пятница, 7 июля 2017 г.

Луцеся Карачун. Партийный функционер Василий Дьяков. Койданава. "Кальвіна". 2017.




    Василий Владимирович Дьяков - родился 17 (30) 1897 г. в г. Острогожск Воронежской губернии Российской империи. Отец, Владимир Васильевич - учитель древних языков и математики мужских гимназий Острогожска и Воронежа, умер в марте 1919 г. от сыпного тифа; мать, Лидия Васильевна - фельдшерица в Воронежской земской больнице, умерла в декабре 1956 г.
    В 1915 г. Василий окончил Воронежскую классическую гимназию и поступил в Московский городской народный университет имени А. Л. Шанявского, который  был открыт для всех желающих и для поступления туда не требовалось никаких аттестатов и документов, кроме удостоверения личности. В том же году стал членом РСДРП в Петербурге. Участвовал в Гражданской войне в рядах РККА.
    В 1920-1921 гг. – секретарь Исполнительного комитета Воронежского губернского Совета, член губкома РКП(б), в 1921-1922 гг. - заведующий Ставропольским губернским отделом народного образования.
    В 1922 г. постановлением ЦК РКП(б) Дьяков был направлен в г. Витебск (РСФСР) на работу в Губкоме. В 1923 г. - заведующий Организационным отделом Витебского губернского комитета РКП(б).
    [25 марта 1918 г. согласно Третей Уставной грамоты Витебск был объявлен частью Белорусской Народной Республики. 1 января 1919 г. согласно постановления І съезда КП(б) БССР он вошел в состав Белорусской ССР, однако 16 января 1919 г. «по просьбе трудящихся» Витебск вошел в состав Западной области РСФСР. 4 февраля 1924 г. ВЦИК издал декрет передаче с 3 марта 1924 г. Витебской губернии в границах 1920 года, за исключением Велижского, Себежского и Невельского уездов, в состав БССР «ввиду преобладания в губернии белорусского населения». В связи с возвращением в состав Белорусской ССР восточно-белорусских территорий, находившихся ранее в составе РСФСР, в феврале - мае 1924 г. руководящим органом являлось Временное Белорусское бюро ЦК РКП(б). На состоявшейся в мае 1924 года XIII конференции Компартии Белоруссии был избран Центральный комитет КП(б)Б.]
    С 4 февраля 1924 г. Дьяков - член Временного Белорусского бюро ЦК РКП(б) (представитель от Витебской губернии,), с 9 февраля 1924 г. - член Президиума Временного Белорусского бюро ЦК РКП(б), с 22 февраля 1924 г. заведующий Агитационно-пропагандистским отделом Временного Белорусского бюро ЦК РКП(б), с 14 мая 1924 г. - член ЦК КП(б) БССР, с 15 мая 1924 г. - заведующий Агитационно-пропагандистским отделом ЦК КП(б) БССР, заведующий Отделом печати ЦК КП(б) БССР, член Секретариата ЦК КП(б) БССР, член Бюро ЦК КП(б) БССР, с 14 ноября 1924 г. - заведующий Организационно-распределительным отделом ЦК КП(б) БССР. Работал в Менске и в этот период избирался членом ЦИК СССР, был участником ХІІІ съезда ВКП(б) и делегатом XIV конференции ВКП(б) от ЦК БССР.
    В августе 1925 г. по постановлению Политбюро ЦК ВКП(б) направлен для работы в Якутскую АССР. С 13 сентября 1925 г. по январь (март) 1926 - ответственный секретарь Якутского областного комитета РКП(б), с 31 декабря 1926 г. Якутского областного комитета - ВКП(б) в г. Якутске.
    С лета 1926 г. Дьяков - заведующий Организационно-распределительным отделом Сибирского краевого комитета ВКП(б) в г. Новосибирске, с 1928 г. - начальник Отдела Всесоюзного Совета сельскохозяйственных коллективов СССР (колхозцентра) в г. Москве, с 1931 г. - начальник управления изысканий и проектирования Волго-Донского канала.
    В 1935 г. исключен из рядов ВКП(б). 8 сентября 1936 г. арестован как «безработный» и «без определенного места жительства» с «незаконченным высшем образованием» по обвинению в контрреволюционной террористической деятельности. Осужден Военной коллегией Верховного суда СССР 4 октября 1936 г. к ВМН. Расстрелян 5 октября 1936 г. в Москве [Расстрелян в 1937 г. на Печере /Краткий справочник по филиалам национального Архива республики (Якутия) Якутск. 2001. С. 113/.] В 1936–1937 гг. тела большинства расстрелянных по приговорам судебных органов направляли на кремацию, а единственный в Москве крематорий находился на территории Донского кладбища.
    24 декабря 1957 реабилитирован ВКВС СССР. 24 декабря 1957 г. «Постановление от 19 августа 1935 г. и приговор Военной коллегии от 4 октября 1936 года в отношениях Дьякова Василия Владимировича прекращен из-за отсутствия состава преступления», 20 августа 1958 г. посмертно восстановлен в рядах КПСС с непрерывным стажем с 1915 года.



