пятница, 29 декабря 2017 г.

Эдуард Пекарский в жизнеописаниях. Ч. V. Вып. 4. 2006-2007. Койданава. "Кальвіна". 2017.

                                                       ЭКСПЕДИЦИЯ НЕВОЛЬНИКОВ
                                                                КТО ИЗУЧАЛ ЯКУТИЮ?
    Знаменитая этнографическая экспедиция конца позапрошлого века (1894-1896 гг.) внесла большой вклад в изучение жизни, быта и фольклора якутов. Современным коммерсантам, наверное, не понять, что подвигло ленского золотопромышленника Иннокентия Сибирякова выделить на эту экспедицию пять тысяч рублей. Это более чем внушительная по тем временам сумма. В то время за рубль можно было купить пуд (16 кг) отборной муки, 10-15 фунтов (4-6 кг) свинины. Тогда целое ведро водки (12 литров) стоило всего 90 копеек. Жалованье в 20-30 рублей в месяц считалось хорошим.
    Эх, были люди!..
                                                             ЭДУАРД ПЕКАРСКИЙ
                                                            (13. 10. 1858 - 29. 6. 1934)
    Родился в обедневшей дворянской семье. Во время учебы в Харьковском ветеринарном институте участвовал в движении «народников». За это его в декабре 1878 года исключили из института и осудили на 5 лет ссылки в Архангельскую губернию. Он скрылся и под вымышленным именем устроился волостным писарем. Его выследили, и военно-полевой суд приговорил «государственного преступника» к 15 годам каторжных работ. Но московский генерал-губернатор, «принимая во внимание молодость, легкомыслие, болезненное состояние» Пекарского, заменил каторгу ссылкой «на поселение в отдаленные места Сибири с лишением всех прав и состояния». В Якутию он прибыл в ноябре 1881 года и прожил здесь 20 лет. За это время составил фундаментальный словарь якутского языка и получил широкую известность как языковед, этнограф и фольклорист. Позже (1931) стал почетным академиком Академии наук СССР.
    Подготовил Федор Рахлеев
    /Якутск вечерний. Якутск. 27 октября 2006. С. 50./



    Пекарский Эдуард Карлович [13 (25). 10. 1858, Игуменский уезд, ныне Червенский р-н Минской обл., Белоруссия, — 29. 6. 1934, С.-Петербург], российский языковед, этнограф, лексикограф, фольклорист. Чл.-корр. (1927), почётный академик (1931) АН СССР. В молодости участвовал в движении народников, был осуждён и сослан в 1871 в Якутию, где занялся изучением быта якутского народа, начал составлять словарь якутского яз. В 1899 в Якутске был издан первый выпуск словаря. Находясь в ссылке, принимал участие в экспедиции Вост.-Сибирского отд. Русского географич. общества (1894-96), а в 1903 — в Аяно-Нельканской экспедиции. Вернулся из ссылки в С.-Петербург в 1905 благодаря содействию Академии наук. Редактировал журнал «Живая старина» (1914-17), трёхтомник «Образцы народной литературы якутов» (на якутском яз., 1907-18), внёс уточнения в классификацию эпич. жанров якутского фольклора. Главный труд П. — Словарь якутского языка (т. 1-13, 1907-30, при участии Д. Попова и В. Ионова; второе изд., т. 1-3,1958). В последние годы жизни работал в Ин-те востоковедения АН СССР.
    /Большая энциклопедия в шестидесяти двух томах. Т. 36. Москва. 2006. С. 9./



                          Ф. 25. КАНЦЕЛЯРИЯ ИРКУТСКОГО ГЕНЕРАЛ-ГУБЕРНАТОРА
                                                                   ОП. 12. Д. 74. Карт. 1086.
    О доставлении в ВСОИРГО составленных политическим ссыльным Эдуардом Пекарским якутского словаря, сборника якутских сказок и собранных им этнографических сведений по Якутской области.
    21. 11. 1887 – 24. 02. 1888. 6 л.
                                             Ф. 293. ВОСТОЧНО-СИБИРСКИЙ ОТДЕЛ
                    ИМПЕРАТОРСКОГО РУССКОГО ГЕОГРАФИЧЕСКОГО ОБЩЕСТВА
                                                                   ОП. 1. Д. 475. Н. н.
    Пекарский Э. К. Программа экспедиционных работ для исследования домашнего и семейного быта якутов, проведенная Якутской экспедицией. (Приложение: письма Пекарского Э. К.)
    1894-1897.
    /Архивы России о Якутии. Вып. 1. Фонды Государственного архива Иркутской области о Якутии. Справочник. Отв. ред. проф. П. Л. Казарян. Якутск 2006. С. 152, 430./



