие ученые двух стран, политики, а также представители широкой общественности. О значимости этого события как для якутян, так и для поляков рассказал председатель Государственного фонда поддержки поляков на Востоке Ежи Новаковски: «Бытующий в Польше стереотип о Сибири - это взгляд известного польского писателя Густава Грудиньского: „Другой мир и нечеловеческая земля”. Но Сибирь, это не только „земля сосланных” и „земля геноцида” десятков сотен поляков, это и земля, где люди просто жили, работали, любили, создавали семьи и рожали детей. Я думаю, пришло время менять стереотипы. В некоторой степени, Сибирь - это тоже наша родина, ведь здесь вложено много труда наших соотечественников - инженеров, ученых. Это представители научной и технической интеллигенции, способствовавшие развитию Сибири. Здесь, в Якутии, легче говорить о наших польско-российских отношениях, легче обсуждать проблемы, проще найти общую точку зрения и прийти к единому мнению, чем в Варшаве или в Москве. Я надеюсь, что конференция, с ее позитивным взглядом на нашу совместную историю, послужит новым импульсом в развитии польско-российских отношений».
     В представленных на конференции докладах и состоявшихся позднее круглых столах были затронуты вопросы о значении политической ссылки в развитии сибирского региона нашей страны, о вкладе ссыльных поляков, и, прежде всего, Э. К. Пекарского и В. Л. Серошевского в научное изучение языка, истории, этнографии, фольклора и литературы народов Якутии, о малоизвестных фактах из биографий этих выдающихся польских ученых.
    Их научные труды внесли неоценимый вклад в изучение и пропаганду традиционных ценностей, особенностей быта и языка народов Якутии. И вот спустя полтора века ученые Вацлав Серошевский и Эдуард Пекарский вновь соединили братскими узами Польшу и Якутию. Был подписан четырехсторонний Договор о сотрудничестве Польской академии наук, Института гуманитарных исследований и проблем малочисленных народов Севера СО РАН, Министерства науки и профессионального образования РС (Я) и Академии наук РС(Я).
    В рамках дальнейшего культурного и научного сотрудничества запланирована разработка российско-польских научных проектов по истории, этнографии, языкознанию, фольклористике, литературоведению. Это, несомненно, принесет свои плоды в будущем и взаимно обогатит культуру двух народов.
     /Наука и техника в Якутии. № 1 (16). Якутск. 2009. С. 68-70./



    ПЕКАРСКИЙ Эдвард (Эдуард Карлович) (13 окт. 1858, фольварк Петровичи Минской губ. — 29 июня 1934, Ленинград), языковед, составитель словаря якутского яз., этнограф, фольклорист, почет. чл. АН СССР. Учился в Харьковском ветеринарном ин-те (1877-78), участник студ. выступлений. Арестован в Москве (1879), за участие в народническом движении приговорен к 15 годам каторги, замененной ссылкой в Якутию с лишением прав состояния. Поселен в Ботурусском улусе (1881), где сблизился с якутами. Увлечение якут. культурой переросло в глубокое и серьезное исслед-е якут. яз., этнографии и фольклора якутов, чему способствовали протоиерей Д. Д. Попов и товарищ по ссылке В. М. Ионов. Тогда же П. начал составлять словарь якут. яз. Участник Якутской (Сибиряковской) историко-этнографической экспедиции Вост.-Сиб. отд-ния Русского географического об-ва (РГО) (1894-96), благодаря к-рой собрал обшир. материалы и издал 1-й вып. «Якутского словаря» (Якутск, 1899). По ходатайству АН поселен в Якутске (1899). Принимал участие в Аяно-Нельканской экспедиции (1903), получил возможность продолжить исслед-я якут. яз. и собрать материалы по этнографии приаянских эвенков. АН высоко ценила знания П. и поощряла его работу над «Якутско-русским словарем», высылая (с 1904) ежегод. пособие в 400-500 руб. При поддержке АН возвращен из якут. ссылки, где провел 25 лет. Жил в С.-Петербурге, работал в этногр. отд-нии Русского музея (1905-10), затем в Музее антропологии и этнографии (1911). Ред. ж. «Живая старина» и секр. отд-ния этнографии РГО (1914-17). Все эти годы продолжал работать над якут, словарем. В 1917 АН издала 1-й перераб. вып. словаря, последний 13-й вып. вышел в 1930. Одновременно П. трудился над изданием «Образцов народной литературы якутов» (в 3 т., на якут. яз. СПб.; Пг., 1911-18). В последние годы жизни работал в Ин-те востоковедения АН СССР. Чл.-кор. АН СССР (1927), почет, акад. (1931). Осн. труд — «Словарь якутского языка» (2-е изд., в 3 т. М., 1958). Кроме трудов по якут, лексикографии и фольклору, оставил работы по этнографии якутов и эвенков (на рус. и пол. яз.), археологии. Внес уточнения в классификацию эпич. жанров якут, фольклора. Опубликовал свыше 100 работ.
    Лит.: Азадовский М.К. Э. К. Пекарский // Сов. этнография, 1934. № 5; Эдуард Карлович Пекарский (К 100-летню со дня рождения): Сб. статей. Якутск, 1958; Оконешников Е. И. Э.К. Пекарский как лексикограф. Якутск, 1972.
    И. Я. Селютина, Е. И. Туманик, Н. Н. Широбокова
     /Историческая энциклопедия Сибири. Новосибирск. 2009. С. 594./

                                                   ПЕКАРСКИЙ ЭДУАРД КАРЛОВИЧ. 
   Родился 13 (25) октября 1858 г., умер 29 июня 1934 г. Языковед, этнограф и фольклорист-якутовед. Член-корреспондент по разряду восточной словесности (тюркология) Отделения исторических наук и филологии с 15 января 1927 г., почетный член с 1 февраля 1931 г.
    /Российская Академия наук. Персональный состав. Действительные члены. Члены-корреспонденты. Почетные члены. Иностранные члены. В 4 книгах. Кн. 2: 1918-1973. Москва. 2009. С. 156./