                                Фотография Василия Дьякова, прислана его супругой
                         тов. Сокольниковой Татьяной Петровной (г. Москва) в Якутск.
             /НАРС(Я) [Партийный архив Якутского ОК КПСС] Ф 2970. Оп. 29. Д. 190./

    Литература:
*    Материалы о Дьякове Василии Владимировиче, собранные Николаевым С. И. Начато: 4 апреля 1971. Окончено: 15 февраля 1973. На 26 листах. // НАРС(Я) [Партийный архив Якутского ОК КПСС] Ф 2970. Оп. 29. Д. 190.
*    Дьяков Б.  Повесть о пережитом. Москва. 1966. С. 33-34.
*    Кандыбовіч С.  Разгром нацыянальнага руху ў Беларусі. Мінск. 2000. С. 110, 133.
*    Краткий справочник по филиалам национального Архива республики (Якутия) Якутск. 2001. С. 113.
    Расстрельные списки. Москва, 1935–1953. Донское кладбище (Донской крематорий). Книга памяти жертв политических репрессий. Москва. 2005. № 7125.
*    Василий Владимирович Дьяков. // Алексеев В. Л.  След в истории Якутии. Посвящается 90-летию Великой Октябрьской Социалистической революции. Якутск. 2007. С. 14-15.
*    Карачун Л.  Васіль Дзякаў. // Літоўка ды Саха. Сш. 3. Койданава. 2011. С. 77.
    Руководители Якутии. Якутск. 2012.
*    Выга  Панамар В.  Будаўнік  Волга-Дона. Койданава. 2014. 3 с.
*    Алексеев В. Л.  Один из руководителей Якутии. // Забота – Арчы. Якутск. 26 января 2017. С. 10.
    Луцеся Карачун,
    Койданава.



                                                                     ПРИЛОЖЕНИЕ


    Однажды среди ночи зашел в палату дежурный фельдшер Конокотин. Все спали. Я мучился бессонницей. Он присел на край койки.
    — Знакома мне ваша фамилия... Скажите, не ваш родственник в двадцатых годах был секретарем ЦК партии Белоруссии по пропаганде — Василий Дьяков?
    — Да. Мой двоюродный брат.
    Конокотин взволнованно поднялся. Потер ладонью щеку.
    — Я при нем работал в отделе печати. Где он?
    — Погиб... В тридцать седьмом.
    Конокотин начал быстро ходить по палате. Задержался у окна, как бы рассматривая морозные узоры на стекле, и снова подошел ко мне, протянул две конфеты:
    — Угощайтесь. В посылке получил... — Опять присел. — Я хорошо, очень хорошо помню Василия Владимировича... Большевик с пятнадцатого года... От одного заключенного я слышал... Он сидел с вашим братом на Печоре. Работали оба молотобойцами в кузнице, жили в одной землянке... Слышал, что Дьякова вызвали на переследствие...
     Тогда я не имел сведений о брате. Уже значительно позже, когда десятилетия отделили нас от катастроф тридцатых годов, я узнал, что Василий шел под расстрел, не склонив голову. Узнал от Дмитрия Яблонского, бывшего секретаря Орловского горкома партии. В 1925 году он возглавлял комсомольскую организацию Якутии, а Василий работал секретарем Якутского обкома партии. В мае тридцать седьмого они вновь встретились, но уже в камере Орловского централа.
    ...Василия гнали по этапу из Минска в Москву (в Минске на него «материал» набирали). Он вошел в камеру бодрым, жизнерадостным. Его окружили арестованные партийные работники. Начали расспрашивать: не произошел ли контрреволюционный переворот?
    — Никакого переворота, — ровным голосом ответил он — Товарищи, наша правда самая святая. Не унывайте...
    Ночью, когда все спали, Василий разговаривал с Яблонским:
    — Неужели, Дима, ты ничего не понимаешь? Мы просто-напросто забыли о политическом завещании Ленина... Идеалы Октябрьской революции бессмертны!.. — И добавил — Человек не животное, кнут изобретен не для него...
    — Василий,— говорил мне Яблонский [Д. П. Яблонский живет в Иркутске, член КПСС, литератор (Эта и последующие сноски — автора)], — никогда не скрывал своих мыслей, не мог, не хотел молчать, считал осторожность подлейшей трусостью и, конечно, не удержался и на переследствии. Ежов понял, что Василия, как и других арестованных ленинцев, не переубедишь... А тогда, в больнице, я ответил Конокотину:
    — Знаю только, что еще в Воронеже Василий не ладил с Кагановичем... Зимой двадцатого года на губернской партийной конференции выбирали делегатов на Девятый съезд. Выдвинули и кандидатуру Кагановича, исполнявшего обязанности председателя губисполкома Василий выступил против Кагановича и прокатили на вороных. Наверно, запомнил Васину подножку... Знаю еще это уже мои следователь со злостью сказал «Ваш брат Василии негодяй, на допросе в НКВД запустил чернильницей в начальника отдела...»
    — Да ... — задумчиво протянул Конокотин. — Он был нетерпимый ко всякой лжи, несправедливости...
    /Дьяков Б.  Повесть о пережитом. Москва. 1966. С. 33-34./