                                                    СПИСОК ИСПОЛЬЗОВАННЫХ
                                            БИБЛИОГРАФИЧЕСКИХ ИСТОЧНИКОВ
    8. Библиография якутской сказки / Сост. Э. К. Пекарский // Живая старина. 1912. Вып 2/4. С. 529-532.
    14. Якуты. Опыт указ. ист.-этнол. лит. о якут. народности / Сост. П. П. Хороших; Под ред., предисл. Э. К. Пекарского. Иркутск: 1-я Гос. типолитогр., 1924. 48 с.
                                                                  РАЗДЕЛ ПЕРВЫЙ
                                                Литература дореволюционного периода
                                                  1. ЭТНОГРАФИЯ. АНТРОПОЛОГИЯ
                                                               1.1. Общие вопросы
    35. Природа и население России: В 4 ч. / Под ред. В. В. Битнера. - СПб.: Вестн. знания, 1906. Ч. 1: Народы Азиатской России. - 68 с.: ил.
    На с. 21-24, 31-35: О тунгусах и якутах (быт, одежда, пища, скотоводство, хлебопашество, охота на зверей).
    Рец.: Головачев П. М. // Сиб. вопр. 1906. Вып. 2. С. 94-95; Пекарский Э. К. // Живая старина. 1906. Вып. 4. С. 67.
    84. Протоколы заседаний Отделения этнографии [ВСОИРГО от 8 и 23 марта 1888 г.] // Изв. СОИРГО. 1888. Т. 19, № 3. С. 83-89.
    На с. 87-88: обсуждение работ Э. К. Пекарского и доклада Н. М. Ядринцева об этнографических картах Сибири.
    110. Попов Е. П. Некоторые данные по изучению быта русских на Колыме // ЭО. 1907. Кн. 72/73, № 1/2. С. 159-181.
    Рец.: Пекарский Э. К. // Живая старина. 1907. Вып. 3. С. 37-38.
                                           1.1.1. Научные общества, музеи, собрания коллекций
    136. Отчет о деятельности Русского комитета для изучения Средней и Восточной Азии в историческом, археологическом, лингвистическом и этнографическом отношениях... // Изв. Рус. ком. для изуч. Сред. и Вост. Азии. Сер. 2.
    ...за 1908 г. // ... 1910. № 10. С. 21-25.
    ... за 1909 г. //... 1912. № 1. С. 10-20.
    ...за 1910 г. // ... 1912. № 1. С. 43-52.
    ...за 1911 г. // ... 1913. № 2. С. 10-20.
    Сведения о выделении материальной помощи составителю якутского словаря Э. К. Пекарскому; Н. А. Виташевскому для систематизации материалов по первобытному праву якутов, собранных им и находящихся в Азиатском музее АН (С.-Петербург); В. В. Радлову для систематизации материалов А. Н. Никифорова и В. М. Ионова по якутскому шаманству; Н. А. Виташевскому для продолжения работ по изучению первобытного права якутов.
                                                                      1.3. Якуты
    187. Пекарский Э. К. Из якутской старины: [Одежда, пища, свадьба, шаманство, суеверия] // Живая старина. 1908. Вып. 4, отд. 2. С. 495-500.
    190. Трощанский В. Ф. Наброски о якутах Якутского округа / Пол ред. и с примеч. Э. К. Пекарского // Изв. ОАИЭ. 1911. Т. 27, вып. 2. С. 1-48; вып. 3. С. 49-96; вып. 4. С. 97-144. - Отд. отт. Казань: Тип. имп. Казан. ун-та. 1911. 144 с.
                                                             1.4. Тунгусы (эвенки)
    225. Пекарский Э. К., Цветков В. П. Очерки быта приаянских тунгусов: Доложено на заседании ист.-филол. отд-ния Акад. наук 16 нояб. 1911 г. // Сб. МАЭ. СПб., 1913. Т. 2, вып. 1. С. 1-127.
    231. Пекарский Э. К. Поездка к приаянским тунгусам: Отчет участника Нелькано-Аян. экспедиции, 1903 г. // Изв. ОАЙЭ. 1904. Т. 20, вып. 4/5. С. 175-191. - Отд. отт. Казань: Тип. имп. Казан. ун-та, 1904. 17 с.
    Сведения о тунгусах, проживающих по р. Нотора, Уй и Аян.
    Рец.: Богданов В. В. // ЭО. 1904. Кн. 63, № 4. С. 186.
    233. Пекарский Э. К. К вопросу о происхождении слова «тунгус»: [Отклик па ст. А. И. Шиманского] // ЭО. 1906. Кн. 70/71, № 3/4. С. 206-207.
    234. Абрамов И. А., Пекарский Э. К. На краю Сибири: Поездка к тунгусам, Якутск - Нелькан // Сиб. вопр. 1908. № 49-52. С. 119-135.
    237. Пекарский Э. К., Цветков В. П. Приаянские тунгусы // Живая старина. 1911. Вып. 2. С. 209-232; 1912. Вып. 3/4. С. 323-356.
    Статистико-этнографический очерк о тунгусах (с табл. и картой пути Аян - Ниман, 1903 г.).
    Рец.: Ухтомский Д. Е. // С.-Петерб. вед. 1912. № 170. - Подп. У. Д.
                                                   1.7.1. Обычное право якутов
    315. Пекарский Э. К. Якутский род до и после прихода русских // Памят. книжка Якут. обл. на 1896 г. Вып. 1 / Якут. стат. ком. Якутск, 1895. С. 1-48.
    Семейный и общественный строй якутов.
    332. Пекарский Э. К. Об организации суда якутов // Сиб. вопр. 1907. № 35. С. 15-18; № 36. С. 22-27.
    339. Трощанский В. Ф. Любовь и брак у якутов: Из якут. старины (к материалам по якут. обыч. праву) / Подгот. Э. К. Пекарский // Живая старина. 1909. Вып. 2/3, отд. 1. С. 17-34.
    Отрывок из посмертного труда «Наброски о якутах Якутского округа».
    340. Пекарский Э. К. Из области имущественных прав якутов: К пересмотру «Положения об инородцах» // С.-Петерб. вед. 1910. № 179.
    Рассмотрение отдельных пунктов о найме и займе.
                                                                    2. ФОЛЬКЛОР
                                                                2.1. Общие вопросы
    350. Пекарский Э. К. Заметка по поводу редакции «Верхоянского сборника» И. А. Худякова (Иркутск, 1890) // Изв. ВСОИРГО. 1895. Т. 26, № 4/5. С. 197-205. - Отд. отт. Иркутск: Тип. П. И. Макушина, 1896. 9 с.
                                                           2.3. Якутский фольклор
    364. Пекарский Э. К. Из преданий о жизни якутов до встречи их с русскими / Пер. с якут. // Сборник в честь семидесятилетия Г. Н. Потанина. СПб., 1909. С. 145-156. - (Зап. ИРГО (ОЭ). 1909. Т. 34). - Отд. отт. СПб.: Изд-во В. Ф. Киршбаума, 1909. С. 145-156.
    391. Пекарский Э. К. Чаачахаан: Якут. сказка // Живая старина. 1906. Вып. 2, отд. 2. С. 118-122.
    394. Пекарскнй Э. К. Из якутской старины // Живая старина. 1907. Вып. 2, отд. 2. С. 45-50.
    Три варианта рассказа о герое «Додоуусе» (по М. П. Овчинникову, М. Н. Андросовой (Ионовой), Л. А. Наумову).
                                                 2.3.1. Якутский героический эпос Олонхо
    414. Образцы народной литературы якутов / Изд. ИАН; Сост. Э. К. Пекарский. - СПб., 1907-1911. - Т. 1, ч. 1: Саха олоҥхолоро. - (Образцы народной литературы якутов; I: Тексты). - На якут.
    Вып. 1. 1907. 80 с.
    Содерж.: Дьулуруйар Ньургун Боотур.
    Вып. 2. 1908. С. 81-194.
    Содерж.: Тойон Ньургун-Бухатыыр; Өлбөт Бэргэн; Удаҕаттар Уолумар Айгыр икки.
    Вып. 3. 1909. С. 195-280.
    Содерж.: Күлкүл Бөҕө Оҕонньор, Силирикээн Эмээхсин икки.
    Вып. 4. 1910. С. 281-400.
    Содерж.: Баһымньы Баатыр Эрбэхтэй Бэргэн икки; Элик Боотур, Ньыгыл Боотур икки; Ини-бии: Айыыһыт сиэнэ Ала-Хара, Иэйэхсит-сиэнэ - Илэ-Хара бухатыырдар.
    Вып. 5. 1911. С. 401-475.
    Содерж.: Үүт аас бэйэлээх Үрүҥ Айыы Тойон ыччаттара; Орто дойдуга ороһулаан төрөөбүт Орой-Хара аттаах Оҕо Тулаайах; Өлүү-Үодүйбэ Бухатыыр; Аландаайы-Куландаайы Кулун Куллуруускай; Чаарчахаан; Чурум-Чурумчуку; Тииҥ Оҕонньор икки Таҥас Кыйат икки; Үс бырааттыылар; Кирииһэлиир Кирилэ; Хара Холорукай балыстаах Эр Соҕотох; Эриэдэл Бэргэн; Олоҥхолоон Обургу.
    Рец.: Залеман К. Т. О трудах Э. К. Пекарского по якутскому фольклору // ЭО. 1907. Кн. 74, № 3. С. 152-153; Кочевой. Якутские «сказки»-поэмы // Якут. обозр. 1912. № 81.
    415. Образцы народной литературы якутов, собранные И. А. Худяковым / Под ред. Э. К. Пекарского. - СПб. (Пг.): Изд-во АН. 1913-1918. - Ч. 1: Саха олонхолоро. - (Образцы народной литературы якутов; II: Тексты). - На якут.
    Вып. 1. 1913. С. 1-190.
    Содерж.: Чаркый икки Барылдыа икки; Котор кынаттаах; Үчүгэй Үодүйээн; Биэс ынахтаах Бэйбэрикээн эмээхсин; Урааньыкаан оҕонньор; Бэрт Хара; Оҕонньордоох эмээхсин; Хаан-Дьаргыстай; Чаарчаҕаан; Чыычаах икки Маҕыс икки; Оноҕостоон-Чуокаан икки Олоон-Долоон икки.
    Вып. 2. 1918. С. 191-258.
    Содерж.: Саха өһүн хоһооно; Саха ырыата; Саха таабырына; Саха төрдүн кэпсээнэ: Бэрт Хара; Хоро; Хаптаҕай Баатыр.
    416. Образцы народной литературы якутов / Сост. В. Н. Васильев; Под ред. Э. К. Пекарского. - Пг.: Изд-во АН, 1916. - (Образцы народной литературы якутов; III: Тексты). - На якут.
    Вып. 1: Саха олоҥхолоро: Куруубай Хааннаах Кулун Куллустуур. - V, 196 с.
    419. Овчинников М. П. Сордохай-богатырь (Уранхай саха олонхото) // Изв. ВСОИРГО. 1904. Т. 35, № 2. С. 1-8.
    Вольный перевод сказки «Несчастный богатырь»: путешествие богатыря в царство «Карак-хана» и женитьба его на дочери Кыс-Кылбая (записана в Олекм. окр. в 1889 г.).
    Рец.: Отзыв о Сордохай-богатыре // Живая старина. 1908. Вып. 4. С. 505-507; Пекарский Э. К. // Сиб. вопр. 1908. № 19/20. С. 88.
                                             3. РЕЛИГИОЗНЫЕ ВЕРОВАНИЯ И ПОВЕРЬЯ
                                                                 3.1. Общие вопросы
    449. Харузина В. Н. К вопросу о почитании огня: Введение в программу для [сбора] сведений о почитании огня у рус. крестьян и инородцев [якутов и чукчей] // ЭО. 1906. Кн. 70/71, № 3/4. С. 68-182. - Прил.: Программа: с. 182-205.
    Рец.: Пекарский Э. К. // Живая старина. 1907. Вып. 2, отд. 3. С. 21-23.
    450. Харузина В. Н. Заметки по поводу употребления слова «фетишизм» // ЭО. 1908. Кн. 76/77, № 1/2. С. 78-118.
    На с. 93, 107, 108, 110: о кукле как религиозном атрибуте у чукчей и якутов.
    Рец.: Пекарский Э. К. // Живая старина. 1908. Вып. 4, отд. 3. С. 503-504.
                                                    3.2. Верования и шаманизм якутов
    474. Трощанский В. Ф. Эволюция черной веры (шаманства) у якутов, с 10-ю фигурами и 4-мя прил. / Под ред. Э. К. Пекарского, доп. примеч. Э. К. Пекарского, Н. Ф. Катанова; Предисл. Н. Ф. Катанова. - Казань: Тип. имп. Казан. ун-та, 1902. - 208 с. разд. паг., 10 л. ил. - Прил.: 13 с.
    На с. 12-17: о прародине якутов. На с. 18-58: о религиозных представлениях и верованиях прежних якутов — Айыы, Абааһы, Иччи, Тангара. На с. 71-79: о жизни и душе — Тыын, Кут, Сюр. На с. 80-92: о вере в загробную жизнь ( Үөр), способы погребения. На с. 93-102: о вере в духов-покровителей. Культ предков. На с. 103-107: о жертвоприношениях. На с. 108-152: о шаманстве. В прил,: 1. Э. К. Пекарский. Текст объяснения якутов Якутской области об их обычаях и законах; 2. Справка консерватора Якутского музея П. В. Оленина об имеющихся в музее шаманских плащах; 3. А. А. Наумов. О верованиях якутов; 4. В. В. Попов. О жертвоприношении у якутов.
    Рец.: Новый труд о дохристианских верованиях якутов: Библиогр. заметка // Якут. ЕВ. 1903. № 21; Сержпутовский А. // Живая старина. 1907. Вып. I, отд. 3. С. 5-6.
    476. Пекарский Э. К., Васильев В. Н. Плащ и бубен якутского шамана // Материалы по этнографии России / Под ред. Ф. К. Волкова. СПб., 1910. Т. 1. С. 93-116: ил. - Библиогр.: с. 115-116.
    Рец.: Богданов В. В. // ЭО. 1910. Кн. 84/85, № 1/2. С. 183-184; Виташевский Н. А. // Живая старина. 1910. Вып. 1/2; Ионов В. М. // ЭО. 1911. Кн. 88/89, № 1/2. С. 284-289.
    495. Трощанский В. Ф. Опыт систематической программы для собирания сведений о дохристианских верованиях якутов / Ред. и примеч. Э. К. Пекарского // Изв. ОАИЭ. 1897. Т. 14, вып. 3. С. 292-360. - Отд. отт. Казань: Тип. имп. Казан. ун-та, 1897. VIII, 63, [2] с.
    То же // Живая старина. 1911. Вып. 2. С. 247-292.
                                     4. ХРИСТИАНСКАЯ ЦЕРКОВЬ И МИССИОНЕРСТВО
                                                         4.7. Переводческая деятельность
    1035. Пекарский Э. К. По поводу нового издания Православного миссионерского общества «Господа нашего Святое Евангелие от Матфея на якутском языке» (Казань, 1898 г.) // Якут. ОВ. 1899. № 3.
                                                                 РАЗДЕЛ ВТОРОЙ
                             Литература послереволюционного периода (1918-1931 гг.)
                                                 1 ЭТНОГРАФИЯ. АНТРОПОЛОГИЯ
                                                               1.1 Общие вопросы
    1143. Виноградов Г. С. Этнографические изучения ВСОРГО: Семьдесят пять лет Вост.-Сиб. отд. Рус. геогр. о-ва, 1851-1926 // Изв. ВСОРГО. 1926. Т. 50. С. 3-37.
    Сведения об якутских экспедициях Р. К Маака, Г. Л. Майделя, К. К. Неймана, А. Л. Чекановского, И. М. Сибирякова; обзор тр. А. Павловского, Д. М. Павлинова, Н. С. Горохова, И. А. Худякова, И. В. Шкловского, Н. А. Виташевского, В. Л. Серошевского, В. И. Подгорбунского, П. П. Хороших, Э. К Пекарского и др.
                                                                        1.2. Якуты
    1161. Пекарский Э. К., Попов Н. П. Среди якутов: Случайные заметки [по этнографии и фольклору] / Изд. Якут. секции ВСОРГО. - Иркутск, 1928. - 33 с.
                                   1.2.1. Якутские обычаи и обряды. Праздник Ысыах
    1170. Пекарский Э. К. Ысыах // Словарь якутского языка / АН СССР; Сост. Э. К. Пекарский. Л., 1927. Т. 3. С. 3834-3835.
    1171. Пекарский Э. К., Попов Н. П. Средняя якутская свадьба // Вост. зап.: Сб. / Ин-т живых вост. яз. им. А. С. Енукидзе. - Л., 1927. Т. I. С. 201-222.
                                                                1.3. Обычное право
    1182. Пекарский Э. К. Материалы по якутскому обычному праву: (Три док. 1823 г.) // Сб. МАЭ. Л., 1925. Т. 5, вып. 2. С. 657-708.
    Законы и обычаи инородцев Олекминского и Верхоянского окр.
                                                                       2. ФОЛЬКЛОР
                                                        2.2. Якутский фольклор. Олонхо
    1212. Река Лена: Якут. песни / Пер. с якут. Е. Д. Николаева; Сообщено Э. К. Пекарским // Вост. Сибирь. 1918. № 12.
    1216. Пекарский Э. К. Предание о том, откуда произошли якуты // Сиб. живая старина. 1925. Вып. 3/4. С. 137-144.
    Предание записано П. Н. Малыгиным со слов якута И. Н. Никифорова в 1907 г. (5-й Мальжегар. наслег Зап.-Кангалас. улус).
    Рец.: Турунов А. Н. // Сев. Азия. 1925. Кн. 5/6. С. 192.
                                              ВСПОМОГАТЕЛЬНЫЕ УКАЗАТЕЛИ
                                                                 Указатель имен
    Пекарский Э. К., 35, (84), 110, (136), 187, 190, 225, 231, 233, 234, 237, 315, 332, 339, 340, 350, 364, 391, 394, 414-416, 419, 449, 450, 474, 476, 495, 1035, (1143), 1161, 1170, 1171, 1182, 1212, 1216.
    /Грибановский Н. Н.  Библиография Якутии. Ч. V. Этнография. Антропология. Фольклор. Религиозные верования и поверья. Христианская церковь и миссионерство. Якутск. 2006. С. 9, 15-16, 20, 22, 24-25, 29, 32-33, 39, 41-42, 44, 46, 48-49, 52, 54, 56, 101, 109-112, 114, 124./








    /Василий Васильевич Никифоров-Кюлюмнюр. Фотографии. Документы. Якутск. 2006. С. 45,61, 88-89, 140, 150, 154./

                                                               Чтобы помнили
                        В ПЕТЕРБУРГЕ ВОССТАНОВЯТ ПАМЯТНИК ПЕКАРСКОМУ
     Правительство Якутии займется реконструкцией памятника автору «Словаря якутского языка» Эдуарду Пекарскому (1858-1934 гг.) в Санкт-Петербурге.

    Изольда Тихоновская
    Памятник известному ученому, языковеду, этнографу, фольклористу, почетному академику АН СССР, словарь которого отмечен золотыми медалями Академии наук и Русского географического общества, находится в плачевном состоянии и нуждается в реставраций. Как сообщили в администрации петербургского МО «Петровский», в июне во время своего визита посетивший могилу знаменитого ссыльного президент Якутии Вячеслав Штыров дал поручение восстановить памятник.
    В рабочую группу по реализации этого проекта вошли Постоянный представитель Якутии в Петербурге Галина Макарова, генеральный директор ОАО «Якутскэнерго» Константин Ильковский, руководители МО «Округ Петровский» Дмитрий Ильковский и Александр Габитов.
    /Якутия. Якутск. 29 августа. 2007. С. 1./