     Борис Александрович Дьяков (1 июня 1902, Воронеж — 3 августа 1992, Москва) — русский советский писатель (прозаик, драматург, очеркист) и журналист, член Союза писателей СССР (1958). Член КПСС, партийный работник, участник Гражданской войны. В 1949-1954 гг. был подвергнут репрессиям, приговорен к 10 годам ИТЛ (Тайшет. Озерлаг.).
    Надира Кишлачка,
    Койданава


    Все белорусские наркомы, их заместители, директора трестов, многочисленных учреждений были арестованы. На их место назначались другие, которые часто через очень краткий срок также арестовывались. Например, можно показать перемены в Наркомате просвещения. После отзыва из наркомата Платуна на его место был назначен А. Чернушевич. Незадолго к аресту его освободили от должности по обвинению в национальном демократизме. Месяца два он был на свободе, пытался выехать из Белоруссии в Ростов-на-Дону. Не получилась. Через месяц его арестовали, а через какое-то время такая самая судьба постигла и его жену. Пару месяцев наркомом просвещения был сотрудник ЦК партии Дьяков, человек малокультурный и малограмотный, тупица. Дьяков также был арестован. Наркомом назначили Воронченко. По специальности инженер, молодой и энергичный, коммунист, вышел из комсомольцев. Также исполнял обязанности недолго, был арестован. Удержалась наркомом просвещения Уралова, которая, по-видимому, считалась наркомом во время войны и еще недавно была на этой должности. Согласно газетным сведениям, Уралова теперь назначена заместителям председателя Совнаркома БССР.
                                                    Аннотированный показатель особ.
                                  Составители: Наталья Мазоўка и Виталий Скалабан.
    Дьяков Василий Владимирович (1897-?), заведующий агитационно-пропагандистского отдела Временного Белорусского бюро ЦК РКП(б), представитель от Витебской губернии, член Президиума Временного Белорусского бюро, член Бюро ЦК КП(б)Б, Секретариата ЦК КП(б)Б. Дальнейшая судьба неизвестна.
    /Кандыбовіч С.  Разгром нацыянальнага руху ў Беларусі. Мінск. 2000. С. 110, 133./


    Сымон Сымонович Кандыбович (21 июля 1891, д. Старица, Слуцкий уезд, Минская губерния - 27 сентября 1972, Мюнхен, Германия) - белорусский государственный деятель, историк. С 1926 г. - член ЦК КП(б)Б. В 1932-1937 гг. управделами и уполномоченный комитета заготовок СНК БССР. В 1940 арестован. Во время 2-й мировой войны сотрудничал с немецкими оккупационными властями. В 1941-1943 гг. в состав руководства Белоруской народной самопомощи. Входил в состав Белорусской центральной рады, с января 1944 г. руководитель ее финансового отдела, участник 2-го Всебелорусского конгресса (июнь 1944 г., Менск). С лета 1944 г. в Германии. Принимал участие в работе Белорусского национального комитета. С 1954 г. сотрудник Института по изучению СССР, в белорусском отделе радиостанции «Свобода».
    Гинтара Шэлест,
    Койданава