                                                       ОЛОНХО: ПУТЬ К ШЕДЕВРУ
    Фольклор якутов был в центре внимания с момента исследования Восточной Сибири русскими и зарубежными исследователями. Их выдающийся вклад в сборе, издании и изучении произведений якутского фольклора на всех этапах становления и развития якутской фольклористики достаточно изучен и получил достойную оценку в якутской фольклористике... Основанная еще при Петре I Российская Академия наук (1725) занялась изучением народов, населяющих обширную территорию Сибири в целом, Восточной Сибири, в частности. В поле зрения попали и якуты, самый северный народ тюркского происхождения...
    Г. Миллер побывал в Якутске и в Якутском уезде с лета 1736 г. до лета 1737 г...
    Например, описанный Миллером якутский обряд жертвоприношения на празднике якутов ысыах был обнаружен студентом Казанской духовной академии В. В. Поповым и опубликован в вид Приложения к труду В. Ф. Трощанского под редакцией Э. К. Пекарского (в сопроводительной справке данное описание приписывается Миллеру) [* Трощанский В. Ф. Эволюция черной веры (шаманства) у якутов. – Казань, 1902. – С. 182-185.]...
    Миддендорфом было зафиксировано начало олонхо «Эриэдэл Бэргэн», где в сжатой форме было передано основное содержание олонхо на русском языке, данный фрагмент представляет собой первую фиксацию якутского героического эпоса. Именно ему принадлежит мысль о родстве якутского олонхо с богатырскими сказками киргизов и татар Южной Сибири. При возвращении исследователь материалы, относящиеся к языку якутов, передал своему другу, известному лингвисту, академику О. Н. Бетлингку, с именем которого связан другой этап изучения и издания якутского фольклора.
    Последний заинтересовался якутским языком, и в течение семи месяцев он учил язык с помощью уроженца Якутской области Афанасия Яковлевича Уваровского. В результате появились первая якутская научная грамматика «О языке якутов» О. Бетлингка, знаменитые «Воспоминания» А. Уваровского, его фольклорные тексты. «Воспоминания» стали первым литературным произведением на якутском языке, а в записанном по памяти А. Уваровским олонхо «Эр Соготох» («Муж одинокий») сохранены высокий стиль и красота эпического языка, передан сюжет и основные образы олонхо. Именно Бетлингк впервые ввел в научный оборот якутские термины олонхо и олонхосут.
    Уваровский родился в Жиганске (Верхоянский улус) в 1800 г. в семье русского исправника, а мать была простой якутской женщиной, которая привила сыну любовь к родному якутскому языку и богатому устному народному творчеству. Будучи чиновником канцелярии Якутского областного правления, Уваровский объездил много улусов Якутской области. В его «Воспоминаниях» описываются суровые пейзажи и бытовые картины северного края, обычаи и нравы якутов. Особенно выразительны отрывки о любимой матери, о суровой жизни охотника-тунгуса и заключенных из Охотска...
    Таким образом, родившийся в Якутии русский чиновник, считавший якутский язык родным, истинный патриот сурового края, знаток фольклора Уваровский внес свой значительный вклад в развитие письменного художественного языка якутов, в изучение якутского языка и фольклора. Впоследствии известный русский писатель И. А. Гончаров, многие исследователи края, такие как В. Левенталь, Н. Виташевский, И. Майнов, В. Ионов, Э. Пекарский высоко оценят «Воспоминания» и олонхо «Эр Соготох» Уваровского...
    90-е гг. XIX в. стали следующим этапом в сборе, изучении и издании якутского фольклора. Труды исследователей Якутской (Сибиряковской) экспедиции (1894-1896 гг.) представлены именами талантливых исследователей, впоследствии всемирно известных востоковедов, этнографов и фольклористов В. В. Радлова, М. М. Ковалевского, К. Г. Залемана, И. П. Минаева, Ф. Е. Корша, Г. Н. Потанина, и блестящей плеяды их учеников В. В. Бартольда, С. Ф. Ольденбурга, И. Ю. Крачковского, Н. Я. Марра и др. По инициативе бывшего политического ссыльного Д. А. Клеменца была организована научная экспедиция на средства мецената И. М. Сибирякова. В программе экспедиции помимо изучения мировоззрения и духовной культуры якутов был специальный раздел по устному творчеству. Для участия в экспедиции были приглашены политические ссыльные, отбывающие срок в Якутии, среди них Э. К. Пекарский, С. В. Ястремский, В. М. Ионов, И. И. Майнов, Н. Л. Геккер, Ф. Я. Кон, В. Е. Горинович, В. В. Ливадин, Г. Ф. Осмоловский, Л. Г. Левенталь, С. А. Ковалик, Н. А. Виташевский и др., впоследствии ставшие известными якутоведами, фольклористами, исследователями края и внесшие огромный вклад в якутоведение. К сбору фольклорных произведений и этнографических материалов по народам Севера были привлечены В. Г. Тан-Богораз и В. И. Иохельсон. В экспедиции впервые в большом количестве приняли участие представители якутской и местной интеллигенции (В. В. Никифоров, Е. Д. Николаев, А. И. Попов, А. П. Афанасьев, М. Н. Ионова-Андросова и др.).
    Якутские материалы, собранные экспедицией, поражают масштабностью и уникальностью, доселе неизвестной в науке о якутах. Естественно, эта экспедиция по широте охвата народной жизни и быта, по направлениям, по научному уровню превзошла ранние экспедиции. Было решено издать «Труды» якутской экспедиции, снаряженной на средства И. М. Сибирякова, в 13 томах, объемом в 530 п. л. Хотя до революции не удалось осуществить этот грандиозный план, однако, то, что было подготовлено и издано, стало непревзойденным в области фольклора, языка и этнографии якутов.
    Прежде всего это — «Образцы народной литературы якутов» под редакцией Э. К. Пекарского [* Образцы народной литературы якутов, собранные Э. К. Пекарским. - Ч. 1. - Вып. 1. - СПб, 1907. - С. 1-80; Вып. 2. - 1907. - С. 81-112, 113-147; Вып. 2. - 1909. - С. 148-194; Вып. 3. - 1909. - С. 195-280; Вып. 4. -1910. - С. 281-310; (Басымньы Баатыр и Эрбэхтэй Бэргэн), с. 311-395, с. 396—400 (Братья-богатыри внук Айыысыт Ала Хара и внук Иэйэхсит Илэ Хара); Вып. 5. - 1911. - С. 401-426 (Потомки молочно-белого вида Юрюнг Айыы Тойона); Т. 2. Образцы народной литературы якутов, собранные И. А. Худяковым. - Спб, 1913. - Вып. 1. - С. 73-103 (Юрюнг Уолан), с. 104-144 (Сильный человек Кёнчё Бёгё), с. 145-176 (Хаан Дьаргыстай); Образцы народной литературы якутов, собранные И. А. Худяковым. - Вып. 1. - С. 34-50 (Бэрт Хара), с. 51-72 (Старик со старухой); Образцы народной литературы якутов, записанные В. Н. Васильевым. - 1916. - Вып. 1. - С. 196. (Строптивый Кулун Куллустуур).], явившиеся, как бы, продолжением «Образцов народной литературы тюркских племен» В. В. Радлова (1866-1907) и которые можно сопоставить с «Образцами народной литературы монгольских племен» Ц. Ж. Жамцарано (1913-1930). Якутские «Образцы...» — непревзойденная до сих пор публикация текстов якутского олонхо (9 полных текстов, 10 сокращенных записей, отрывков олонхо, а также тексты песен и сказок на якутском языке). Первый том в пяти выпусках (1907-1911) включает семь полных текстов олонхо, в том числе «Нюргун Боотур Стремительный» (К. Г. Оросин, Ботурусский улус), «Богатырь Тойон Нюргун» (запись Н. Попова, Ботурусский улус), «Бессмертный Витязь», «Элик Боотур и Ньыгыл Боотур», «Шаманки Уолумар и Айгыр» (Н. Абрамов, Ботурусский улус), «Старик Кюл-Кюл и старуха Сириликээн» (М. Н. Ионова-Андросова).
    Второй том (2 выпуска, 1913-1918) полностью был посвящен верхоянским материалам И. А. Худякова (переиздание «Верхоянского сборника»). В третьем томе (выпуск 1, 1918) было выпущено олонхо «Строптивый Кулун Куллустуур» (И. Г. Тимофеев-Теплоухов, 1906), которое является наиболее крупной записью дореволюционного времени (запись известного этнографа, фольклориста В. Н. Васильева). К сожалению, «Образцы...» не имели предисловия и перевода на русский язык. Тем не менее вся текстологическая и редакционная работа, проделанная Э. К. Пекарским совместно с другими исследователями, представляет собой уникальный труд в сохранении записей образцов якутского фольклора. Например, в них впервые представлены на языке оригинала основные эпические тексты олонхо, записанные со слов олонхосутов центральной и северной Якутии. По мнению эпосоведов (В. В. Илларионов), исключительная ценность «Образцов» заключается в том, что произведения эпической классики якутов, при всех объяснимых недостатках, представлены с соблюдением научных требований записи и публикации того времени. В текстах сохранены архаизмы и диалектные особенности говоров сказителей. В предисловии и комментариях охарактеризованы, оговорены принципы записи и подготовки их к изданию. Все это позволяет судить о степени достоверности записанных и опубликованных текстов. Впоследствии якутские «Образцы...» Э. К. Пекарского наравне с «Образцами...» В. В. Радлова и Ц. Ж. Жамцарано так и были оценены по достоинству, представляя собой устную культуру тюркских и монгольских народов Сибири в прошлом и остаются крупнейшими фольклорными изданиями до революции.
    Если «Образцы...» Пекарского обогатили российскую фольклористику огромным количеством текстов эпического наследия якутов на родном языке, то «Образцы народной литературы якутов» С. В. Ястремского (рукопись подготовлена в конце XIX в., издана в 1929 г.) [* Ястремский С. В. Образцы народной литературы якутов: Труды Комиссии по изучению ЯАССР. - Л., 1929. - Т. VII. - С. 13-55, с. 56-76, с. 77-99, с. 100-121, с. 122-152.] дали превосходный перевод олонхо на русском языке...
    В 20-30-х гг. XX в., на первом этапе развития якутской фольклористики, деятельность группы энтузиастов из среды научной интеллигенции по сбору, публикации и исследованию олонхо протекала в Якутской комплексной экспедиции Академии наук СССР (1925—1930 гг.), Комиссии по изучению Якутской АССР Академии наук СССР, Якутском краевом географическом обществе, научно-исследовательском обществе «Саха кэскилэ». Зачинатель якутской художественной литературы, Д. Е. Кулаковский, выдающийся якутский этнограф и фольклорист Г. В. Ксенофонтов, один из первых якутских коммунистов и руководителей советского строительства, основоположник якутской советской литературы, ученый-филолог, поэт-олонхосут, первый директор Научно-исследовательского института языка и культуры П. А. Ойунский, первый лингвист из якутов, создатель якутской массовой письменности С. А. Новгородов, известный советский этнограф, специалист по северным народам, уроженец Якутии А. А. Попов, краевед-собиратель, участник Якутской комплексной экспедиции АН СССР П. В. Слепцов — стали продолжателями дела, начатого еще до революции И. А. Худяковым и участниками Сибиряковской экспедиции 1894-1896 гг. Преемственность в первую очередь поддерживалась благодаря непосредственному участию бывшего члена экспедиции Э. К. Пекарского в работе не только Якутской комплексной экспедиции Академии наук СССР (1925-1930 гг.), Комиссии по изучению Якутской АССР Академии наук СССР, но и в деятельности научно-исследовательского общества «Саха кэскилэ».
    В первую очередь, нам следует отметить, что в 1929 г. Якутская экспедиция АН СССР, продолжая дело, начатое членами Сибиряковской экспедиции, издала на свои средства под редакцией Э.К.Пекарского большой том «Образцов народной литературы якутов» С. В. Ястремского.
    В книге были даны пять полных текстов олонхо. После «Верхоянского сборника» это было самое капитальное издание якутского героического эпоса в переводе на русский язык. Вклад Якутской экспедиции в эпосоведение не исчерпывается этим. Тщательное изучение материалов, собранных в те далекие 20-е гг. членами экспедиции В. Н. Васильевым, В. В. Никифоровым, И. П. Сойкконеном, П. В. Слепцовым, Д. Д. Травиным, но оставшихся невостребованными до сих пор, расширят наши знания о состоянии не только традиционного быта якутов, но и сказительского искусства в те годы. Сегодня из разных источников известно, что А. Е. Кулаковский, С. А. Новгородов, Г. В. Ксенофонтов в те годы записывали олонхо из уст сказителей, однако эти тексты безвозвратно утеряны или еще пылятся на архивных полках. Их деятельность на ниве олонховедения также ждет своих пытливых исследователей...
    Изучение качества всех записей, методики и методов собирания олонхо и его истории — дело будущего. Отрадно отметить, сегодня этот вопрос поставлен в статьях и диссертационных работах. Например, в диссертации Т. В. Илларионовой «Текстология олонхо “Могучий Эр Соготох”» исследованы все варианты и версии цикла олонхо «Эр Соготох». Выбор объекта исследования очень удачный во всех отношениях. Эта олонхо записывались и до революции, и в советский период не только от руки, но и на магнитофон, издавались в «Образцах...» Э. К. Пекарского, С. В. Ястремского, а также в серии «Фольклор народов Сибири и Дальнего Востока»...
    А. Е. Захарова, к. филол. н.,
    С. Д. Мухоплева, к. филол. н.
    /Россия и Якутия: сквозь призму истории. Якутск. 2007. С. 281, 283, 290-291, 294, 297, 303./





    28/ХII 1923 года.
Глубокоуважаемый С[ергей] В[асильевич Ястремский], уже с 5 кла[сса] Якутского реального училища, ознакомившись с фонетической частью Вашей грамматики якутского языка, я стал Вашим почитателем и остался таковым до настоящего времени.
    Много восторженных отзывов о Вашей работе над якутским языком я слышал от своею сонаслежника Афанасия Андреевича Саввина (Чочоолоп уола) из елани Бэртиэмэлээх в 5 в[ерстах] от Чурапчи.
    В бытность мою в кач[естве] научного сотруд[ника] P[оссийской] Ак[адемии] н[аук] помощником Э. К. Пекарского по составлению словаря якутского языка с 1 мая 1921 года по 1 мая 1923 года я слышал от Эдуарда Карловича, что у Вас имеются части якутских былин (олонхо) и др[угие] виды як[утского] народного творчества.
    В наст[оящее] время, когда открывается як[утская] секция при Ц[ентральном] вост[оч-ном] издательстве, я указал своим соплеменникам, работникам в Московском представительстве ЯАССР (декретированной 10 мая 1922 года), на большую научную ценность Ваших записей, часть которых находится на руках у Э. К. Пекарского, который весною тек[ущего] года был готов передать, с Вашего разреш[ения], представительству ЯАССР эти Ваши рукописи на предмет напечатания по междуна[ародной] транскр[ипции], примененной мною к якутскому языку.
    По поручению Моск овского представительства ЯАССР обращаюсь к Вам с просьбой представить ему Ваши якутские материалы на условиях, какие угодно будет Вам поставить.
    Свое решение благоволите сообщить представительству ЯАССР по адресу: Москва, Спасско-Садовая, д. 16, и также Э. К. Пекарскому по адресу: Петроград, Вас[ильевский] о[стров], Университ етская] набер ежная], д. 5, кв. 28. Почтительнейше прошу Вас не отказ ать в любезности сообщить и мне, хоти бы в сжатом излож ении], о Вашем решении - смею надеяться, что оно будет полож[ительным], на предмет переговоров по принятию рукописей от Э. К. Пекарского. Мой нач товый] адрес: П етроград, Вас ильевский о стров, 7 линия, д 2, кв. 4.
    Остаюсь с соверш[енным] почтением к Вам научный сот[рудник] научно-исследовательского Института сравнит[ельной] истории, литературы и языков З[апада] и В[oстока] при ф[акультете] о[бщественных] н[аук] Петроград[ского] гос[ударственного] университета якут 2-го Хатыл[инского] насл[ега] Бот[урусского] улуса.
   С. Новгородов
    При сем честь имею препроводить Вам но одному экземпляру букваря и хрестоматии на як[утском] яз[ыке], отпечатанные летом с[его] г[ода] в типографии Р[оссийской] А[кадеми] наук .
    РНА СО СС НК архыыбыттан. Ф 4. Уопп. 9. Дь. 55. 1-3 лл.