                                                              К 100-ЛЕТИЮ Я АССР
                                             ОДИН ИЗ РУКОВОДИТЕЛЕЙ  ЯКУТИИ
    Его имя вряд ли известно якутянам, живущим и здравствующим в 21-м веке, за исключением тех, кто интересуется историей Якутской областной партийной организации (РКП(б), ВКП(б), КПСС). Речь идет о секретаре Якутского обкома ВКП(б), работавшем в 1925-1926 гг. Это — Василий Владимирович Дьяков.
    Оставил ли он после себя какой-либо след в истории Якутии? Ведь он работал у нас в течение непродолжительного времени. Ответ на этот вопрос вы найдете в статье Л. Е. Винокуровой в книге «Руководители Якутии» (2012 г.). Как она пишет, «в Якутии при его непосредственном участии были открыты противотуберкулезный диспансер со стационаром на 15 коек и сельскохозяйственный техникум с одним зоотехническим отделением, вышел первый номер литературно-общественного журнала “Якутские зарницы”; состоялась безвозмездная передача самолета “Совпич” от Сибавиахима Якутии; возбуждено ходатайство перед центральными органами РСФСР о проведении воздушной линии, связывающей Якутию с Иркутском; образован Олекминский округ; утвержден устав Якутского пароходства “Якпар”». Из сказанного можно сделать вывод, что Дьяков оставил после себя добрый след в истории нашей республики. Однако он скоро уехал из Якутии. Причиной его скорого отъезда, как пишет Л. Е. Винокурова, стали разногласия внутри Якутской областной партийной организации по поводу курса на индустриализацию страны, провозглашенного на XIV съезде ВКП(б). Против курса выступила «новая оппозиция» во главе с Г. Зиновьевым и Л. Каменевым. Секретарь обкома Дьяков предложил осудить только формы и методы выступления «новой оппозиции», возражал против обсуждения антипартийного характера выступлений. 8 января 1926 г. пленум Якутского обкома принял постановление осудить «новую оппозицию». Дьяков упорно отстаивал свою позицию и был освобожден от должности секретаря обкома партии и отозван из Якутии.
    Я, интересуясь дальнейшей судьбой В. В. Дьякова после отъезда из Якутии, обращался в Центральный архив ФСБ России, а также в Российский архив социально-политической истории. За что он репрессирован? Имеется ли его фотография в архивах? Его реабилитация и т.д.
    Он родился в 1897 г. в г. Острогожске Воронежской губернии. По национальности — русский. В 1915 г. окончил Воронежскую классическую гимназию и начал учиться в университете Шанявского. В том же году вступил в РСДРП, в Петербурге. Вернувшись в Воронеж, продолжал активную революционную работу. Был редактором Воронежского «Рабочего», активно участвовал в Октябрьском перевороте, состоял в дружине Красной гвардии. В 1917-1918 гг. - комиссар банка, в 1918-1919 гг. - комиссар интернационального полка, участвовал в боях, в 1919-1921 гг. — член Президиума и секретарь Воронежского губисполкома и член губкома РКП(б). В 1921-1922 гг. по партийной мобилизации работал в Ставропольском крае, сначала заведовал губоно, а затем работал в губкоме партии. В 1922 г. по решению ЦК партии был направлен на партийную работу в Белоруссию, где в начале работал заведующим орготделом Витебского губкома партии, а с 1923 г. по 1925 г. - заведующим орготделом ЦК партии Белоруссии, был членом бюро ЦК КПб). В этот период времени Дьяков избирался членом ЦИК Белоруссии, а также членом ЦИК СССР. От Белорусской партийной организации избирался делегатом 13-го съезда и 14-й конференции В КП (б). Как сказано выше, в 1925-1926 гг. — секретарь Якутского обкома партии. После отъезда из Якутии работал в Новосибирске — членом президиума Сибкраевого совнархоза (1927-1928 гг.). В 1928-1930 гг. — начальник отдела «Колхозцентра» в г. Москве. С 1931 г. по 1935 г. — начальник Управления изысканий и проектирования Волго-Донского канала. Стал жертвой репрессий, был арестован 10 мая 1935 г.