                               В ОТДЕЛЕНИЕ ИСТОРИЧЕСКИХ НАУК И ФИЛОЛОГИИ
                                                   РОССИЙСКОЙ АКАДЕМИЙ НАУК
    Научного сотрудника Росс. Академии Наук
    С. А. Новгородова
                                                                           Заявление
    Привлеченный в состав научных сотрудников Росс. Наук в качестве помощника Э. К. Пекарского по составлению якутского словаря 1 мая 1921 года, я неукоснительно вел свою работу в сознании всей ее важности: несмотря на то, что 7 февраля 1922 года мною была получена из Москвы телеграмма за подписью кандидата ВЦИК М. К. Аммосова о назначении моем в состав Якутского представительства при Народном комиссариате по Делам Национальностей. Я немедленно представил эту телеграмму Э. К. Пекарскому и по его совету непременному секретарю РАН а[кадемику] С. Ф. Ольденбургу, который обратился 9 февраля 1922 года с письмом своим за № 205 на имя М. К. Аммосова. В этом письме говорилось, между прочим: «С. А. Новгородов ведет в Академии чрезвычайно ответственную работу по составлению якутского словаря. Эта работа помимо значения ее для науки, имеет громадную практическую важность и для якутского народа. Достаточно сказать, что из народов Европы только очень немногие располагают таким исчерпывающе-точным пособием, каким должен стать для якутов составляемый Новгородовым словарь. Главным редактором словаря является Э. К. Пекарский, при котором Новгородов состоит единственным сотрудником» и ...Росс. ак. Наук настоятельно просит освободить Новгородова от необходимости покинуть Петроград и тем предоставить ему возможность докончить начатое им дело».
    Только благодаря этому письму, я имел возможность продолжать свою работу по составлению словаря якутского языка. Я старался по мере сил своих оправдать все надежды Э. К. Пекарского, изложенные им письменно летом 1921 года в словах: «Твердо уверен, что его (т.е. Новгородов) сотрудничество будет плодотворно для обрабатываемого мною словаря во всех отношениях, в смысле полноты, точности, в определении значения того или другого и в переводе оправдательных примеров, а также и в смысле ускорения самой работы». Больше того, увидев, что монгольские сравнения с якутским языком делаются Э. К. Пекарским по краткому словарю Шмидта, я уже в 1921 году предложил Э. К. Пекарскому пользоваться более точным словарем Ковалевского или Голстунского.
    И только с помощью проф. В. Л. Котвича, привлеченного по моей инициативе к окончательному чтению монгольских сравнений в виду недоверия Э. К. Пекарского к моим сравнениям, которые он не в состоянии был проверить сам, удалось в начале 1923 года получить для наших работ из Азиатского музея словарь Голстунского.
    Э. К. Пекарский, давший обещание в начале моего сотрудничества поместить мою фамилию на обложке (словаря) в числе лиц, принимавших ближайшее участие в составлении словаря, два раза [летом 1922 г. и 7 февраля 1923 года], подтверждавший это обещание в процессе работы, заявил мне 17 апр[еля] 1923 г[ода], когда я прочитал корректуру 111-го листа, последнего листа 1-го выпуска II тома словаря якутского языка, и подготовил к печати вместе с ним еще два следующих выпуска, что на обложке словаря не будет моей фамилии, сказав, что будет помещена вкладная цветная полоска со словами: «Начиная с 99-го печ[атного] листа участие в обработке словаря принимал С. А. Новгородов» и будет сказано в послесловии о моем участии в обработке словаря.
    Так как это не могло вполне удовлетворить меня, то я заявил неременному секретарю РАН 19-го апреля с. г. что я вынужден буду прекратить свою работу по составлению якутского словаря, если не будет исполнено первое обещание Э. К. Пекарского.
    Узнав об этом твердом решении. Э. К. Пекарский заявил мне 30 апреля с. г., что в 1-м выпуске II-го тома словаря не будет и полоски. Таким образом я лишаюсь доказательств своей работы по составлению якутского словаря перед якутским народом вплоть до появления послесловия к словарю через 5-10 лет.
    Не говоря уже о научной справедливости, а просто в целях подтверждения истинности письма Непременного Секретаря РАН от 9 февраля 1922 года за № 205 почтительнейше прошу Отделение исторических Наук и Филологии предложить Э. К. Пекарскому отметить в I-ом, II-ом и III-м выпусках второго тома Словаря якутского языка, что я принимал участие в обработке словаря, начиная со слова min (99-й печ. лист) и кончая словом сырҕаннаа (У) и со слова та по слово majыаха включительно.
    В заключение, при всей своей любви к словарной работе в области родного мне языка, в виду создавшихся условий вынужден почтительнейше просить Отделение Исторических Наук и Филологии РАН освободить меня от сотрудничества с Э. К. Пекарским и не отказать мне в положенном авторском гонораре за фактически сработанное (подготовленное к печати) количество листов, ибо Э. К. Пекарский по неизвестным мне соображениям успел представить к оплате лишь слог ci. Остаются еще непосредственными уже обработанные при моем участии слоги со, co, су, су, сы-сып, начало сыр и та-таj по слово majыаха включительно (всего не менее 10 печатных листов).
    4 мая, 1923 г.
    Научный сотрудник РАН С.Н.
    РНА СО СС НК архыыбыттан. Ф. 4. Уопп. 9. Дь. 98 Л. 22.

    /Лингвист Семен Андреевич Новгородов. Хаартыскалар, докумуоннар, ыстатыйалар. Дьокуускай. 2007. С. 82, 84, 126-128./




                                             РОССИЙСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ
                                           АРХИВ И ЛИТЕРАТУРЫ И ИСКУССТВА
                                                                      (РГАЛИ)
                                                                 Личные фонды
                                         Фонд № 1209 “Пекарский Эдуард Карлович”.
                Этнограф, участник революционного движения, почетный член АН СССР.



    /История Якутии в документах архивов г. Москвы. (Краткий справочник) Сост. А. А. Калашников. Якутск. 2007. С. 171-173./

                                                                        ПЕРСОНАЛИИ

    Пекарский Эдуард Карлович (1858-1934) — ссыльнопоселенец (1881-95), народник, этнолог, фольклорист, языковед; урож. Минской губ.; дворянин, студент Харьковск. ветеринарного инст-та; судим за хранение нелегальн. литературы; 1878 — 5 лет ссылки в Архангельскую губ., бежал в Тамбовскую губ., член общества «Земля и воля»; 24. 12. 1879 — участник студ. беспорядков, скрывался от полиции, живя по фальшивому паспорту; 1880 — приговорён к 15 гг. каторжных работ, заменённых ссылкой в Сибирь с лишением всех прав и состояния; 1881 — водворён в Якутск, поселён в 1-м Игидейском наслеге Ботурусского улуса, занялся изучением якутск. языка, культуры и быта; 1894-96 — член Сибиряковской эксп.; 1895 — записал от сказителя К. Г. Оросина вариант олонхо «Нюргун Боотур Стремительный» (пер. на русск. яз. Г.У. Эргиса, 1947); 1895 — получил право возвращения из ссылки, но остался в Якутске для подготовки своего «Якутско-русского словаря» (7 тыс. слов), «Верхоянского сборника» И. А. Худякова (под ред. Э.К. Пекарского) и подготовки «Инструкции» по земельной уравнительной реформе губерн. В. Н. Скрипицына. В Якутске работал бухгалтером и проживал у якута-торговца Васильева (Бучука); 1903 — член Аяно-Нельканской эксп. В. Е. Попова; автор 3-томного русско-якутского словаря; 1905-10 — сотр. этногр. отдела Русского музея, 1914-17 — секретарь отд. этнографии РГО, член комиссии по изучению Якутии; ред. журнала «Живая старина»; 1927 — чл.-корр., 1931 — почётн. академик АН СССР. Награждён Большой золотой медалью ИРГО (1912) (Пекарский Э. К. Словарь якутского языка. Изд.1. Вып. 1-13 (1925-30). Изд. 2. Т. 1-3 (1958); Катин-Ярцев В. Н. В тюрьме и ссылке // Каторга и ссылка. 1925. № 3; Кротов М. К. Якутская ссылка 70-80 гг. С. 207).
    /Попов Г. А.  Сочинения. Том III. История города Якутска. 1632-1917. Якутск. 2007. С. 239./



    И.В. Пухов,
    кандидат филологических наук,
    Заслуженный деятель науки РС(Я)
                                            ОЛОНХО — ДРЕВНИЙ ЭПОС ЯКУТОВ
    ...Венцом словесного искусства якутского народа, его любимым и наиболее характерным видом творчества являются большие героические сказания, называемые олонхо.
    Олонхо — общее название героического эпоса якутов, состоящего из множества больших сказаний. Средний размер их — 10-15 тысяч стихотворных строк. Крупные олонхо по объему доходят до 20 и более тысяч строк. Путем контаминации различных сюжетов якутские олонхосуты (сказители олонхо) в прошлом создавали еще более крупные олонхо, но они остались незаписанными.
    Сейчас никто не знает, сколько всего олонхо было в период расцвета его бытования. Можно сказать, что «бесчисленное множество». Подсчет всех одновременно существовавших олонхо крайне затруднителен. Дело в том, что любой сюжет из одного олонхо можно более или менее свободно перенести в другое или просто сократить, выбросив целые сюжеты или отдельные детали, эпизоды, различные описания. «Взаимопроникаемость» и возможность сокращения или увеличения объема олонхо без особого ущерба для его содержания и логики развития событий являются характерной особенностью якутского эпоса, следствием сходства сказаний. Якутские олонхо — эпос очень древнего происхождения. Их истоки восходят еще к тем временам, когда предки якутов жили на своей прежней родине и тесно общались с предками тюрко-монгольских народов Алтая и Саян. Об этом говорит наличие общих черт в сюжете олонхо и сюжете эпоса этих народов, а также сходство в строе языка и составе лексики...
    Среди записанных олонхо есть одно, которое можно считать основой олонхо П. А. Ойунского «Ньургун Боотур Стремительный». Это — олонхо, тоже «Ньургун Боотур Стремительный», записанное малограмотным якутом К. Г. Оросиным в 1895 г. по просьбе политссыльного Э. К. Пекарского — впоследствии знаменитого ученого.
    Э. К. Пекарский провел над рукописью К. Г. Оросина большую текстологическую работу и поместил в своих «Образцах». Интересно, что все остальные записанные олонхо под тем же названием «Ньургун Боотур» не имеют никакого отношения к сюжету олонхо К. Г. Оросина и П. А. Ойунского.
    В советское время известный фольклорист Г. У. Эргис выпустил это олонхо отдельным изданием, разбив текст на стихи (но не затронув основы текстологической работы Э. К. Пекарского) и снабдив параллельным переводом на русский язык и научным аппаратом.
    Прежде всего, интересно свидетельство Э. К. Пекарского, что это олонхо К. Г. Оросин усвоил от одного олонхосута из Жулейского наслега (родного наслега П. А. Ойунского). Это значит, что варианты К. Г. Оросина и П. А. Ойунского имеют один источник. Сличение текста олонхо показывает, что это действительно варианты одного и того же олонхо...
    /Ойунский П. А.  Ньургун Боотур Стремительный. [Якутский героический эпос Олонхо.] Перевел на русский язык В. В. Державин. Якутск – Москва. 2007. С. 390, 411./



                    МЕЖДУНАРОДНЫЕ СВЯЗИ НАЦИОНАЛЬНОЙ БИБЛИОТЕКИ
                                                   РЕСПУБЛИКИ САХА (ЯКУТИЯ)
    Национальная библиотека Республики Саха (Якутия) (НБ) как одно из ведущих учреждений культуры республики активно развивает международную деятельность, устанавливая деловые связи с крупнейшими библиотеками мира, участвуя в работе ИФЛА, являясь членом сети библиотек ЮНЕСКО...
    В 2001 г., благодаря внедрению в России новых технологий и повсеместному распространению доступа в Интернет, НБ получила библиографический список якутских изданий и изданий о Якутии, которые находятся в фонде Библиотеки Конгресса США. Всего в списке 483 названия. Это в основном новые издания, характеризующие нашу республику с исторической, географической, экономической и культурной стороны.
    Наиболее ранние издания - это «Словарь якутского языка» Э. Пекарского, «Якуты» В. Серошевского, «Памятная книжка Якутской области» и др. Из последних лет - книги, выпущенные еще в Советском Союзе, которые составляют львиную долю изданий. Это итоги планомерной и систематической работы Библиотеки Конгресса в области международного книгообмена.
                                                              БИБЛИОГРАФИЯ
    19. Международные связи Национальной библиотеки Республики Саха (Якутия) // Вестн. Нац. б-ки Респ. Саха (Якутия). - 2005. - N 1 (3) - С. 98-101.
    /Самсонова В. А.  Национальная библиотека Республики Саха (Якутия): ракурс преобразований. Статьи и доклады. Якутск. 2007. С. 81, 83, 120./

                                                    ЯКУТСКАЯ КНИГА В АМЕРИКЕ:
                                                            ПОИСКИ И НАХОДКИ
    Изучение книжного дела в современных условиях государственного и культурного возрождения, когда усиливается интерес народа к своему прошлому, к истории языка, печати и книги, достаточно актуально.
    Эволюция функционирования книги позволяет выявить уровень развития культуры народа в тот или иной период и вместе с тем определить вклад книги в жизнь общества - степень воздействия на его развитие, содействие научному, техническому, социальному прогрессу.
    Получив статус национальной, наша библиотека активизировала развитие научных исследований различных аспектов библиотечного и книжного дела. Начата работа над темой «Якутская книга и произведения о Республике Саха (Якутия) за рубежом». Основная цель исследования - изучить историю издания и распространения публикаций о Якутии за рубежом, наличие и состав фондов якутской книги в зарубежных фондохранилищах.
    Наиболее эффективными способами сбора информации в настоящее время являются выезды в крупнейшие библиотеки мира переписка, международный книгообмен, а с внедрением новых современных технологий - поиск информации по сети Интернет.
    Начало активному формированию экстериорики в Национальной библиотеке Республики Саха (Якутия) положено в результате поездки автора в город-побратим Якутска - Фэрбэнск (штат Аляска-США) в 1992 г. Одним из главных открытий этой поездки было знакомство с архивом Михаила Винокурова, который стоял у истоков создания русского фонда Библиотеки Конгресса США, уроженца Якутии, эмигрировавшего в Америку в 1919 г.
    Во время знакомства в 1992 г. с Библиотекой Университета Аляска в отделе редких книг автором обнаружена часть архива Михаила Винокурова в виде микрофиш и библиография его архива, изданная Исторической библиотекой Аляски в 1986 г.
     Особый интерес для нас, библиотекарей, представляет библиотека М. З. Винокурова и в первую очередь та часть, в которой представлены якутские книги и издания о Якутии. Эта часть коллекции в библиографии М. Винокурова условно названа «Якутский народ и язык». Здесь находятся материалы на якутском, языке, изданные с 1897 по 1924 г. Это «Букварь для якутов», изданный в 1897 г. в г. Казани; «Сурук-бичик» С.А. Новгородова, изданный в 1917 г. На сегодня они уже стали библиографической редкостью, а издания «Сурук-бичик» 1917 г. вообще нет в фонде Национальной библиотеки. В коллекции имеются и богослужебные книги, например, «Краткая священная история» на якутском языке, изданная в г. Якутске в 1867 г. Кстати, Михаил Винокуров прекрасно владел якутским языком. Он проводил службу на якутском языке, писал различные материалы.
    Имеются в коллекции и широко известные сегодня работы Отто Бетлингка, Эдуарда Пекарского, Петра Хороших, Сергея Ястремского, Николая Олейникова и др.
    Есть и такие издания, которые давно стали библиографической редкостью, например: Маныкин-Невструев А. «Завоеватели Восточной Сибири. Якутские казаки. Очерк» (издан в г. Москве в 1883 г. в университетской типографии на Страстном бульваре) или Нифантьев П. «Первобытные грамотки. Рассказ из жизни юкагиров. Юкагиры» (тоже очерк с рисунками, издан в Санкт-Петербурге в 1912 г. книжным магазином Н. В. Луковникова), содержащий ценные материалы по изучению юкагиров...
    Для исследователей большую ценность представляет переписка М. Винокурова. В списке его адресатов знакомые всем нам имена: Эдуард Пекарский, Владимир Иохельсон, Сергей Ястремский, Николай Олейников, Татьяна Кушнарева, Николай Грибановский и др. Условно она делится на следующие разделы: переписка с семьей и друзьями; деловая переписка во время работы в Библиотеке Конгресса; переписка с церковнослужителями Русской православной церкви и проект «Русские писатели» - письма, сопровождающие образцы публикаций. Самое интересное, что имеются и копии ответов М. Винокурова.
    В одном из писем к Эдуарду Пекарскому, датированном 18 февраля 1925 г., он пишет: «... У меня есть кое-какие материалы по якутскому фольклору; довольно интересные материалы, и мне бы конечно, хотелось напечатать их в России... В начале революции я был наТатте... Посетил могилу Трощанского. Видел семью старой Евдокии, с которой жил покойный... Кое-что записал... А после, в Охотске, встретил сына Евдокии и попросил его написать по-якутски воспоминания о Трощанском. И вот теперь я имею интересные материалы, но не знаю - куда направить... Посоветуйте, пожалуйста» (ПФА РАН. Ф. 202. Оп. 2. Д. 82.).
     На наш взгляд, обстоятельное изучение переписки М. Винокурова приведет к немалым открытиям.
    В 1996 г. состоялась поездка в г. Нью-Йорк и знакомство с Публичной библиотекой г. Нью-Йорка, в фондах которой также обнаружены якутские издания и издания о Якутии, в основном на русском языке. Наши коллеги представили копию списка этих изданий за период с 1800 по 1990 гг., т.е. почти за два века, начиная с книги Гавриила Адреевича Сарычева «Путешествие капитана Сарычева по северо-восточной части Сибири, Ледовитому морю и Восточном океану...», изданной в Санкт-Петербурге в 1802 г. Книги исследователей Г. Майделя, Р. Маака, Ф. Миллера, В. Серошевского, С. Ястремского, В. Приклонского, И. Д. Черского, Э. Пекарского, И. Майнова. В. Ионова, В. Иохельсона, В. Трощанского и многих других. Особо подобраны почти все издания трудов Комиссии Академии наук СССР по изучению Якутии...
    Мы планируем более тщательно исследовать издания о Якутии и якутские книги в фонде Публичной библиотеки г. Нью-Иорка...
    Национальная библиотека РС(Я) сегодня ставит задачу наиболее полного сбора экстериорики, т.е. информации о якутских книгах и изданиях о Якутии со всего света, и эта глобальная задача может быть выполнена благодаря внедрению новых информационных технологий, которые помогут нам создать свою уникальную базу данных о распространении наших якутских книг и о том, что о нас пишут за рубежом.
                                                              БИБЛИОГРАФИЯ
    17. Якутская книга в Америке: поиски и находки // Якутия - форпост освоения Северо-Востока Сибири, Дальнего Востока и Русской Америки : ( XVII - XX века). - Якутск, 2004. - С. 200-204.
    /Самсонова В. А.  Национальная библиотека Республики Саха (Якутия): ракурс преобразований. Статьи и доклады. Якутск. 2007. С. 94-99, 119./