    Архивное уголовное дело в отношении Дьякова хранится в Центральном архиве ФСБ России. В письме, полученном мною из этого архива, сообщается, что Дьяков арестован 10 мая 1935 г. “за контрреволюционную троцкисткую деятельность”. Решением Особого совещания при НКВД СССР от 19 августа 1935 г. заключен в концлагерь на 5 лет. Отбывая наказание в Ухтпечлаге, повторно арестован в сентябре 1936 г. По приговору Военной коллегии Верховного суда СССР от 4 октября 1936 г. по ст. 58-8 и 98-11 УК РСФСР Дьяков В. В. приговорен к расстрелу. Свою вину он не признал. Приговор приведен в исполнение 5 октября 1936 г. в г. Москве. Место захоронения — Московский крематорий (Донское кладбище). Определением Военной коллегии Верховного Суда СССР от 21 декабря 1957 г. реабилитирован по обеим судимостям. Тогда в связи с арестом Дьякова Партколлегия КПК при ЦК партии 31 июля 1935 г. исключила его из членов ВКП(б), как «контрреволюционера». Всё эти обвинения были прекращены за отсутствием состава преступления.
    Приведу некоторые подробности в связи с обвинением Дьякова в «контрреволюционной деятельности». Тогда, в 1935 г., он был признан виновным в том, что являясь участником контрреволюционной троцкистской организации, в 1933 г. принял предложение члена этой организации Файвиловича на участие в подготовке покушения на одного из руководителей партии. Совместно с другим террористом Булах вел наблюдение за проездом на автомашинах членов Политбюро ВК ВКП(б), изучая маршруты и время движения этих машин. Для осуществления своих преступных намерений Дьяков имел при себе револьвер. Но эти обвинения, как сказано выше, были необоснованными, поэтому ставился вопрос об отмене приговора в отношении Дьякова и о прекращении дела за отсутствием состава преступления и поэтому коллегия Верховного Суда СССР отменила приговор в отношении его от 4 октября 1936 г. (определение № 4н-010828/57 Военной коллегии Верховного суда СССР от 21 декабря 1957 г.).
    Еще в 1927 г., будучи на работе в Новосибирске, В. В. Дьяков примкнул к троцкистской оппозиции, подписал платформу 83-х, активно проводил фракционную деятельность, участвуя на подпольных сборищах. В декабре 1927 г. за это был исключен из рядов партии. В начале 1928 г. подал заявление с отказом от оппозиционных взглядов, снял свою подпись с платформы 83-х. И он 28 июня 1928 г. решением ЦКК был восстановлен в рядах партии с 1915 г. В 1932 г. он вторично исключался из рядов партии — по старым обвинениям, но через полтора месяца был восстановлен. В феврале 1935 г. он в третий раз был исключен из членов партии. Его обвинили в том, что он скрыл свое вторичное исключение из партии в 1932 г. и за попытку скрыть свою связь с двурушниками — Рейнгольдом и Файвиловичем. В 1933 г. Дьяков прошел чистку партии без замечаний. В протоколе заседания комиссии по очистке парторганизации «Гидроэлектропроекта» от 26 октября 1933 г. сказано: «На практической работе с 1928 г., доказал свою преданность генеральной линии партии, политически развит. Считать проверенным».
    Коммунисты Литвин, Молотов Г. З., Прищепчик Л. А., Рошаль М. Г., Александрийский В. П., знавшие Дьякова по совместной революционной работе, считают его преданным коммунистом. Признавая серьезной политической ошибкой Дьякова его участие в «оппозиции», они отмечают, что после отхода от нее, он правильно понял ошибку и в дальнейшей работе оправдал доверие партии. Они считают, он заслуживает реабилитации по партийной линии. Член партии с 1918 г. А. Васильев, знавший Дьякова по работе в Новосибирске в 1927-1928 гг. считал, что после ухода от «оппозиции», на практической работе с 1928 г. доказал свою преданность генеральной линии партии и считает возможным реабилитировать его и в партийном отношении.
    После XX съезда КПСС в Комитет партийного контроля при ЦК КПСС обратилась с заявлением о партийной реабилитации Т. П. Сокольникова, жена В. В. Дьякова. Некоторые сведения в данной статье использованы из ее заявления. Как сказано выше, Дьяков был восстановлен в рядах партии.
    А фотография Дьякова не сохранилась в архивах тех городов, где он работал, а также в Центральном архиве ФСБ России, куда я обращался в прошлые годы. Вот таковы страницы жизни одного из руководителей нашей республики.
    В. Л. Алексеев,
    заслуженный работник сельского хозяйства РС (Я),
    журналист.
    От редакции: фотографию Василия Владимировича Дьякова мы обнаружили в компьютерной базе данных «Жертвы политических репрессий, расстрелянные и захороненные в Москве и Московской области в период с 1918 по 1953 годы», составленной Сахаровским центром.
    /Забота – Арчы. Якутск. 26 января 2017. С. 10./