                     О КОЛЛЕКЦИИ КНИГ ПОЛЬСКИХ ИССЛЕДОВАТЕЛЕЙ ЯКУТИИ
                                  В РЕДКОМ ФОНДЕ НАЦИОНАЛЬНОЙ БИБЛИОТЕКИ
                                                РЕСПУБЛИКИ САХА (ЯКУТИЯ)
    Национальная библиотека Республики Саха (Якутия) была организована постановлением расширенного совещания при Совете народных комиссаров Якутской АССР 14 сентября 1925 г. именно как «Национальная библиотека» и действительно стала государственным хранилищем республики, получая с 1927 г. обязательный местный экземпляр, а в 1931-1942 гг. была включена в число библиотек, пользующихся правом получения бесплатного экземпляра печатной продукции Российской Федерации. Перекосы в национальной политике нашей страны сказались и на библиотечном деле. В октябре 1938 г. Президиум Верховного Совета ЯАССР принял постановление о преобразовании Якутской Национальной библиотеки в Государственную центральную библиотеку, повлекшее за собой ряд подобных переименований.
    1990 г. стал важной вехой в истории нашей библиотеки и библиотечного дела республики. 12 ноября 1990 г. Указом Президиума Верховного Совета Якутской-Саха ССР Якутской республиканской и научной библиотеки им. А. С. Пушкина был придан статус НБ РС(Я). Придание статуса Национальной библиотеки является следствием провозглашением суверенитета нашей республики, ростом национального самосознания народов Якутии, возрастающим интересом и их истории и культуре. Но главное - это восстановление исторической справедливости.
    Начало создания книжных фондов НБ РС(Я) относится к 1925 г. Руководила организацией библиотеки комиссия Академии наук СССР по изучению Якутской АССР. Около 100 организаций и учреждений принимали участие в создании фондов библиотеки: Библиотека Академии наук, Государственный книжный фонд, Государственная библиотека им. В. И. Ленина и многие другие тысячами отправляли книги в Далекую Якутию...
    Большая роль в изучении дореволюционной Якутии принадлежит политическим ссыльным - полякам. В настоящее время появились реальные предпосылки и возможности для воссоздания объективной картины пребывания поляков в Сибири и Якутии, достойной оценки того вклада, который они внесли в хозяйственное и культурное освоение Якутии.
    В редком фонде НБ РС(Я) хранится более 50 изданий польских исследователей о Якутии. К сожалению, до настоящего времени не ставилось цели по изучению данной коллекции и вне сомнения более детальное изучение ее приведет к новым открытиям и придаст новый импульс польско-якутским культурным взаимоотношениям.
    Особое внимание при изучении проблемы уделялось трудам известных польских исследователей, внесших неоценимый вклад в изучение Якутии, чьи труды и поныне являются наиболее спрашиваемой частью редкого фонда библиотеки.
    В конце прошлого столетия широкий читатель в России впервые узнал о Якутии из произведений Вацлава Серошевского...
    Главным трудом другого польского исследователя Э. К. Пекарского является «Словарь якутского языка», который вышел в 13 выпусках с 1899 по 1990 гг. Ценность данного труда, ставшего настоящим национальным достоянием якутского народа, несомненна. Самым популярным и наиболее спрашиваемым является «Словарь якутского языка» Э. К. Пекарского в 3-х томах, изданный в 1959 г. АН СССР к 150-летнсму юбилею выдающегося ученого. Особый интерес для исследователей представляет «Краткий русско-якутский словарь» Э. К. Пекарского, изданная в 1916 г. в Петрограде. В своем предисловии Э. К. Пекарский говорит об особенном положении якутского языка среди родственных турецких языков и наречий. Ценность данного издания в том, что в сносках указаны главнейшие научные труды о якутах вообще и по их языку в частности. Также дается объяснение особых букв и значков, а также обычных букв, но обозначающих особые звуки.
    Исследователям малочисленных народов Сибири особо ценна работа Э. К. Пекарского «Приаянские тунгусы», которая представляет собой статистико-этнографический очерк о жизни приаянских тунгусов. Весь материал был собран Э. К. Пекарским в 1803 г. в Нелькано-Аянской экспедиции. В связи с отъездом он оставил все материалы В. М. Ионову, который поручил их обработку Владимиру Петровичу Цветкову, а сам перевел весь материал с якутского на русский язык. Примечательно, что Э. К. Пекарский все свои записи вел на якутском языке. Очерк состоит из 5-ти разделов: Состав населения. Семейный быт. Кочевки тунгусов. Материальный быт. О верованиях и нравах. Также имеется карта пути Э. И. Пекарского между Нельканом и Аяном в 1903 г.
    В фонде иностранной литературы библиотеки хранится единственное издание Эдуарда Пекарского «Якутские загадки» на польском языке с предисловием С. Е. Малова, изданное во Львове в 1928 г. Книга содержит более 500 загадок по таким темам, как «животные», «человек», «дом», «одежда» и т.д. Известно, что в работе Э. К. Пекарского над словарем помогал С. В. Ястремский, который известен среди лингвистов своей «Грамматикой якутского языка», вышедшей в г. Иркутске в 1910 г. В предисловии С. В. Ястремский отмечает, что долгие годы его руководителем в изучении якутского языка был О. Бетлинг, но при этом он не умаляет значения трудов Зинглера, Кастрена, академика Радлова и филологических изысканий Я. Грота. Он также выражал свою признательность Родовичу А. П. и Афанасьеву из Дюпсинского улуса, которые помогали в изучении якутского языка. Значение его труда и в том, что он предлагает самостоятельный анализ падежных суффиксов в отличие от О. Бетлинга.
    Более ранняя работа С. В. Ястремского «Остатки старинных верований у якутов», изданная в г. Иркутске в 1897 г., также хранится в редком фонде библиотеки и имеет достаточную известность у ученых. В предисловии он отмечает, что все старинные обряды были записаны при помощи И. К. Жиркова и А. П. Афанасьева из Дюпсинского улуса «... Я лишь перевел почти дословно, стараясь сохранить колорит подлинника». В конце книги прилагается краткая статья о верованиях якутов на немецком языке. Также имеется и этюд «Падежные суффиксы в якутском языке», изданный в 1898 г. в г. Иркутске. В. Ф. Трощанский широко известен, как автор книги «Эволюция черной веры (шаманства у якутов)», изданной в 1902 г. в г. Казани. В предисловии книги Н. Ф. Катанов отмечает, что В. Ф. Трошанский закончил свой труд 25. 12. 1895 г., затем в течение двух лет переписывал набело, исправляя и переделывая текст, но, к сожалению, не успел завершить. Он свои рукописи завещал Э. К. Пекарскому, который отредактировал их и подготовил к печати. Особую ценность изданию придают приложения и изображения шаманских плащей и бубнов, шамана с бубном, а также вспомогательные указатели в конце издания...
    В Национальной библиотеке Республики Саха (Якутия) разработана республиканская целевая программа «Память Якутии», которая предусматривает работу по сбору экстериорики, где будет особое внимание уделено выявлению и сбору польской коллекции. Во- вторых, настало время создания библиографического указателя «Поляки в Якутии», тем более, что начало было положено известным якутским библиографом Н. Н. Грибановским - составителем «Библиографии Якутии».
                                                              БИБЛИОГРАФИЯ
    22. О коллекции книг польских исследователей Якутии в редком фонде Национальной библиотеки Республики Саха (Якутия) = O koltkcji ksiazek polskich badaczy Jakucij w rzadkim zbiorze Biblioteki Narodowej Repubiiki Sacha (Jakucia) // Polska a Syberia spotkanie dwoch swiatow : materially z konferecji naukowej Lodz, 1-2 Marca 2001 Roku. - Inicjał, 2001. - C. 166-170. – Текст парал. на рус. и пол. яз.
    /Самсонова В. А.  Национальная библиотека Республики Саха (Якутия): ракурс преобразований. Статьи и доклады. Якутск. 2007. С. 99-104, 120./

                                           МИХАИЛ ВИНОКУРОВ И ЕГО КОЛЛЕКЦИЯ
                                                     ЯКУТСКИХ ИЗДАНИЙ В США
    Книжные фонды Национальной библиотеки Республики Саха (Якутия) составляют часть национально-культурного наследия России в целом. Эти фонды включают памятники мирового, российского и республиканского значения, имеют помимо весьма значительной материальной огромную культурно-историческую, научную и духовную ценность.
    Едва ли не наиболее ценной частью книжного фонда НБ РС(Я) и одной из менее укомплектованных является экстериорика, которая включает литературу о Якутии, все произведения якутских авторов, изданные за рубежом и имеющиеся в книжных коллекциях за пределами республики. Изучение и сбор информации о распространении экстериорики в зарубежных странах, а также их выявление в фондохранилищах мира приобретает ныне особую актуальность.
    Наиболее эффективными способами сбора информации об экстериорике являются выезды в крупнейшие библиотеки мира, переписка со специалистами, международный книгообмен, а с внедрением новых современных технологий в их число включен поиск информации по сети Интернет.
    Начало активному формированию экстериорики в НБ РС(Я) положено в результате поездки автора в город-побратим Якутска -Фэрбенкс, (штат Аляска, США). Одним из главных открытий этой поездки было знакомство с архивом Михаила Винокурова, уроженца Якутии, эмигрировавшего в Америку. Именно Михаил Винокуров стоял у истоков создания прославленного русского фонда Библиотеки Конгресса США.
    Во время знакомства в 1992 г. с библиотекой университета Аляска в отделе редких книг обнаружена автором часть архива Михаила Винокурова в виде микрофиш и библиография его архива, изданная Исторической библиотекой Аляски в 1986 г.
    В предисловии, написанном сотрудником Исторической библиотеки Аляски Филлисом Дж. Дэ Мутом, сказано, что «В 1983 г. библиотека штата Аляска приобрела большую коллекцию материалов Михаила Винокурова, состоящую из книг, рукописей, журналов, фотографий и других документов, касающихся Восточной Сибири и Русской Америки, Русской православной церкви, жизни русских эмигрантов в Америке, эмигрантской литературы и др.» [1]...
    Обработка коллекции заняла несколько лет, и указатель, содержащий описание коллекции М. Винокурова и его биографию, вышел в свет лишь в 1986 г. Биография М. Винокурова, написанная Ричардом А. Пирсом, была переведена на русский язык и вышла в журнале «Полярная звезда» [2].
    Благодаря побратимским связям г. Якутска и г. Фэрбенкса, якутские ученые, писатели смогли побывать на Аляске и поработать с архивом М. Винокурова. Особенно много работал с данным архивом доктор исторических наук, профессор Якутского государственного университета О. Д. Якимов. Результатом его многолетнего труда стала книга о М. З. Винокурове «Человек из небытия», в которой он, основываясь на оказавшихся доступными для него фактах жизни этого человека и его окружения, делает попытку осмыслить судьбу своего незаурядного соотечественника. О. Д. Якимов признает, что им изучена только часть коллекции М. З. Винокурова, и что многие ее разделы еще ждут своего заинтересованного и вдумчивого исследователя [3, с. 5].
    Писатель-драматург В. Е. Васильев (Харысхаал), изучающий историю якутской эмиграции в Китае и США, также побывал на Аляске и познакомился с архивом М. Винокурова. Больше всего его удивило наличие якутских книг, о чем он и говорил в своих интервью по приезде в г. Якутск. Но его больше интересовали связи М. Винокурова с якутской эмиграцией [4]...
    Михаил Винокуров происходил из семьи священников. Его отец, Зиновий Винокуров, родился в Русской Америке, в Ситке в 1853 г., где был священнослужителем. Отец отца, Егор Иванович, родился в г. Якутске, примерно в 1820 г. Михаил Винокуров родился в 1894 г. в г. Якутске. Окончил Якутскую духовную семинарию в возрасте 18 лет и стал псаломщиком Кыллахской Никольской церкви, где проводил службы на якутском языке, затем он был переведен в Нюрбинскую церковь, [5] где пробыл совсем недолго, и с 1 июля 1917 г. был переведен в церковь Якутской тюрьмы [6]. Приказом № 28 Правительственного агронома Якутской области от 20 ноября 1917 г. Михаил Винокуров был зачислен конторщиком при сельскохозяйственном складе [3, с. 46]. В 1918 г. он был назначен заведующим Якутской городской публичной библиотекой [7]. В октябре 1917 г. Михаил вступает в брак с Анастасией Семеновной Якушковой. Она тоже была связана с церковью и книгой: Анастасия Семеновна закончила в Якутске епархиальную школу и работала в библиотеке православной семинарии.
    Особое влияние оказала на М. Винокурова, как на творческого и эмоционального человека, кратковременная поездка в Санкт-Петербург, она же способствовала и становлению его революционных взглядов. В личном архиве М. З. Винокурова есть документ: «Предъявитель сего вида Якутской епархии Кыллахской Николаевской церкви Михаил Зиновьевич Винокуров, согласно изложению Якутским Епархиальным начальством, уволен в отпуск в пределы Европейской России сроком на четыре месяца, считая таковой со дня его выезда с места служения». Выдано 6 марта 1915 г. Там же от руки приписано, что М. З. Винокуров выехал в Европейскую Россию 10 марта 1915 г. [5]...
    Зимой 1918 г. М. Винокуров был арестован за принадлежность к социал-революционной партии и освобожден в 1919 г. после прихода частей Белой армии. В марте 1919 г., не желая иметь новых неприятностей, М. Винокуров с семьей решил покинуть Россию. Они собирались обстоятельно и увезли с собой несколько ящиков книг, подшивки периодических изданий, рукописи, документы семейного архива, фамильные реликвии, много фотографий. Все это и составило в последующем так называемую «Винокуровскую коллекцию» [3, с. 4]. Винокуровы выехали в Охотск, а затем в июле 1919 г. они эмигрировали в Японию. Здесь М. Винокуров получил место певца в Русском соборе в Токио, изучал японский язык. Через полтора года семья Винокуровых покинула Японию и направилась в США.
    В Америке, особенно на западном ее побережье, сохранились еще корни, связывающие семейство Винокуровых с американскими православными церковниками. Въезд в США М. Винокурову облегчало и то обстоятельство, что он возвращался «домой», на родину отца. В феврале 1921 г. Винокуровы прибыли в Сан-Франциско, затем переехали в Питсбург, потом в Нью-Йорк и, наконец, в ноябре 1921 г. они обосновались в г. Вашингтоне, где Михаил Винокуров получил работу в Библиотеке Конгресса. Много лет спустя он сам напишет об этом с некоторым удивлением: «Для меня, иммигранта, это было величайшим успехом и удачей» [3, с. 66]. 15 ноября 1921 г. Михаил Винокуров вышел на работу в качестве помощника Славянской секции.
    Работа в Библиотеке Конгресса в г. Вашингтон, и, особенно, в Славянской секции привели его к идее сбора материалов о России, так как с появлением Советской России в американском обществе возник устойчивый интерес к изучению ее истории, экономики, политики и культуры. М. Винокуров активно способствовал созданию русской коллекции: «Главные поступления материалов в Библиотеку Конгресса, осуществленные Винокуровым, были совершены в 1927 г. (из церковных архивов Ныо-Йорка) и в 1940 г. (из местных церквей Аляски)» [2]. Позднее он писал: «С первого года работы в Библиотеке Конгресса я после работы в свободное время создавал библиографию русской литературы Аляски...» [2]...
    Особый интерес для исследователей представляют издания, посвященные якутскому языку, истории и культуре якутов. Это широко известные сегодня: Бетлингк, Отто. «О языке якутов»; Хороших П. П. «Якуты...»; Пекарский Э. К. «Образцы народной литературы якутов», «Словарь якутского языка» и «Якутские пословицы» на польском языке, изданные в 1925 г., а значит попавшие в коллекцию М. З. Винокурова позже, т. е. уже после отъезда его из России.
    Знакомство со списком адресатов М. Винокурова показало, что он вел оживленную переписку с Э. К. Пекарским. В архиве Э. К. Пекарского в Российской Академии наук сохранились некоторые письма М. З. Винокурова и квитанции об отправке заказных отправлений в г. Вашингтон М. З. Винокурову [12]...
    Немалый интерес представляет личная переписка М. З. Винокурова с родными и с теми в России и в Якутии, с кем он еще долгие годы сохранял связи и получал информацию о якутских изданиях и их копии. Например, с Э. К. Пекарским, создателем словаря якутского языка, (при участии Д. Д. Попова и В. М. Ионова), с этнографом С. В. Ястремским, с основателем якутской краеведческой библиографии Н. Н. Грибановским. В одном из первых писем к Э. К. Пекарскому Винокуров писал: «Я собираю альбом, и мне очень хотелось бы иметь портреты: Ваш, Виташевского, Трощанского, Ястремского, Ионова и т. д. Как это добыть? Где?.. Пожалуйста, помогите» [12, л. 1].
    Мы надеемся, что дальнейшее исследование коллекции Михаила Винокурова, позволит открыть новые страницы в исследовании путей проникновения якутской книги за пределы страны и пополнить фонды Национальной библиотеки РС (Я) хотя бы копиями недостающих изданий.
    Примечания:
    1. Michail Z. Vinokouroff: A profile a inventory of his papers (Ms 81) a. photographs (PSA 243) in the Alaska Historakal Library / Projekt coordinator a. ed. Louise Martin. - Juneu (Alaska), 1986. - P. 1.
    2. Пирс, Р. М. З. Винокуров - эмигрант, ученый и библиофил / пер. А. Ташлыковой // Поляр. звезда. - 1992. - № 3. - С. 160-164.
    3. Якимов, О. Д. Человек из небытия. - Якутск, 1995. - С. 5.
    4. Борисова, А. Тени исчезают во вчерашнем дне // Якутия. - 2001. – 14 сент. - С. 4.
    5. Фонд микрофиш библиотеки ЯГУ. - ВОХ 22. - Р. 10-13.
    6. Фонд микрофиш библиотеки ЯГУ. - ВОХ 22. - Р. 16 - 22.
    7. ГПБ. - Ф. 165-п., оп. 1, д. 3723, л. 1.
    8. Письмо Э. К. Пекарскому. - Рукоп. фонд РГБ - Ф. 202, оп. 2. д. 82.
    9. Michail Z. Vinokouroff: A profile a inventory of his papers (Ms 81) a. photographs (PSA 243) in the Alaska Historical Library / Projekt coordinator a. ed. Louise Martin. - Juneu (Alaska), 1986. - P. 74.
    A profile a inventory of his papers (Ms 81) a. in the Alaska Historical Library / Projekt coordinator. - Juneu (Alaska), 1986. - P. 124.
    10. Гуляева, Е. П. Книжная культура Республики Саха (Якутия): сб. науч. тр. / ГПНТБ СО РАН. - Новосибирск, 1993. - С. 28.
    11. Фонд микрофиш библиотеки ЯГУ. - ВОХ 37. - Г. 26, 28, 29.
    12. ПФА РАН. - Ф. 202, оп. 2, д. 82, л. 3.
    13. Gurney, G. The Library of Congress; a picture stoiy of the world’s largest library. With special photography by Harold Wise. - New York, Crown Publishers [1966]. - P. 1.
                                                              БИБЛИОГРАФИЯ
    12. Михаил Винокуров и его коллекция якутских изданий в США // Вестн. Дальневосточ. Гос. науч. б-ки. - 2002. – N 2. - С. 51-57.
    /Самсонова В. А.  Национальная библиотека Республики Саха (Якутия): ракурс преобразований. Статьи и доклады. Якутск. 2007. С. 109-114, 119./


    ПЕКАРСКИЙ Эдуард Карлович (1858-1934)
    Родился 25 октября 1858 года в Игуменском уезде Минской губернии в семье обедневших польских дворян. Рано остался без матери. Воспитание получил в семье двоюродного деда. В 1877 году поступил в Харьковский ветеринарный институт, где примкнул к народовольцам.
    Первые нелады с законом у Пекарского случились в декабре 1878 года. За пропаганду народнических идей он был исключён из института и осуждён на пять лет ссылки в Архангельскую губернию. Однако в последний момент несостоявшийся ветеринар сумел от правосудия скрыться. Он спрятался в Княж-Богородском волостном управлении, где его взяли на работу писарем. Впрочем, вскоре его всё же выследили. Военно-полевой суд дал ему уже пятнадцать лет каторжных работ. Но позже московский генерал-губернатор каторгу заменил ему поселением в Якутию.
    Прожив несколько лет в одном из улусов, Пекарский хорошо изучил быт и экономические связи якутов.
    Первой этнографической работой Пекарского считается статья «Якутский род до и после прихода русских», которую он написал в соавторстве с другим политическим ссыльным Г. Осмоловским. Позже вместе с И. И. Майновым он разработал «Программу для исследования домашнего и семейного быта якутов».
    Главной книгой Пекарского стал фундаментальный словарь якутского языка. Уже к 1887 году он собрал семь тысяч якутских слов, через одиннадцать лет - 20 тысяч, а к 1930 году - 25 тысяч слов.
    Значителен вклад учёного и в деле изучения эвенков. В 1903 году он участвовал в Нелькано-Аянской экспедиции, изучал жизнь и быт приаянских тунгусов, собрал этнографические коллекции для Русского музея (около 400 экспонатов). Спустя год в Санкт-Петербурге у него вышла книга «Поездка к приаянским тунгусам».
    Кроме того, он в соавторстве с В. Н. Васильевым написал работу «Плащ и бубен якутского шамана» (СПб., 1910).
    Из Якутии Пекарскому разрешили выехать в 1905 году. Перед этим он расстался со своей женой - якуткой Христиной Николаевной Слепцовой. Обосновавшись в Санкт-Петербурге, учёный уже не стал возвращаться к революционным идеям. Он полностью погрузился в науку. Сначала его взяли на работу в этнографический отдел Русского музея. А потом, уже в 1910 году, Пекарский перешёл в Русское географическое общество. В 1912 году он за первые выпуски «Словаря якутского языка» и «Образцы народной литературы якутов» получил Большую золотую медаль РГО.
    В советское время Пекарский жил в Ленинграде. В 1927 году он был избран членом-корреспондентом Академии наук СССР, а в 1931 году стал почётным её членом. Умер учёный 29 июня 1934 года.
    /Огрызко В. В.  Североведы России: Материалы к биографическому словарю. Москва. 2007. С. 350-351./